ДЖОКЕР в армии - книга Натальи Медведевой | Официальный сайт

Книги

  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
  • ДЖОКЕР в армии
ДЖОКЕР в армии
Количество просмотров: 7394

Описание

фотокорреспондент Наталья Медведева

В книге "ДЖОКЕР в армии" я вам расскажу о нескольких диверсиях, которые организовал генерал Владимир Шаманов во время войны в Чечне. Некоторые диверсии генерала Шаманова, описанные в этой книге - происходили у меня на глазах. Я подробно объяснила в книге эти диверсии и военные преступления. 

В этой книге вы также узнаете как банда из сотрудников ФСБ, офицеров 58 армии под руководством диверсанта Владимира Шаманова занималась регулярной поставкой оружия вертолетами в отряд мусульман боевиков Шамиля Басаева и Хаттаба две войны подряд. Я расскажу вам о двух способах поставки оружия. Расскажу как я об этом узнала и как проводила расследование во время войны. Расскажу также, кто из сотрудников ФСБ присылал в отряд Шамиля Басаева инструкторов-садистов, которые обучали чеченцев ведению боевых действий против Российской армии и обучали садистским пыткам, зверски издеваясь над пленными российскими мальчишками - военнослужащих Российской армии.

Расследованиями этих преступлений в России никто не занимается. Поэтому вам будет интересно все это узнать из первоисточника. Я провела гениальное расследование. 

Мы с вами сходим в “бой” с 58 армией. Мы с вами пообщаемся с ребятами из псковского спецназа ГРУ перед их гибелью, и я вам расскажу, как готовится массовая гибель военнослужащих российской армии диверсантами в армии, во время боевых действий. Я вам объясню несколько диверсий генерала Владимира Шаманова, которые он грамотно провел в феврале 2000 года, чтобы спасти мусульман боевиков в Аргунском ущелье и объясню вам, как диверсант генерал Шаманов имея руководящую должность - подготавливает массовую гибель ребят из ГРУ, ВДВ, МВД, СОБРа и солдат Российской армии.

Расследованием подобных диверсий и подобных военных преступлений во время войны - тем более в России никто не занимается. У военных прокуроров и сотрудников ФСБ - мозгов нет, чтобы понять подобные диверсии. А еще хочется добавить, что дураков и продажных диверсантов в силовых структурах, работающих на банду мусульман, как и диверсант Шаманов - очень много в силовых структурах России и поэтому ничего никогда не расследуется.

В книге "Джокер в армии" я старалась простыми словами рассказать очень важные для каждого человека вещи. Все, что я пишу - это вопросы национальной безопасности России. Вы увидите и поймете, как работают диверсанты-кроты в российской армии в генеральских погонах. По такой же схеме эти диверсанты работают в силовых структурах Европы, США, Англии, Канады и всех НЕ мусульманских стран мира. В книге я расскажу, как организовываются войны и почему они происходят. Вы узнаете как, кем и зачем готовится Третья Мировая война. Вы узнаете, где готовятся теракты в России, в Европе, Англии и по всему миру, подобных тому теракту, который произошел в Америке 11 сентября 2001 г.

Книга очень интересна. Вы не пожалеете, если её прочитаете. Отложите все свои дела и читайте эту интересную и полезную книгу. Есть места, где несколько эмоционально написано. Вы уж простите меня за эмоции. Эмоции от злости, от безысходности и от того, что такие простые на мой взгляд и очень страшные военные преступления никто не хочет расследовать в России. Как трудно жить в стране, которой правят жадные воры, продажные предатели и тупицы. Надоело так жить! Надо с этой властью что-то делать. Надо гнать эту тупую, жадную и продажную власть поганой метлой. 

Надеюсь, моя книга научит сотрудников силовых структур ходить в разведку, научит собирать информацию и научит работать с этой информацией. Может информация в моей книге встряхнет сотрудников силовых структур и они научатся выявлять диверсантов вокруг себя. Если вам пригодится моя информация в книге для работы, я буду рада.

Книга полезна для чтения каждому, но в первую очередь я рекомендую её почитать сотрудниками ФСБ, МВД, СОБРа, ОМОНа, СПЕЦНАЗА, ГРУ, работникам Военной прокуратуры и вообще всем, кто носит погоны, а также сотрудникам СМИ.

В книге 36 глав и эпилог. Рекомендую для чтения 16+.

Всем приятного чтения.

ГЛАВА 1

   В своих предыдущих книгах я вам рассказывала о многочисленных уголовных преступлениях, которые я расследовала, работая фотокорреспондентом в Издательском доме «Коммерсантъ».

   Моя работа в качестве фотокора в районе боевых действий, в Чечне, отличается от работы других журналистов. Если вы читали мои книги о преступлениях в «Коммерсанте», значит вы догадались, чем я занималась на войне, в Чечне, работая фотокором. На войне я собираю разную информацию, потом с этой информацией работаю и все перепроверяю. Я провожу расследования военных преступлений на войне  в Чечне, и это происходит само собой. 

    На войне этих преступлений много. Но основная моя работа – это фотографировать. Вы знаете, ходить с фотоаппаратом и все фотографировать очень скучно и однообразно. Собирать информацию и проводить расследования с фотоаппаратом – совсем другое дело. Работа фотокора сразу превращается в интересное занятие.

 Мне все интересно, а еще, я от природы, очень любознательная. Я лезу туда, куда никто не идет. Замечаю то, что никто не видит. Интересуюсь тем, чем никто не интересуется. Я много общаюсь с людьми и стараюсь понять суть проблемы, из-за чего проблема возникла.

    Разговаривать с людьми очень интересно. Я могу услышать даже то, о чем человек молчит. Отсутствие информации, или сокрытие информации от меня – это тоже информация. Сбор информации очень нужен, чтобы понять людей, понять обстановку в Чечне, понять смысл войны и всего происходящего. Информация помогает в работе журналиста. Многому учишься, много узнаешь, чтобы потом сесть и все это проанализировать.

     В Чечне мое хобби проводить расследования мне очень пригодилось и не раз спасало меня от смерти.

    То, что делала я, объяснить сложно. Еще сложнее объяснить, зачем я это делала? Выявляя преступников в спецслужбах и в Российской армии, я даже не знала, под какое определение подходит их преступная деятельность.

Я отметила для себя, что механизм организации преступлений на войне и в мирной жизни – одинаковый. Военных преступников уголовниками назвать нельзя. Ведь это не мирная жизнь, а война и преступники ходят в погонах. В кино таких преступников, которых выявила я на войне, называют «диверсантами», или «кротами».

    Посмотрим в интернете определение, кто такие «диверсант» и «крот»?

Диверсант – это в первую очередь смелый и способный человек, кто осуществляет различного рода деятельность в тылу противника и наносит ему ущерб. Диверсант осуществляет  диверсии, то есть разрушает, выводит из строя военные или государственные объекты, либо проходит подготовку к такой деятельности.

В годы Великой Отечественной войны немецкие диверсанты доставили очень много хлопот и нанесли существенный урон как армии, так и промышленности. Уже в первые дни начала боев с той стороны границы регулярно к нам переправлялось множество диверсантов, замаскированных под бойцов Красной армии. И порой, отличить их было невероятно сложно.

В отличие от разведчиков, которые больше заинтересованы в том, чтобы надежно осесть в стане врага, диверсанты действуют нагло, пытаясь нанести большой разовый урон. Подрыв мостов, техники, минирование дорог, сеяние паники в рядах отступающей армии, уничтожение линий связи и многое другое - вот чем занимался тот, кого называли диверсант. Это, естественно, не могло не привлечь внимания контрразведки, и чуть позже даже появилось специально подразделение «СМЕРШ», что означало «смерть шпионам». Как нетрудно догадаться, занималось оно отловом и устранением замаскированного противника.» http://fb.ru/

С определением кто такой «диверсант», понятно?  А теперь посмотрим определение, кто такой «крот»?

    «Крот — (разведка) агент, глубоко внедренный в структуру противоположенных сил, как правило, поставляющий особо важную, засекреченную информацию.

Главное отличие от разведчика, в его традиционном значении, заключается в том, что «крот» вербуется ещё до того, как получает доступ к закрытой информации, иногда даже до того, как начинает работать в той сфере, которая интересует вербующую (засылающую) сторону.

Часто «кротов» вербуют «на вырост», с прицелом, что рано или поздно «крот» достигнет высокой должности в организации враждебной стороны и станет поставлять полезную информацию.

Термин «крот», в широкий оборот ввёл и популяризовал - писатель Джон ле Карре, использовалэтот термин, да и вообще закрутил весь сюжет вокруг «крота» в британской разведкев романе «Шпион, выйди вон!». Однако стоит подчеркнуть, что Джон Ле Карре являлся не изобретателем, а именно популяризатором самого этого определения, так как задолго до появления романа понятие «крот» уже имело хождение в среде сотрудников спецслужб.

Ле Карре говорил, что «кротами» агентов глубокого внедренияпервыми начали называть в КГБ, в западных спецслужбах подобных людей называли более размытым определением «дремлющий» или «спящий агент».

Одними из самых знаменитых «кротов» в истории разведок, были члены «Кембриджской пятёрки». Все они были представителями аристократических кругов британского общества и были завербованы ещё во время учёбы в Кембриджском университете. По мере карьерного роста они занимали всё более высокие посты в MИ-6 или дипломатических структурах и многие годы снабжали Советский Союз в высшей степени полезной и неоценимо важной разведывательной информацией.

    Итак, мы выяснили, что на войне бывают такие люди, которые внедряются в армию, чтобы помогать противоположной стороне всеми способами:

- заниматься сбором информации для противника,

- вести подрывную деятельность в стане противника,

- уничтожать объекты противника,

- уничтожать живую силу противника и так далее.https://ru.wikipedia.org/

     Стать «кротом» и «диверсантом» в силовых структурах России и силовых структурах в других странах всего - мира очень просто. Для этого надо просто родиться в этой стране. Диверсанты расставляются в армии паутиной, захватывая основные руководящие должности. Такая паутина диверсантов позволяет вести боевые действия таким образом, чтобы силы противника оставались живы, а солдаты Российской армии погибали. 

     Диверсанты очень быстро растут в армии. Им помогают расти. Этих диверсантов никто никогда не выявлял потому, что есть другая паутина в следственных органах, которая не позволяет проводить расследования диверсий.  Есть еще одна паутина в СМИ, которая защищает диверсантов и формирует хорошее мнение о диверсантах в погонах.

     На кого работают эти диверсанты – кроты? Это я вам объясню подробно.

     В этой книге я вам подробно расскажу про диверсии, свидетелем которых я стала в феврале 2000 года в 58 армии. Эти диверсии подтвердили, что поставкой оружия чеченским и арабским боевикам из Российской армии во время войны в Чечне, занимались диверсанты-кроты во главе с Владимиром Шамановым. Поиском поставщиков оружия боевикам я занималась несколько лет в Чечне, во время боевых действий. 

     Я выявила много кротов -диверсантов, которые внедрены в Российскую армию и во все силовые структуры России на вырост. Все преступники, диверсанты, кроты очень хорошие психологи и они хорошо маскируются. Все преступники совершают разные диверсии и преступления на доверии, и поэтому их трудно выявить в мирной жизни, и на войне. Люди стесняются обвинять тех, с кем дружат, с кем воюют, кто считается выше по должности. У людей есть такой комплекс «стесняться», и преступники этим пользуются.

Диверсантов и кротов можно назвать серийными преступниками, и они шаблонны своими преступлениями. Меня удивляет то, что их не видят, хотя их можно легко выявить по их шаблонным преступлениям. Я научу вас в этой книге, как это делать.

   Вообще, преступления на войне совершать легче, удобнее. Легче планировать, потом готовить и совершать. Военным невозможно объяснить, что человек в погонах Российской армии может быть преступником. Любое запланированное преступление и убийство обязательно произойдет на войне потому, что военные доверяют друг другу.  Чем выше должность у диверсанта и крота – тем более невозможно объяснить военным, преступные действия человека в погонах генерала, или сотрудника ФСБ.

   Есть еще один момент. В армии не положено обсуждать приказы поэтому, если посылают солдат, или спецназовцев ГРУ на смерть преступным приказом и эта смерть запланирована, то спастись и выжить у военных – нет возможности. 

   Все четко и все продуманно в преступлениях на войне. На войне можно убить больше людей. Этим отличаются профессиональные диверсанты на войне, от уголовников в мирной жизни, хотя схемы и подход к преступлению, у преступников на войне похож, например, с криминалом в редакции «Коммерсантъ».

    Как вы поняли из моих книг ранее, уголовные преступления, которые произошли в редакции «Ъ», никто никогда не смог расследовать.Военные преступления и диверсии группы военных, во главе с Владимиром Шамановым – тоже никто никогда не расследовал, хотя эти преступления очень простые, они громкие и они совершаются открыто.

     Делаем сразу вывод, что военная Прокуратура тоже не умеет работать, как и уголовный розыск в России.

    Ну вот… Наехала на всех. Всех сотрудников силовых структур обидела и обвинила в не профессионализме. Это я специально делаю, чтобы позлить. Может хоть так поймут, что я пишу?

   Убийство военных и продажа Родины – это самый ходовой товар у военных преступников в России. Вы знаете, за это очень хорошо платят. А еще люди в России очень тупые и доверчивые. Преступления и диверсии о которых я вам расскажу - никто не понимает и не расследует, поэтому диверсанту достается почет, уважение в обществе и материальное благополучие.

    А теперь я вам буду показывать свои способности следователя детектива и расскажу, как я искала на войне банду диверсантов, кто оружие поставляет мусульманам боевикам из Российской армии. Эта банда оказалась в 58 армии во главе с генералом Шамановым.

    В принципе, я могу все написать кратко. Сейчас попробую.

    Генерал-полковник Владимир Шаманов на протяжении первой и второй войны в Чечне, являлся основным поставщиком оружия в отряд Хаттаба и Шамиля Басаева. Генерал Владимир Шаманов поставлял оружие мусульманам боевикам - не один, а с бандой, внедренную в Российскую армию.

    Ну как, поняли? Поверили, что я написала? Конечно, не поняли и конечно не поверили. Значит надо писать книгу и не одну, чтобы все объяснить, чтобы хоть кто-нибудь понял и принял меры. Ведь этот диверсант Шаманов лезет во власть.

 Куда ты сука Вова Шаманов лезешь? Ведь ты же Гнида Шаманов, а гнид надо давить!

Скажу сразу, что на выявления этого крота диверсанта Шаманова в Российской армии, я потратила несколько лет, приезжая в Чечню во время боевых действий и много лет я наблюдаю за диверсионной детальностью Владимира Шаманова в армии.

    Много диверсий совершила банда военных, во главе с генералом Владимиром Шамановым. В книге «Взрыв под мостом», я вам объяснила, как было подготовлено преступление 6 октября 1995 года, в городе Грозном против генерала Анатолия Романова. Это преступление списали на боевиков, а уголовное Дело было специально уничтожено. В результате это преступление не расследовано до сих пор и все преступники в Российской армии остались на свободе.

     Эта книга поможет понять, что Владимир Шаманов диверсант в Российской армии. Под руководством Шаманова, группа диверсантов  проводили серию шаблонных диверсий в армии, во время войны в Чечне и они вместе с боевиками мусульманами убивали военных Российской армии.

    Убийства военнослужащих Российской армии это самые страшные преступления на войне и эти преступления - не имеют срока давности!

ГЛАВА 2

Сначала ознакомимся с материалом в прессе,чтобы войти в тему и понять предмет разговора. Мы с вами будем разбирать несколько диверсий Шаманова и гибель Псковского спецназа ГРУ у села Харсеной, в Чечне, которое организовал Шаманов в феврале 2000 года.

   «…В январе-феврале 2000 года Шаманов участвовал в разработке и осуществлении операции "Охота на волков" в Грозном и Алхан-Кале. Российские военные заминировали "коридор" из окруженного Грозного, который должны были использовать при отходе боевики.В результате на минах подорвались несколько сотен боевиков. По мнению самого Шаманова, это была блестящая армейская операция». (https://lenta.ru/)

Разберем подчёркнутое предложение. Вы знаете, во время войны в Чечне, особенно в первую войну, каждый день во всех новостных каналах по телевизору и по радио передавали сводку, о разных удачных боевых операциях, в которых были уничтоженынескольких сотен чеченских боевиков. Это враньё!

Каждый день сообщали, что в Чечне прошли операциипо уничтожениюсотен боевиков. Если бы вы, каждый день записывали количество убитых чеченских иарабских боевиков в Чечне, то за месяц у вас бы набралось 30, или 50 тысяч убитыми, а за год получилось бы -полмиллиона мусульман боевиков были убиты в Чечне, не меньше. Это не правда. Никто никогда не видел эти сотни трупов мусульман боевиков.

Такое вранье в СМИ говорили специально. Зачем врали? Наверно, чтобы списать оружие, которое регулярно поставляется в Российскую армию.

    Еслив прессе говорили, употребляя слова «блестящая операция», то обязательно упоминают фамилии генералов, которыепотом получали звания, продвижение по службе, почет, уважение, награды и материальное благополучие. Как правило, все происходило ровно наоборот. Гибли солдаты Российской армии, а боевики все живы.

О солдатах Российской армии, погибших и оставшихся инвалидами после боевых столкновений с мусульманами боевиками, быстро забывали и дальнейшее существование этих воинов никого в стране не интересовало. И не интересует до сих пор.

    Если происходила массовая гибель сотрудников СОБРа, ОМОНа, спецназа, ГРУ, то в СМИ фамилии генералов никогда не упоминаются. Просто пишут, что пошли туда-то, и погибли в бою, а кто из генералов их послал на гибель – непишут.Не пишут, чтобы не портить имидж диверсантов в армии.

    Здесь надо сказать, что все СМИ в России скупили мусульмане, и выдача информации о военных преступлениях диверсантов в Чечне находится под четким контролем мусульман. Конечно, публикуют иногда статьи о гибели военных, но те, кто их пишет - не объясняют ничего и эти статьи становятся информационным мусором, в котором ничего понять не возможно.

Не удивляйтесь тому, что никто в СМИ не пишет о том, почему на территории России, в Чечне,мусульмане вооружились и стали армией, которая ведет боевые действия против армии России.Об этом писать запрещено, не положено и не толерантно по отношению к убийцам. Мало того, вас могут наказать и посадить за оскорбление чувств верующих убийц. Но обычно до судов не доходит, и мусульмане просто убивают, поэтому все журналисты боятся, что-либо писать. Ведь защиты от мусульман садистов в России нет.

    В 1994 году из Саудовской Аравии на территорию России, в Чечню введена армия арабов. Мусульмане из арабских стран  приехали в Россию как туристы, чтобы помогать армии мусульман чеченцев воевать и убивать неверных в Чечне, в Россию. Эти «туристы» -профессиональные убийцы, во главе с Хаттабом.

Почему мусульмане в Чечне воюют, никто не объясняет в прессе тоже.Никто из жителей в Чечне, тоже ничего не понимает, почему идет война. Если честно, то я тоже ничего не могла понять в начале первой войны, поэтому старалась во всем разобраться и все выяснить.

    Со временем я все поняла, что все просто. Все очень просто. Очень просто организовать войну.

После развала СССР, мусульмане в Чечне стали убивать семьями неверных и евреев. Можно сказать так, что мусульмане бездействовали до поры и просто возвращались в Чечню после депортации, а когда сложилась благоприятная обстановка в стране, мусульмане стали делать то, что требует их религия. То, что требует религия мусульман – подробно написано в Коране.

    Как вы знаете из истории, мусульмане на Кавказе всегда организовывали войны и всегда были предателями. По этой причине, по приказу Сталина 23 февраля 1944 года, началась депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР в Среднюю Азию.

    В Чечено-Ингушской АССР во время Второй Мировой войны действовало 197 банд мусульман боевиков под руководством таких как Хасан Исраилов, Майрбек Шерипов, Абдурахман Авторханов  и так далее, ставившие своей целью отторжение от СССР Северного Кавказа и создание на Кавказе Исламского государства. Для этого необходимо полностью уничтожить осетин и русских, проживающих на Кавказе в соответствии и с Кораном.

Гитлер и Амин Аль Хусейни.jpg

    Осетины, русские – это неверные, христиане, поэтому в соответствии с Кораном они подлежат тотальному уничтожению, как и евреи.

imgonline-com-ua-2to1-m526rDxelp6Fj0zl.jpg

   Из скудных исторических документов и со слов очевидцев, воевавших в ВОВ, можно понять, что мусульмане всячески помогали фашистам во время Второй Мировой войны и вместе с фашистами мусульмане убивали неверных и евреев на Кавказе столько, сколько могли убить.

чеченцы фашисты

     Во время Второй Мировой войны на стороне фашистской Германии воевалинесколько тысяч чеченцев и ингушей. Это очень много, учитывая численность этих наций.

     За предательства чеченцев и ингушей, за уклонения от службы в армии, которая вела войну против фашистской Германии, за массовые преступления против русских, осетин, евреев во время ВОВ и были высланы чеченцы и ингуши в Среднюю Азию в 1944 году по приказу Сталина.

    В принципе, Вторая Мировая война – это война организованная мусульманами, в которой неверные воевали против неверных и убивали друг друга. К армии фашистов с удовольствие присоединялись мусульмане. Ведь фашисты под руководством Гитлера делали то, что требует Коран мусульман, а чеченцы и ингуши - это мусульмане.

Я вам в другой книге объясню, как такие войны организовывают мусульмане. Во Второй Мировой войне убито, по разным оценкам, от 50 до 80 миллион неверных и евреев, что и требует Коран.

    Война – это очень хороший способ осуществления того, что требует Коран.

    Фашизм – это и есть Ислам. После каждой войны, организованной мусульманами, количество неверных и евреев уменьшается на несколько тысяч, или несколько миллионов человек, а количество мусульман увеличивается на несколько тысяч, или несколько миллионов.

   И так, с помощью зверских и массовых убийств неверных и евреев в России на территории Чечни, в начале 1990-х годов, мусульмане спровоцировали войну. Президент России Борис Ельцин приказал ввести армию на территорию Чечни, для наведения порядка и защиты населения, которое убивали мусульмане чеченцы.

В ноябре 1994 года в город Грозный вошла танковая колонна. Подбив первый и последний танк в колонне, мусульмане чеченцы остановили колонну танков, а потом зверски убили танкистов военнослужащих Российской армии.

    Так в 1994 году началась война в Чечне и эта война в Чечне была спровоцирована мусульманами. С помощью двух войн провокаций, мусульманеочищают территорию от неверных и построили сейчас Исламское государствов России на территории Чечни.

Перед любой войной, всегда идет предварительная подготовка к ней. Мусульмане учли ошибки предыдущих войн. В первую очередь, перед войной в Чечне, в силовые структуры внедряются свои человечики, диверсанты, кроты. Это либо идейные мусульмане, либо продажные люди, которые во время войны помогают мусульманам вести военные действия против армии неверных. Армия неверных – это Российская армия. Ведь Россия не является Исламской страной, такой как, к примеру, Саудовская Аравия, Марокко, ОАЭ и так далее.

То, что происходило в Чечне, мне сначала было не понятно. Не понятен механизм этого преступления, поэтому я собирала информацию всю подряд. Находясь в Чечнея старалась много общаться и мне все было интересно. По возможности я проверяла любую информацию, включая работу СМИ, обстрелы, похищения людей, отношения людей к происходящему и взаимосвязь всего этого.

    В феврале 1995 года услышав по радио, что 600 боевиков и несколько единиц бронетехникисегодня уничтожены в Чечне авиа обстрелом, на границе с Дагестаном, я решилатуда поехать, чтобы проверить эту информацию, чтобы сфотографировать эту разбитую бронетехнику и посчитать сотни труппы боевиков.

На следующееутро чеченские боевики повезли меня и двух журналистов из Латвии на место авиа обстрела. Приезжаю и вижу, что авиа обстрел действительно был. Это спортивная база на озере Кезеной-ам, где до войны тренировалась Олимпийская сборная по классической гребле. Озеро Кезеной-ам со всех сторон закрывают горы, поэтому волн на озере нет. Это очень хорошее место для тренировки гребцов, занимающихся классической греблей.

    Директор чеченец этой спортивной базы, показал мне все свои разрушенные владения. Директор этого олимпийского комплекса не пускал никого из беженцев в основное здание. Он сказал, что там перед войной был сделан капитальный ремонт, поэтому он берег это здание, закрыл его на ключ и никого из беженцев  туда не пускал.Сам директор со своей семьей и его родственниками жили в маленьких домиках на этой базе. В домиках жили и сотрудники этой базы с родственниками, которые тоже приехали в тихое место, спасаясь от войны.

У директора этой базы во время авиа бомбежки убита жена и пятилетняя дочь. Он сводил меня к могиле дочери и жены, которые похоронены там же, у озера. Всего убито и ранено во время авиа обстрела 16 человек. В основном это женщины и дети. Боевиков на этой спортивной базе нет и, не было. Это не то место, где находятся боевики. Тут мусульманам боевикам воевать не с кем.На базе живут одни мусульмане чеченцы. Тут открытая местность, где даже деревьев нет.

     После авиа обстрела, разрушено основное здание спортивной базы. Гостиничный домик полностью уничтожен прямым попаданием снаряда и убиты все беженцы, кто в нем находился в гостиничном домике. Разбиты 2 грузовика – собственность этой спортивной базы.

     Таким образом, я выяснила, что по радио наврали. По радио сказали, что около 600 боевиков было уничтожено, а на самом деле убиты и тяжело ранены 16 человек. В основном это женщины и дети, которые находились в помещениях.

    Чеченские боевики тоже приехали на место авиа обстрела, чтобы это все снять на видео и потом по местному телевидению показать это, и провести агитацию, объясняя, что Российская армия плохая и убивает мирных мусульман чеченцев в Чечне.

06 копия.jpg

     После таких фильмов и агитаций,население в Чечне озлобляется, и армия чеченских боевиков пополняется из местных жителей Чечни.

СМИ в руках мусульман стало оружием для агитации и пропаганды того, что требует религия мусульман. СМИ это страшное оружие, страшнее автомата. Поэтому брехнюв СМИ о ведении боевых действий и нескольких сотен убитых боевиков я не верю, тем более, ели это комментирует генерал Владимир Шаманов.

     Эту брехню из СМИ, о нескольких сотен убитых боевиков, никто никогда не проверял. Зато любая цитата в прессе о “блестящей операции”, только на пользу генералу диверсанту Шаманову.

За постоянные употребление выражения «блестящая операция» в прессе, диверсантам дают потом звания и награды, а боевики все живы остаются на самом деле. Во время второй войны в Чечне, тоже в СМИ шло много искаженной и запутанной информации. После диверсий в армии и массовой гибели солдат российской армии журналистов присылали в Чечню писать хвалебные статьи про доблестные действия генералов, которые своими действия подготовили массовую гибель военнослужащих российской армии.

   «…В феврале 2000 года Владимиру Шаманову было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта. В марте 2000 года Шаманов продолжил службу в качестве командующего 58-ой армией».

    За что Шаманова повысили в звании? Ведь Владимир Шаманов провел ряд диверсий в 58 армии, в феврале 2000 года! Об этих диверсиях я вам и расскажу.

    Вообще, что такое боевики с кем воюет Российская армия в Чечне?

Боевик – это вооруженный мужчина, мусульманин, любой национальности, но в основном чеченец. Мусульманин взял автомат, или снайперскую винтовку и пошел убивать неверных на блок- посту,солдат Российской армии – это уже считается боевик. Потом мусульманин спрятал автомат, или снайперскую винтовку и он уже считается мирный житель Чечни, или турист, или в гости приехал к родственникам.

    У боевиков есть полевые командиры, которые стали популярны в мировых СМИ и известны своими массовыми преступлениями и терактами против неверных.

    Гибель жителей в Чечне полевых командиров, таких как мусульманин Шамиль Басаев,особо не волнует. Гибель людей - это издержки любой войны, говорил мне Шамиль Басаев. Он говорит, что после войны чеченские женщины нарожают детей и восстановят чеченскую нацию. Самое главное – это добиться своей цели и этой цели можно добиться, только с помощью войны.

    Цель, воюющих мусульман в Чечне - сделать Чечню полностью Исламской территорией. Ввести в Чечне законодательство Саудовской Аравии – Шариат. Отстроить Чечню и сделать ее как ОАЭ. Потом отсоединить Чечню от России и предоставить свою территорию для войск НАТО. После всего этого, Саудовская Аравия планирует Россию и все страны мира тоже сделать Исламскими странами. Как это будет делаться, я вам в другой книге подробно объясню.

Принцип уничтожения неверных и евреев в России и во всех странах Европы, США, Великобритании, Австралии, Бразилии и так далее, а также захват этих стран - будет такой же, как это происходит в Чечне. Это план и цель Саудовской Аравии. Но самый лучший способ – это стравливание стран друг с другом, по принципу, как это происходило во Вторую Мировую войну, а мусульмане изнутри, в стране с обоих сторон – помогут убивать неверных с обоих сторон.

    Для организации войны и стравливания стран друг с другом, например стравливание России, против США и наоборот, мусульманам необходимы СМИ, поэтому все СМИ во всем мире скупают мусульмане.

    Мусульман, воюющих против Российской армии в Чечне, любят называть разными словами в прессе, типа ваххабиты, сепаратисты, экстремисты, или просто боевики. За границей в СМИ мусульман боевиков называют революционеры, которые борются за свою независимость. Называют в прессе как угодно мусульман боевиков, избегая употребления слова «мусульманин».

    Если честно, то мне не понятно было такое поведение всех СМИ в мире. Позже поняла, почему так происходит, но это тема тоже для отдельной книги.

Из-за целенаправленного искажения истинного названия, у людей во всем мире происходит путаница в сознании и непонимание, что происходит в России, в Чечне и почему идет война?    Если писать слово «мусульманин», объясняя теракты, убийства неверных, то тупые неверные могут догадаться, что происходит в стране и в мире.

Ради достижения своей цели, ради осуществления планов, поставленных Саудовской Аравией, боевики мусульмане и воюют в Чечне, очищая территорию Чечни от не мусульманского населения, в соответствии с Кораном.

    Повторяется все то же самое в России после развала СССР, что происходило в Чечне последний раз во Вторую Мировую войну. Только мусульмане это делают уже самостоятельно, без помощи фашистской Германии. Но все СМИ в Германии и во всем мире, психологически поддерживают то, что делают мусульмане в Чечне, в России. Ведь все СМИ во всем мире принадлежат мусульманам.

Понимаете эту психологическую тактику и хитрость мусульман, и с кем воюет Российская армия в Чечне?


ГЛАВА 3

Вот еще интересная статья Петра Иванова.

Человек, который писал статью,похоже военный, который владеет информацией и был участником событий. Это видно из статьи. В конце своей статьи автор задает вопросы и делает выводы. Его вопросы и выводы сформулированы по военному, но не объясняют истинного положения вещей и не объясняют причин гибели военнослужащих.

    Статья Петра Иванова показывает, что этот венный переживает за гибель солдат и сотрудников ГРУ, а понять ничего не может. Он не понимает, что есть диверсанты в армии. Диверсанты в армии делают то, что нужно для спасения живой силы мусульман боевиков.

Речь в статье идет о 58 армии, которой руководит генерал-лейтенант Владимир Шаманов. Обратите внимания, что военный о боевых операциях в Чечне пишет, не упоминая генерала Шаманова вообще.Наверно стесняется, или боится. Вы знаете, в армии даже пукать могут заставить по приказу, тем более воевать. Все боевые действия происходят по приказу свыше, от генерала. Никто никуда не ходит  без приказа сверху - от генерала.

    «…Начало этой истории было положено осенью 1999 года. Селение Дуба Юрт никак не желало сдаваться. Сразу за ним расположены стратегически важный проход «Волчьи ворота», именно для их охраны в трех километрах был организован лагерь боевиков. Штаб располагался в селении Улус Керт. Именно вокруг этого театра военных действий зимой 2000 сплелись судьбы разных людей, полковника Буданова, арабского эмиссара Хаттаба, живодёра Гелаева - позывные «Ангел», 84 десантников, Полковника Пакова, генерала Вербитского, и еще сотен убитых и тысяч выживших в эту зиму 2000 года.

  Основная версия боя у высоты 776 рассматриваемая везде - боевики пришли из Шатоя в конце февраля, и попытавшись прорваться встретились с десантниками. Рассказ, приведённый здесь, свидетельствует о том, что боевики в Аргунском ущелье были всегда, у них там была база, лёжка. С этой бандой, начиная с декабря 1999 года, с попеременным успехом сражались разные силовые структуры. Битва эта завершилась бегством ваххабитов через прорыв на высоту 776. Численность банды, лидеры банды, направление прорыва и время прорыва было известно!!!

События зимы 2000 года.

После новогодних неудач Нижегородских разведчиков стало ясно, что в Аргунском ущелье укрепилась и действует мощная группировка боевиков от 1000 до 2000 человек. Боевики хорошо обучены, знают местность, хорошо скоординированы, способны к дерзким контратакам. С этим вражеским соединением бороться силами отдельных разведрот или групп спецназа бессмысленно. Нужны единые, не сводные формирования, сравнимые с врагом по численности.

Вывод 1. О мощной группировке противника было известно достаточно давно.

После проблем с разведчиками Дуба-Юрт решили обойти. Высоту 835 и 950 удалось захватить без потерь, но за высоту 825 пришлось положить роту пехоты необученных призывников. Раскиданные окровавленные письма молодых солдат аж до весны носил ветер в окрестностях высоты 825. Попытки отомстить удачи не принесли. Уже захваченная и впоследствии оборудованная, укреплённая  высота 950, была атакована ваххабитами. Рота мотострелков с боем погибла. Кое-кто смог спастись, но остальных солдат прижали к обрыву и сбросили в пропасть. Эти смерти не стали героическими. О них умолчали. Эти первые тревожные сигналы, были попросту проигнорированы.

Вывод 2.О готовности боевиков атаковать любую укреплённую высоту было известно ещё в январе 2000.

Борьба за Аргунское ущелье.

В середине зимы 2000 года федералы имели незавидные позиции. Высота 825 так и не была взята, высота 950 была потеряна. Основной опорной точкой оставалась высота 835 в окружении врагов. Бойцы, оборонявшие высоту, к февралю 2000 года были измождены, голодали, многие были больны. Четыре ямы в горной пароде накрытые хворостом, служили убежищем для роты подавленных бойцов. Кругом был снег и грязная, скользкая жижа. Ежедневные обстрелы вражеских снайперов с одной стороны и мудрые приказы «не стрелять» своих командиров с другой, привели к деморализации солдат, унынию и даже отчаянию. Любая мощная атака ваххабитов могла оказаться роковой. 

 На равнине перед Дуба Юртом дела были не лучше. Голод, вши, вражеские снайпера, деморализовали войска, противник от бездействия федералов оборзел до того, что умудрился угнать с позиций танк. Сами танкисты стоявшие в ряд перед деревней боялись стрелять из-за шумихи в прессе раздуваемые местными жителями о якобы специальных поджогах мирных домов в Дуба юрте. 

  К 10 февраля 2000 года г. Грозный был взят. Освободившийся 276 уральский полк, после суточного отдыха от уличных боёв в Грозном был отправлен решать сложную задачу – овладеть «Волчьими воротами» и выйти на оперативные просторы «Аргунского ущелья».

    С марша от г. Грозного 276 – двести семьдесят смешной - уральский полк, успев получить радио поздравление от ваххабитов, к вечеру этого же дня выставил 2-ую роту и взвод минометчиков на высоту 835. Тяжелые станины миномётов, стволы к ним, стволы крупнокалиберных пулемётов станки к ним, АГС-17 со станком, сотни килограмм мин, ящики с патронами, улитки с вогами. Тоны железа было затянуто в тот вечер на верёвках тремя ротами на высоту 835. По скользкой жиже, падая, съезжая вниз, снова карабкаясь вверх, некоторые по два захода, тащили солдаты 1-го бата оружие и боеприпасы для остающейся второй роты. Это извилистый путь в 5 км указан красной линией на карте. Три миномёта, АГС-17, крупнокалиберный НСВТ начали пристрелку местности. Боеприпасов было много. Прикрытые ночной тьмой и туманом горы, загудели эхом. В этот же вечер один взвод первой роты, оставшийся на равнине,  завязал перестрелку с врагом за курятник на окраине Дуба Юрта.

276 полк был хорошо укомплектован, обмундирование горки, альпенштоки, снеговые маскхалаты, новые снайперские винтовки, любое стрелковое вооружение, мины, шмели, другие боеприпасы бес счёта,  воги, ПТУРы, гранаты шариками, тратил, пластит – сколько душе угодно. ИРП, АКМ – 7.62 (немного), земснаряды – всё было. К полку был придан артдивизион гаубиц 2С19 с дальностью 20 км. Свои миномёты 120 и 80 мм, 30 танков и около сотни БМП. Самое главное в полку практически все контрактники уже имели опыт боевых действий. У многих за плечами было по 5 локальных конфликтов, этих бывалых солдат не испугаешь небритыми рожами ваххабитов ни чёрными повязками на лбах с арабской вязью.

Печальное положение федеральных войск 10 февраля 2000 года у селения Дуба Юрт.

Печальное положение федеральных войск 10 февраля 2000 года у селения Дуба Юрт.

    Разминирован проход от 835 до 825 высоты. Ранним утром 15 февраля под прикрытием тумана команда обезбашенных 276 полка спрыгнула в окопы врага на высоте 825 метров. Был хорошо слышен характерный мотив мусульманской молитвы.

    Пока ваххабиты молились, из окопов была забрано оставленное боевиками вооружение, вместо него были расставлены мины. В боестолкновение наши не вступали, тихонько уползли с трофеями.

    17 февраля туман рассеялся и с высоты 835 стал возможен обстрел дороги ведущей из Улус-Керта в Дуба-Юрт. По этой дороге производилось снабжение обороняющихся боевиков на высотах и в Дуба-Юрте от их основной базы в Улус-Керте. Вторая дорога, идущая вдоль подножия гор, оказывалась в мёртвой зоне обстрела, исправно служила для снабжения боевиков. С наших позиций было хорошо слышно, как по ней ездят грузовики ваххабитов.

    Эту скрытую дорогу под прикрытием команды обезбашенных, заминировал сапёр Марат, геройски погибший впоследствии на высоте 950. В умело расставленную засаду влетел уазик «буханка» и был уничтожен. Так началась блокада, чеченских постов в Дуба-Юрте.

   Все чужие высоты обстреливались, миномётами и гаубицами. По Дуба-Юрту периодически стреляли танки, всё горело. Не смотря на вой правозащитников и местных «нохче», двести семьдесят смешной регулярно очищал ящики от боеприпасов. Был установлен регулярный час возмездия, когда нужно было стрельнуть в подозрительный дом, или лупануть по высоте. Есть там враг или нет, было, собственно говоря, неважно. В поисках вкусной еды, первая рота с боями обшаривала квартал за кварталом селения.

    Улица Шайх Мансур Урама на пол городка, без всякого приказа сверху, стала подконтрольна солдатам двести семьдесят смешного полка. По окраинам селения, в горах, и в ущельях ползали уральские снайперы в свободной охоте. Обе стороны несли потери, но после боёв в Грозном, солдаты 276 полка находились в приподнятом настроении.

 Итак, к 20-м числам февраля обе дороги, связывающие основную группировку боевиков в Улус-Керте и посты на высотах и в Дуба-Юрте, были перерезаны. Незаметно можно было пройти только по руслу реки Аргун (хорошо видно на карте), но эта дорога была крайне неудобна.

 Старый снайпер из Сургута - "Старый", смог пробраться к лагерю ваххабитов, обойдя высоту 950, справа по карте. Наблюдая за врагом, «Старый» насчитал 800 боевиков. Место, обнаруженное снайпером, было идеально для корректировщиков огня гаубиц. При умелой корректировке огня, 30 гаубиц, расположенных в 10 км от Улус-Керта, навесиком через горы, смогли бы разнести всю вражескую группировку. Но при повторном походе к этому месту с командиром первого батальона и корректировщиками огня, «Старый» натыкается на мину и теряет ногу. Корректировщики огня, не дойдя до точки, вынуждены сделать носилки и тащить снайпера на базу. Запрашиваемая вертушка не прилетает.

 24 февраля 276 полк занимает высоту 950, с которой виден Улус-Керт.

 ИТАК. Для ваххабитов дороги снабжения перерезаны, Дуба Юрт горит, Улус Керт виден и находится в зоне действия гаубиц 276 полка. Склоны волчьих ворот, без снабжения долго не продержаться, а это значит, что в Аргунское ущелье ущелье вот-вот въедет около 30 танков и 100 БМП. Эта волна просто сметет Улус Керт. Ваххабитам нужно уходить. И единственный путь для них в направлении Ведено.

 Пару месяцев назад Шамиль Басаев кинулся в лоб на этот же 276 полк. Всю банду прямой наводкой превратили в мясо. У самого Шамиля оторвало ногу. Одних брошенных трофеев собрали 2 полных грузовика. Было ясно, что в лобовую атаку ваххабиты второй раз не пойдут.

В этой ситуации РЭБовцы ловят перехват: «Русские идут на гору где башня, устройте им засаду, вам удобнее, люди ангела вам помогут».  У уральцев башни на горе нет, это с другой стороны у десантников.

Как говориться под занавес выходит новый герой. Только сейчас, зная всю возню с этой группировкой Хаттаба. Раздолбавшей 2 роты разведки, роту спецназа ГРУ, роту оборонявшую 950 высоту, имевшую блиндажи, окопы, и минные заграждения,  затюкавшая будановский полк, угнавшая танк, (кстати, солдат танкистов позорно оставили живыми). И теперь, по занавес сражения за Аргунское ущелье, против этой группировки в 2000 матёрых боевиков, где никто не ждал, выползает 6-ая рота легковооружённых десантников, ещё толком не воевавшая.

Вопрос: что там делать десантникам? Закрыть проход они не смогут их слишком мало, задержать врага на сутки? Бред, ничего существенного за эти сутки не произошло!

  Дальше события развиваются стремительно. Ваххабиты без снабжения бросают все высоты и их тут же занимают уральские стрелки. Участь Дуба-Юрта решена, но он пока ничей, идёт густой снег. Десантники, надеясь на чудо, закрывают выход из ущелья.   

 Этот поступок труднообъясним. Может командование десантников не знает о титаническом противостоянии с ноября 1999 года. Об разбитых разведчиках, о бессилии роты спецназа, о выбитой с хорошо укреплённой высоты 950 роте мото-стрелков. О бесславной атаке на высоту 825?

 27 февраля группа разведчиков 276 полка скрытно переходят ручей Абазулгол со стороны реки Аргун, на окраине селения Улус-Керт нападают на уазик «Буханку» белого цвета перевозящий боеприпасы, мины, деньги и спальные мешки, уничтожают его и берут в плен 3 боевиков. При допросе выясняется, что вся группа ваххабитов, среди них есть конные, бросила ущелье, сняла посты с Дуба Юрта и собралась на той стороне деревни Улус Керт возле 776 высоты. Разведчики 276 полка не знают о численности и вооружении, не знают о месте расположения псковских десантников. Идти через деревню опасаются, если завяжется уличный бой им не уйти живым. До склона высоты 776  их отделяет километр, может чуть больше. Данные с языков спокойно передают в штаб полка.

Вечером в эфире слышны угрозы и ругань ваххабитов, они обещают отомстить, но за что конкретно - не ясно. Всю ночь пускают осветительные. 

Между тем,участь десантников уже предрешена. Об этом должны знать десантные генералы. У них есть время чуть больше суток для спасения своих солдат.

Узнав об опустевшем Дуба Юрте, командование 276 полка без боя занимает это селение 28 февраля. 29 февраля в газетах пишут о раскрытых на распашку «Волчьих воротах». От волчьих ворот по оставленному боевиками ущелью до Улус-Керт 3 минуты езды на танке, дорога асфальт. Вся дорога простреливается и под нашим  контролем с занятых высот. Кто бы мог подумать, что там, в четырёх - пяти километрах по равнине, собирается принять неровный бой рота десантников.

Вот сухие итоги:

1.    О боевиках, их численности, об их готовности атаковать любую укреплённую высоту было известно ещё в январе 2000.

2.    О месте сосредоточения боевиков было известно, несколько дней в феврале 2000 были солнечные, можно было бомбить.

3.    Группа боевиков постоянно находилась в зоне действия 30 гаубиц. Можно было стрелять по координатам радиоперехвата.

4.    При непосредственном приказе корректировщики огня 276 полка заняли бы позиции. Приказа не было.

5.    О направлении и времени отступления боевиков было известно точно.

6.    О желании отомстить и устроить засаду, было известно.

7.    Помощь могла прийти через 10 минут.

8.    Почему аналитики рассматривают только вопросы самого боя, кто где сидел, и кто первый был ранен, почему не рассматривается вся тактическая обстановка в целом?  

Вопросы:

1.   Почему командир роты десантников сразу не запросил помощь? Никто кроме нас?

2.   Почему не расставлены мины? Это от 1 до 20 минут.

3.   Зачем вообще туда были отправлены десантники, если было ясно, что их атакуют и, скорее всего всех уничтожат. Другими словами, на что надеялось их командование?

4.   Почему небыли скоординированы действия 276 полка и десантников 6-ой роты.

5.   Почему боевики напали именно на десантников?

6.   Каковы цели и задачи роты десантников?

7.   Сколько времени, и какими средствами отрываются оборонительные позиции в этих горах? И если копать долго то, на какое преимущество надеялись командиры десантников?

Выводы

- Пора вооружать горных стрелков калибром 7.62.

- Горным стрелкам отдать в прямое подчинение вертолёты.

- Пора понять, что боевая подготовка это не рукопашная на плацу.

- Десант не способен устраивать и удерживать оборону, у него другие задачи.

- Нельзя дробить части на отдельные роты – теряется скоординированность в действиях.

- Нужно уметь жалеть своих солдат. Менять одного к пятерым это проигрыш.

- Пора научиться планировать операции. Рассчитывать вероятные развития событий.

Эпилог.

С десяток гаубиц, пару десятков танков, штук тридцать БМП на секунду остановились на повороте в Волчьих воротах, там где валялась оторванная башня БМП, дождались БМП-2 с командиром батальона. Тронулись по направлению к селению Улус Керт. Через 5 минут небыстрой езды, колонна развернулась в боевой порядок,  прямой наводкой за несколько залпов разнесли Улус Керт. Так закончилась операция "возмездие". Солдаты 276 полка возвращались с операции пустыми, добычи небыло. Всё уничтожено говорили они, всё! Даже фундаментов не осталось…».https://black-skif.livejournal.com/1053346.html

Статья очень хорошая, в плане понимания, что происходит в районе боевых действий в феврале 2000 года и автор статьи задает очень хорошие вопросы. Как вы видите, в статье описываются боевые операции.

    Одновременно с этим, статья не понятная. Такое впечатление, что все само собой происходит. Ведь это армия, где каждый шаг контролирует вышестоящее руководство. А где фамилии генералов, кто руководит боевыми действиями?

    Автор статьи Петр Иванов не указывает, кто дал приказ брать высоту 825 роте пехоты необученных призывников. Почему ребята из этой роты голодают? Не понятно, кто из генералов послал в бой роту мото-стрелков и почему только роту, а не 5 рот, или 10? Почему голодные солдаты из первой роты обшаривают квартал за кварталом селения, в поисках еды? Кто из генералов, командует этой первой ротой и посылает их в бой, и почему нет еды у ребят из первой роты, которые вынуждены обшаривать квартал за кварталом, чтобы поесть?

     Кто из генералов этих солдат довел до голода? Это генерал Владимир Шаманов. 

     В статье Петр Иванов указывает, что боевики в Аргунском ущелье были всегда, у них там была база, лёжка. Если известны координаты этого Аргунского ущелья с боевиками, их можно обстреливать, но их не обстреливают.

    Автор статьи даже не задумывается о том, что это серия диверсий, с помощью которых идет умышленное уничтожение бойцов российской армии и сохранение жизни мусульман боевиков. Автор сам перечисляет эти диверсии и не понимает сам, что это диверсии делаются умышленно. Диверсантов надо искать среди генералов, среди офицеров, кто командовал всем этим непосредственно. Но дело в том, что автор не указывает фамилию генерала, поэтому ему все не понятно.

При таком раскладе организованных диверсий генералом, командующим всем этим,участь десантников,конечно, будет предрешена. «…Об этом должны знать десантные генералы. У них есть время чуть больше суток для спасения своих солдат…», - пишет Петр Иванов. Петр Иванов, агенералы знают, но десантников никто не собирается спасать. Эту ловушку для десантников тщательно подготовили за ранее диверсант генерал Шаманов. 

   Вот если бы Петр Иванов написал фамилии и имя генералов, сразу бы, стало понятно, кто из генералов ведет безграмотно боевые действия, либо умышленно занимается диверсией, по уничтожению десантников. Но Петр Иванов не пишет, поэтому приходится писать мне, чтобы его писанину пояснить.

   Автор статьи пишет: «…боевики в Аргунском ущелье были всегда, у них там была база, лёжка. …в Аргунское ущелье вот-вот въедет около 30 танков и 100 БМП. Эта волна просто сметет Улус Керт. Ваххабитам нужно уходить. И единственный путь для них в направлении Ведено.

    Пару месяцев назад Шамиль Басаев кинулся в лоб на этот же 276 полк. Всю банду прямой наводкой превратили в мясо. У самого Шамиля оторвало ногу. Одних брошенных трофеев собрали 2 полных грузовика. Было ясно, что в лобовую атаку ваххабиты второй раз не пойдут».

    Вы знаете, в Аргунское ущелье 30 танков и 100 БМП так и не въехали. Мусульмане, которых в статье называют ваххабитами на самом деле представители банды Ислам, которые спокойно ушли из Аргунского ущелья.Даже Шамиль Басаев на одной ноге ускакал в Ведено. В Ведено Шамиль Басаев живет и чеченские мусульмане боевики тоже там живут. Им генерал Российской армии Владимир Шаманов расчистил путь, в направлении Ведено и сделал все, чтобы мусульмане боевики ушли из Аргунского ущелья. Вот об этом, Перт Иванов - не пишет.

     Автор статьи Петр Иванов пишет, что группировка Хаттаба убила 2 роты разведки, роту спецназа ГРУ, а потом убита и 6-ая рота легковооружённых десантников, ещё толком не воевавшая.

    Петр Иванов, вы знаете, кто командовал боевыми действиями и посылал в разведку спецназ ГРУ и 6 роту? Наверно не знаете, раз не пишете, или боитесь писать. Это генерал-лейтенант Владимир Шаманов посылал в разведку этих ребят, которые все погибли.

   Из-за не полной информации, которую пишет Петр Иванов в своей статье, у автора возникают вопросы. Нельзя писать о боевых действиях, без упоминания тех генералов, которые и руководят этими действиями. Поэтому автор сам запутался в своей информации и у него есть вопросы. Хотя статья интересная, в плане информации.

    Из статьи Перта Иванова видно, что армия сама по себе передвигается и воюет, а это не так. Каждое действие в армии имеет адрес. Каждым действием управляет какой-нибудь военный офицер по приказу генерала.

На некоторые вопросы, которые задал в статье автор Петр Иванов, я постараюсь ответить позже. Я дополню информацию Петра Иванова своей книгой и возможно, будут понятны мои ответы, на его вопросы.

Есть еще одна статья, с которой нужно ознакомиться.Она тоже интересная и имеет прямое отношение к моей книге. Вэтой статье рассказывается непосредственно о гибели 33 сотрудниковразведки спецназа и ГРУ, в феврале 2000 года.


ГЛАВА 4

     События, о которых рассказывается в этой статье, имеют прямое отношение к диверсиям генерала Владимира Шаманова. Я потом все объясню, как все это происходит. Вы когда читаете, старайтесь понять, кто руководит этими боевыми действиями?Постарайтесь понять, почему 21 февраля 2000 года погибли ребята из спецназа ГРУ? Постарайтесь понять, почемупосле гибели ребят из спецназа никто из журналистов не писал о их гибели? Почему молчали все СМИ в России и за границей?

Самый чёрный день армейского спецназа

(Гибель псковского спецназа ГРУ под Харсеноем).

21 февраля 2000 года стал чёрным днём для армейского спецназа. В этот день в бою под Харсеноем погибло 33 человека, 25 из них разведчики Псковской бригады спецназа ГРУ. Остались в живых всего двое.

Бойцы разведгрупп, в своём последнем рейде, за несколько дней до гибели. Автор этих фотографий Наталья Медведева - фотокорреспондент журнала "Огонёк".

ГРУ погибшие 21 февраля 2000 года

    Рейд спецназовцев начался еще 16 февраля: разведчики выдвинулись в район урочища Танги-Чу, чтобы разведать маршрут продвижения мотострелкового полка. К 20 февраля у них почти закончилось продовольствие, заканчивалось питание для радиостанций. На исходе были боеприпасы.

ГРУ, погибшие 21 февраля 2000 года в Аргунском ущелье

     21 февраля в 12:44 одна из трех разведгрупп, вступила в бой с небольшим бандформированием, уничтожив несколько единиц техники и порядка 10 боевиков. Но вскоре их окружил более крупный отряд бандитов (по разным оценкам – 100-150 боевиков).

    На помощь сослуживцам подтянулись две остальные группы разведчиков, они запросили артиллерийский огонь. После удара артиллерии связь с группами прервалась. Как стало известно потом, спецназовцы израсходовали практически весь боекомплект, но не вышли из боя. На высоте позже было найдено около 70 трупов боевиков.

    В это время из урочища Малый Харсеной на подмогу, ведущим бой спецназовцам, было направлено подразделение мотострелков. На боевиков обрушился шквальный огонь стрелкового оружия, миномётов, точечные удары снайперов, 4 выстрела зарядами объёмного взрыва. Боевики, добивая раненых, стали уходить лишь тогда, когда подошла пехота.

Рассказывает майор А. Гуськов:

– Зимой 2000 года генерал Владимир Шаманов проводил наступление на южную, нагорную часть Чеченской республики. Наша задача состояла в том, чтобы выдвинуться вдоль маршрутов движения основной колонны мотострелковых подразделений и обеспечить их прикрытие. Но продвижение пехоты было затруднено, техника застряла в грязи, практически утонула. Мы перемещались по горам только пешком. На пятые сутки все группы встретились и были перенацелены на селоХарсеной. Задача та же – удерживать высоты, чтобы обеспечить проход техники мотострелковых подразделений.

1 февраля 2000 г. три разведгруппы ушли вперёд вместе, так как связи у них практически уже не было, сели батареи у раций, только одна ещё работала. Накануне была радиограмма, что к двенадцати часам дня должно подойти пехотное подразделение, у них будет и связь, и продукты. Они должны были нас заменить и дальше выполнять эту задачу уже сами, а мы должны были уйти. Но к двенадцати часам они не пришли, не смогли подняться в горы. Продвигались очень медленно, техника у них завязла.

В то время находился на высоте на расстоянии где-то метров восьмисот. У меня в группе было много обмороженных и простуженных. Когда начался бой, мне приказали оставаться на высоте и удерживать её. Потом мы прошли эти восемьсот метров за полтора-два часа.

И боевые столкновения до этого у нас неоднократно были, и в засады мы попадали. Но всегда выходили. А чтобы в одном бою почти все погибли – такого не было никогда. В основном сказалась усталость, которая накопилась за восемь дней этих переходов, мотания по горам. А плюс ко всему люди уже расслабились, когда им сказали, что всё, пришли. Они уже слышали, как броня работает рядышком, и настроились – минут через пятнадцать-двадцать соберут вещи и уйдут.

У нас в живых остались двое. Одному – старшему сержанту Антону Филиппову – осколком гранаты срезало нос, на месте лица просто кровавое пятно было. Его и не стали добивать, думали, он уже умер. Он так в сознании всё это время и пролежал. А второй получил контузию и три пулевых ранения, потерял сознание и скатился вниз под гору.

И вот что страшно: раненых вместе с боевиками дети из ближайшего села добивали. Взрослые в основном ходили и оружие собирались, боеприпасы, а дети от девяти до четырнадцати лет добивали в голову, если кто шевелился.

Рассказывает старший сержант Антон Филиппов:

– В Чечне я с 17 января 2000 г. Хотя это была моя первая командировка, но я уже участвовал в пяти боевых выходах. Срочную службу служил на Севере, в морской пехоте, Так что боевая подготовка у меня была более или менее приличная. Но в том бою ничего практически не пригодилось.

Погода в ночь на 21 февраля 2000 года была ужасная. Мокрый снег шёл, все замерзли как цуцики. А утром солнышко выглянуло, в феврале солнышко хорошее. Я помню, как от всех пар валил. А потом солнышко исчезло, видимо, ушло за горы.

По нам ударили сначала с двух сторон, а потом окружили полностью. Били из огнемётов и гранатометов. Конечно, мы сами во многом были виноваты, расслабились. Но восемь дней по горам ходили, устали. Просто физически очень трудно было по снегу пробираться так долго, после этого нормально воевать очень тяжело.

 Спали прямо на земле. На себе всё приходилось нести, боеприпасы в первую очередь. Не каждый хотел нести еще и спальник. У нас в группе было всего два спальника – у меня и ещё у одного бойца. Я нёс рацию, батареи к ней, еще и гранатомет тащил. Были в составе группы прикомандированные – инженеры, авиа наводчики, арткорректировщики. С ними был солдат-радист. Его гранатомёт нес мой командир Самойлов (Герой России старший лейтенант Сергей Самойлов. – Ред.), потом мне отдавал, затем мы менялись, и я его ещё кому-то отдавал. Просто тот радист совсем уже устал. Так и помогали, тащили.

На моей рации батареи почти сели. Думаю, где-то до вечера 21 февраля последняя проработала бы ещё. Утром двадцать первого я передал последний штатный доклад Самойлова. Он мне приказал сообщить командованию, что питание у рации на исходе и станцию мы выключаем, чтобы, в крайнем случае, можно было что-то передать, на один раз бы её хватило. Но когда бой начался, ничего мне передать не удалось.

Моя станция была от меня метрах в десяти, там еще шесть-семь автоматов ёлочкой стояли. Напротив меня сидел командир, а справа Витёк (сержант Виктор Чёрненький. – Ред.). В самом начале командир ему сказал, чтобы он меня с рацией охранял, поэтому мы постоянно вместе держались.

Когда бой начался, плотность огня была очень большая. Примерно, как если роту поставить и одновременно все начнут стрелять (рота – около ста человек. – Ред.). Все сидели по два-три человека, метрах в двадцати друг от друга. Как только всё началось, мы прыгнули в разные стороны. Самойлов упал под дерево, оно там стояло одно-единственное, и ложбинка там как раз небольшая была. Смотрю я на рацию свою и вижу, что её пули насквозь проходят, прошивают. Так что как она стояла, так и осталась стоять.

У меня лично, кроме гранат, ничего с собой не было, мне ничего больше и не положено. Я их в самом начале бросил туда, откуда по нам стреляли. А автомат вместе с рацией остался. У Самойлова с собой был пистолет Стечкина и, по-моему, автомат. Наши ребята начали отстреливаться из автоматов, пулемёты стреляли – и один, и второй. Потом мне сказали, что кого-то нашли убитым в спальном мешке. Но я не видел, чтобы кто-то спал, не знаю.

Дольше всех стрелял кто-то из наших, из пулемета. Так получилось, он возле меня проходил. Чеченцы тогда кричали: «Русский Ванька, сдавайся, русский Ванька, сдавайся!» А он сам себе под нос бормочет: «Я сейчас вам дам сдавайся, я вам сейчас дам…». Встал в полный рост, на дорогу выскочил и только начал очередь давать, его и убили.

Мне кто-то из командиров – то ли Калинин (командир роты спецназа, Герой России капитан Александр Калинин. – Ред.), то ли Боченков (Герой России, капитан Михаил Боченков . – Ред.) кричал: «Ракету, ракету!..». Я помню, крик был такой дикий. Ракета – это сигнал, что что-то происходит. Но она должна быть красная, а у меня только осветительная была. Я ему в ответ: «Нет красной!» А он не слышит, что я ему кричу, шум, стрельба. Ответа я так от него и не дождался и сам запустил, какая была. И сразу после этого грохнуло что-то, и меня ранило осколком в ногу. Тогда, конечно, я не знал, что осколок, потом мне сказали. Косточку осколок на ступне сломал, так в каблуке и остался.

Я оборачиваюсь и спрашиваю у Витька (у него голова была у моих ног на расстоянии роста примерно): «Живой?». Он отвечает: «Живой, только ранило». «И меня». И так мы переговаривались. Потом опять что-то рвануло под носом. Я Вите: «Живой?».Голову поворачиваю, а друг лежит, хрипит, ничего уже не ответил мне. Видимо, его в горло ранило.

Меня второй раз ранило. Если бы я потерял сознание, то тоже бы захрипел. Тогда меня бы точно добили.

«Духи» начали оружие собирать, «стечкиных» наших особенно (пистолет системы Стечкина. – Ред.). Я слушал, как они кто на русском, кто на ломаном русском, с акцентом, а кто по-чеченски, кричат: «О, я «стечкина» нашел!». Они думали, что я убит, вид у меня, наверное, «товарный» был. Лицо, да и не только – всё кровью было залито.

Сначала «духи» оружие быстренько похватали и унесли куда-то. Недолго отсутствовали, минут двадцать максимум. Потом вернулись и стали добивать уже всех. Видимо, таких много было, как Витек, который возле меня лежал и хрипел. Много ребят, видимо, признаки жизни подавали. Вот они всех и постреляли из наших же «стечкиных».

Слышу – хлоп-хлоп-хлоп! А мне вот повезло. Я лежал тихо, чеченец подошел ко мне, с руки часы снял, простые часы были, дешёвые. Потом за ухо голову поднял. Ну, думаю, сейчас ухо будет резать, как бы только выдержать. Так всё болит, а если охнешь – всё, конец. Но он, как мне кажется, с шеи хотел цепочку снять. А я крестик всегда на нитке носил. Если бы была цепочка, и он начал бы её рвать – неизвестно, как бы все повернулось. Это я в госпитале потом вспоминал, прокручивал. Думаю, на то Божья воля была, потому всё так и получилось.

Цепочку он не нашёл, голову мою бросил, и сразу передернулся затвор на «стечкине». Я думаю: всё-всё-всё… И выстрел раздаётся, хлопок. Я аж передернулся весь, не удержаться было уже. Видимо, не заметил он, что я вздрогнул. В Витька, похоже, стрельнул.

Недалеко Самойлов лежал, метрах в пяти. Как его убили, не знаю, но в окопчик, где они втроём лежали, боевики гранату кинули.

Если бы я сознание потерял в первый момент и стонал, то точно бы меня добили. А так вид у меня совсем неживой был. В руку пулевое ранение, остальные осколочные – лицо, шея, нога.

Нашли меня, может, часа через четыре, так и лежал в сознании. Видимо, шоковое состояние было, отключился уже перед вертолётом, после пятого промидола (обезболивающий укол. – Ред.). Сначала пришла, кажется, пехота, с которой мы должны были встретиться и которая задержалась. Помню, у меня кто-то всё спрашивал: «Кто у вас радист, кто у вас радист?». Отвечаю: «Я радист». Рассказал им всё, что касалось алгоритма выхода в эфир. Потом меня перебинтовали, ничего после этого уже не видел, только слышал.

А в госпиталь я попал только на следующий день. С двадцать первого на двадцать второе февраля пришлось ночевать в горах, вертолёт ночью не полетел. Вертушки (вертолёты. – Ред.) пришли только утром двадцать второго. Помню, пить хотелось ужасно. Пить мне давали, наверное, можно было. Ещё я спросил: «Сколько осталось в живых, сколько положили?». Сказали, что двое живы. Попросил сигарету, курнул и… очнулся уже в вертолёте. Там медик был наш, что-то говорил мне, успокаивал. Мол, держись, всё хорошо, живой. Я, естественно, спросил, что у меня с лицом. Такое было ощущение, что его как будто вообще нет. А он давай меня успокаивать – всё нормально. Я снова говорю: «Что с лицом?». Он мне – носа и правого глаза нет. Видимо, глаз заплывший был сильно. Потом я уже опять вырубился в вертолете, что там со мной делали, не помню.

Уже 23 февраля в палате проснулся, в сознание пришёл. Ни встать, ни пошевелить ничем, естественно, не могу – капельница, забинтованный весь. Я стал рукой лицо трогать. Думаю, дай-ка погляжу, глаз-то есть или нет. Разодрал всё вокруг глаза и обрадовался – вижу! Потом из Моздока в Ростов-на-Дону на самолете, из Ростова уже в Москву, в госпиталь. Сейчас я в своей родной бригаде продолжаю служить.

комментарий к статье:

Шли несколько суток. Несли всё оружие на себе. Часть пути вела нас разведрота. Разведка осталась – мы пошли дальше. Прошли час и услышали разрывы. Позже сказали, что разведку нашу накрыли «градами» (мне интересно, кто навёл?). Выйдя на Харсеной, все попадали – просто от напряжения и усталости двоилось в глазах.Тут же, не дав нам отдохнуть, поставили задачу выдвигаться на высоту к спецам. Уже начав подниматься, услышали бой наверху. С «граников» там действительно лупили плотно. Нас было две роты 752-го мсп. Выйдя на высоту, от увиденного жутковато стало.

Картина такая: поляна, вытянутая по склону вниз, плотно окружённая густым колючим кустарником. Дорога шла по центру поляны в Б. Харсеной. Спецы расположились под деревьями, стоящими ближе к центру поляны. Охранение выставлено было со стороны Б. Харсеной внизу и почему-то на голом месте недалеко от края поляны. Не понятно, откуда у спецов были матрасы? Не думаю, что они с ними шли. У меня создалось впечатление, что им приготовили место стоянки. Был вырыт квадрат два на два метра, где они просто вповалку лежали. Походу залпом их там накрыли. Двоих живых нашли, радиста и ещё кого-то. Много консервов было разбросано на поляне, мы их собрали. Двое запомнились – лежали рядом, друг друга пытались перевязать.

  Фотографии из личного архива разведчика, служившего в группе капитана Боченкова:

12.jpg

На фото: Капитан Михаил Боченков (в центре).

13.jpg

На фото: Разведгруппа капитана Боченкова

Поставили задачу выдвигаться вниз в Б. Харсеной. Выдвинулись – нас встретили плотным огнём. Отошли на поляну. Ёе прозвали – МЁРТВАЯ ПОЛЯНА. Уже начало темнеть – нам ставят задачу выдвигаться к третьей группе спецов – той, что уцелела, т.к. была в стороне. Рота отказалась выдвигаться ночью. КЭП передал, что после выполнения задачи рота будет вывезена в Моздок под трибунал. Короче, нам ещё сказали, что этот район в 6 утра будет накрыт артухой и летунами. Типа: хотите – оставайтесь. Утром собрали всех двухсотых и оттащили с поляны в лес, чтобы их не порвало. Тот район действительно накрыли – мы успели отойти. Дальше-веселее: голова засекла впереди двух духов, идущих впереди нас тем же курсом. Дальше они засветились перед 3-й группой спецов и ушли в сторону.

15.jpg14.jpg

На связь спецы не отвечали, на условные сигналы ракетницей тоже. Мы пошли вперёд к ним. Ну спецы, понятно, что подумали – настала их очередь. Короче, завязался бой. Снайпер их, выдвинувшись вперёд, встретил нас. Одного в лоб, второго в шею положил. Третий наш подорвался на растяжке (ранения в живот).

Позиция у них тоже была супер: с трёх сторон склон, а с тыла высокий обрыв. Они успели зарыться нормально. Окружив их, отсекли снайпера. Вот этот снайпер и понял, что мы свои – он был близко к нам и не мог сменить позицию, попал в мешок. Он начал кричать, что здесь свои. Стрельба стихла.После, немного погодя, он нас провёл через заминированные участки к своим. Честно скажу – им очень повезло, и нам тоже. У них ранило одного навылет в ногу (в мякоть). Короче, вот так закончился тот эпизод со спецназом.

    …А весной чистили лес в Шатойском районе, и нашли блиндажи-схроны со всякой полезной всячиной. Тогда-то и обратили внимание на большие запасы камуфляжной формы малого размера в них. Как позже установили, в Харсеное был лагерь подготовки детей-боевиков, которые приняли активное участие в уничтожении нашей группы.

16.jpg

На фото слева - Антон Филиппов - один из выживших разведчиков ГРУ.

Итоги боя

В ходе боя под Харсеноем, Шатойского района Чечни, 21 февраля 2000 года федеральные силы из 35 потеряли 33 человека убитыми: 25 бойцов псковской бригады спецназа ГРУ и 8 бойцов мотострелкового полка, пришедшего на подмогу спецназовцам.

Спецназовцы до конца выполнили свой воинский долг, не отступив перед численно превосходящим противником, приняв на себя его основной удар и сорвав тем самым попытку бандитов внезапным ударом уничтожить мотострелковые подразделения.

Гибель разведчиков войсковой части № 64044 (Псковская бригада СН) под Харсеноем не была объявлена обществу, а дань памяти ограничилась скромным некрологом и вручением посмертных наград близким спустя полгода после гибели спецназовцев. Информация об этом не появилась нигде, кроме местной Псковской газеты. Только через две недели после похорон губернатору Псковской области разрешили объявить по погибшим разведчикам траур. Их упомянули в одном постановлении вместе с десантниками 6-й роты, которые погибли десятью днями позже, в совершенно другом месте.

Указом Президента Российской Федерации № 1162 от 24 июня 2000 года капитану А. А. Калинину, капитану М. В. Боченкову и старшему лейтенанту С. В. Самойлову за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

похороны сотрудников ГРУ

    22 погибших сержанта и рядовых спецназа ГРУ были награждены посмертно орденами Мужества.

Спецназовцы ГРУ, убитые мусульманами чеченцами 21 февраля 2000 года в Аргунском ущелье:

1.    Боченков Михаил Владиславович — капитан

2.    Калинин Александр Анатольевич — капитан

3.    Самойлов Сергей Вячеславович – старший лейтенант

4.    Алексеев Геннадий Ильич – сержант контрактной службы

5.    Андреев Виталий Викторович — сержант контрактной службы

6.    Брыкалов Петр Александрович – младший сержант контрактной службы

7.    Горбатов Алексей Владимирович – рядовой контрактной службы

8.    Готошия Гиви Муртазович — рядовой контрактной службы

9.    Дудин Евгений Михайлович – старший сержант контрактной службы

10. Егоров Владимир Олегович — сержант контрактной службы

11. Иванов Юрий Валентинович — сержант контрактной службы

12. Козлов Владимир Александрович – старший сержант контрактной службы

13. Костюков Алексей Анатольевич — рядовой контрактной службы.

14. Ленков Марк Станиславович — сержант контрактной службы

15. Наухацкий Александр Александрович – рядовой контрактной службы

16. Окунев Дмитрий Васильевич – младший сержант по призыву

17. Прокофьев Алексей Юрьевич – ефрейтор контрактной службы

18. Рассадин Игорь Владимирович — рядовой контрактной службы

19. Романовский Сергей Юрьевич — рядовой контрактной службы

20. Семенов Игорь Вячеславович — рядовой контрактной службы

21. Соловьев Денис Анатольевич — рядовой контрактной службы

22. Тумашев Олег Валерьевич — рядовой контрактной службы

23. Хазов Роман Борисович — рядовой контрактной службы

24. Черненький Виктор Алексеевич — сержант контрактной службы

25. Шалыгин Александр Владимирович — рядовой контрактной службы.http://spec-naz.org/

    Прочитали статью? Что вы поняли из статьи?

    Вы поняли, как проходил бой и как убиты сотрудники ГРУ, но как организована эта диверсия, вы не поняли. Вот таких статей о войне в Чечне, в интернете много. Всегда пишут о том, как проходил бой. Такой стиль репортажа называется «Акын» - что вижу, то пою.

 Вы поняли эту диверсию и почему погибли ребята спецназовцы из Пскова? Конечно, вы ничего не поняли и вы не видите эту диверсию. Не понимаете эту диверсию.Единственное что вы поняли, что зимой 2000 года генерал Владимир Шаманов проводил наступление на южную, нагорную часть Чеченской республики.…А ребят из спецназа ГРУ и 6 роту – убилимусульмане боевики арабы и чеченцы.

     Мало того, фамилии погибших ребят мотострелков, которые пришли на помощь спецназовцам ГРУ - не известны. Этих ребят зовут – Никто. О них никто не вспоминает и никто не хочет даже знать имена погибших солдат, которых убили мусульмане арабы, приехавшие из Саудовской Аравии в Россию. 

    Вы знаете, что до сих пор проводят раскопки, чтобы установить имена погибших солдат во время Второй Мировой войны и одновременно с этим никто не хочет знать имена солдат погибших в Чечне.

    Почему этих погибших мотострелков не наградили посмертно? Ведь они настоящие герои!Они пришли на помошь и это героический поступок. Но кого награждать, если их зовут Никто? Их имена даже никто знать не хочет!

    Я уверена, что вы не поняли, почему после гибели ребят 21 февраля 2000 года из спецназа ГРУникто из журналистов не писал в СМИ о их гибели ни в России, ни тем более за границей.

    Надеюсь, вы обратили внимание, что статья иллюстрируется моими фотографиями. Я фотографировала этих псковских ребят из спецназа ГРУ 19 февраля 2000 года. Часть своих фотографий я убрала из этой статьи. Я их поставлю позже, когда про этих ребят из ГРУ рассказывать буду. Эти ребята из ГРУ мне сказали, что они идут в разведку по приказу генерала Шаманова, а через 2 дня они погибли.

     Вот еще немного информации в интернете про гибель псковских спецназовцев ГРУ 21 февраля 2000 года.

22.05.2000 http://old.memo.ru/

Гибель под грифом “секретно”

До сих пор в России не знают: 21 февраля в бою под Шатоем погибли 33 разведчика-диверсанта бригады спецназа ГРУ Генерального штаба ВС РФ

ЧТО ПРОИСХОДИЛО В ЧЕЧНЕ 21 ФЕВРАЛЯ?

(по данным информационных агентств):

— найдено тело Салмана Радуева;

— Сергей Ястржембский заявил, что Радуев жив и невредим;

— боевики готовят к обороне последний крупный пункт, находящийся под их контролем, райцентр Шатой. Наиболее жестокое сопротивление, заявил Сергей Ястржембский, боевики оказывают в Шатойском районе;

— министр обороны маршал Сергеев зачитал в Грозном указ и.о. президента Владимира Путина о присвоении звания генерала армии командующему объединенной группировкой Виктору Казанцеву, генерал-полковника — первому заместителю командующего Геннадию Трошеву, генерал-лейтенанта — командующему Западной группировкой Владимиру Шаманову;

— сегодня же в Кремле состоялась церемония вручения погон генерала армии Анатолию Корнукову и адмирала флота — Владимиру Куроедову;

— маршал Сергеев заявил, что за этот день в Шатойском районе боевики потеряли около 70—80 человек, федеральные силы — двоих./Псков—Москва / Георгий Рожнов / 23-28 мая 2000 г., Новая газета № 20 /

    Все. Достаточно текста для ввода в тему.

    А теперь я вам буду рассказывать о своих расследованиях. Дело в том, что 19 февраля 2000 года я фотографировала ребят из спецназа ГРУ и предупредила их, что генерал Владимир Шаманов диверсант, а через 2 дня они погибли.

    Вы знаете, я когда фотографировала этих разведчиков спецназовцев, сказала им, что генерал Владимир Шаманов диверсант и попросила радиста, чтобы он позвонил генералу Геннадию Трошеву и сказал о диверсии, которую я выявила и которую устроил генерал Шаманов. Ребята посмеялись надо мною, сказав, что генералы диверсантами не бывают. Связь у этих ребят была только с Шамановым, который руководил их действиями, а Шаманов диверсант. А еще мне разведчики сказали, что через голову прыгать в армии не положено. Не положено звонить генералу Трошеву и говорить о диверсии генерала Шаманова.

    Разведчики мне все объяснили про свои порядки в армии и по приказу генерала диверсанта Владимира Шаманова пошли умирать...

 Буду рассказывать, как все было на самом деле и объясню, как генерал Владимир Шаманов устраивает диверсии в армии…


ГЛАВА 5

    Моя поездка в Чечню в феврале 2000 года, во время второй войны была 4 по счету. В первую войну я тоже много раз приезжала в Чечню, во время боевых действий.

    В своих книгах ранее, я вам рассказывала о моих расследованиях уголовных преступлений, которые я провела в моей редакции «Коммерсантъ». Я вам говорила, какая обстановка была в фото отделе нашей редакции в начале 2000 года после того, как я помогла директору фото службы «Ъ» Эдди Оппу (Эдварду Оппенгеймеру) и провела расследование его ограбленной квартиры.

     После моего расследования, в самом конце 1999 года, перед Новым 2000 годам, я поехала к следователю, который вел это уголовное «Дело» и закрыл его, оставив опасных преступников на свободе. Почему следователь уголовного розыска закрыл уголовное «Дело» я вам объяснила в книге «Ограбление квартиры Эдди Оппа».

После этого расследования, меня в очередной раз пригласили работать помощником следователя в уголовный розыск города Москвы, но я опять отказалась.

     В феврале 2000 года я поехала на войну, в Чечню, в отпуск, чтобы отдохнуть от психологической травли в фото отделе «Ъ», устроенной мне оставленными на свободе уголовниками. В январе 2000 года  я уже была в отпуске за свой счет и тоже отдыхала от стрессовой обстановки в фото отделе «Ъ» на войне, в Чечне, делая спец репортаж для журнала «Огонёк».

В сентябре и октябре прошлого 1999 года, я тоже в Чечне была, по собственному желанию и ездила за свой счет. Чтобы поехать в Чечню, меня мой начальник фото службы «Коммерсантъ» Эдди Опп заставил писать расписку без даты,  что в случае моей смерти, или ранения, или если меня возьму в плен, то редакция Коммерсанта, ответственности за меня не несет. Вот такая поганая эта редакция «Коммерсантъ».

     Любая редакция – это тыл для военного журналиста и фотокора, а редакция «Коммерсантъ» - говно полное, как вы видите. Мой тыл, в редакции «Коммерсантъ», где я работаю, гнилой. Очень гнилой. Гнилой тыл на столько, что там опаснее находиться, чем на войне, в Чечне.

     В январе 2000 года, от журнала «Огонек» мне сделали аккредитацию, в аппарате Президента России, для работы в районе боевых действий, в Чечне. 

    Аккредитацию журналистам во вторую войну, стали давать с наличием страховки, чтобы в случае смерти, было на что журналиста похоронить. Моя жизнь оценена суммой 3000 долларов США в случае смерти. Первый раз в жизни я получила такую страховку, которую сделал мне журнал «Огонёк». Все мои поездки в Чечню ранее были, как правило, всегда за свой счет, на свой страх и риск.

    Очень трудная и опасная работа журналиста в районе боевых действий. Много журналистов пропало без вести и погибло в Чечне, в первую войну. Дохнут журналисты на войне, как мухи от дихлофоса, но все равно ездят. На самом деле журналистов на войне убивают за сбор информации, за их репортажи, а еще журналисты стали хорошим товаром для мусульман во время войны. Журналистов воруют мусульмане и продают потом, за крупное вознаграждение, как рабов. Если журналиста не выкупает никто из редакции, и никто из родственников не хочет искать, такого журналиста мусульмане просто убивают.

  Итак, в январе 2000 года я поехала опять в Чечню, и я этой поездки, в «курортную зону» военных действий - рада и очень благодарна директору фото службы «Огонёк» Наталье Ударцевой. Благодарна за то, что она дала мне возможность отвлечься от криминала в редакции «Коммерсантъ», в мирной жизни, в Москве.

    В Коммерсанте, я расследовала серию зверских уголовных преступлений, которые произошли с сотрудниками фото службы нашей редакции и пытаюсь заставить работников Уголовного розыска, поднять уголовные Дела, которые закрыты. Но у меня ничего не получается. Это вообще невозможно сделать. Я работаю в Коммерсанте под руководством уголовников, которые организовывают зверские преступления. Представляете, как опасно мне там находиться?

    Из моих книг о криминале в «Ъ» вы знаете, что за мною в редакции «Коммерсантъ» уголовники ведут постоянное наблюдение и не дают мне работать. Бидьд-редактор Александр Шестак, ходит за мною по пятам по редакции «Ъ». Даже до дверей туалета меня провожает. Этот Шестак - сосед по даче главаря ОПГ и шеф редактора фотослужбы «Ъ» Юрия Дьяконова. Этот Юра Дьяконов - организатор зверских разбоев, грабежей, ограблений квартир, отравления людей, убийств. И этого Сашу Шестака, главарь ОПГ Юра Дьяконов привел на работу в «Коммерсантъ», который помогает ему готовить уголовные преступления.

    Я вам подробно писала о серии разбойных нападений и грабежах в нашей редакции «Ъ» в книге «Разбойное нападение на Сашу Потапова», и вы поняли, что стало причиной моей психологической травли в «Ъ».

   На работе в Коммерсанте, на меня началась травля из-за моих расследований. Надо мною в открытую смеются в редакции «Коммерсантъ» и обзывают в открытую контуженной, не нормальной, что у меня поехала крыша из-за ранения в г. Будённовске поэтому,  я  занимаюсь расследованиями уголовных преступлений в редакции «Ъ».

   Эти уголовники в редакции «Коммерсантъ» понятия не имеют, чем я занимаюсь в Чечне! Об этом никто не знает, но Шамиль Басаев и некоторые сотрудники ФСБ знают. У сотрудников ФСБ тесные связи с боевиками и Шамилем Басаевым лично. Меня иногда отлавливают сотрудники ФСБ в Чечне. Иногда допрашивают и пытаются выудить у меня информацию, а я у них. Так и играем с ними в «Незнайку», всю войну. Я никому не доверяю в Чечне и в первую очередь – сотрудникам ФСБ.

   Я им никому не доверяю потому, что я знаю, что среди них есть предатели и организаторы разных преступлений. Всего я пока не понимаю и много не знаю, но некоторых предателей и диверсантов из ФСБ уже вычислила. Я последовательно разбираю военныепреступления и секреты этой войны в Чечне. В порядке поступления преступлений, которые мне удается понять и расследовать.

    Сейчас слетаю в Чечню. Отдохну там, немного, от криминала в Коммерсанте. Приду в себя, подзаработаю денег в журнале Огонек, чтобы купить еды и заплатить за квартиру, а то в «Коммерсанте» мне устроили экономическую блокаду уголовники и работы не дают вообще, а когда вернусь, продолжу наблюдения и расследования уголовных преступлений в «Коммерсанте».

Спецрейсом из аэропорта «Раменский», в Московской области, мы с моим пишущим журналистом Алексеем вылетели на военную базу в Моздок, чтобы сделать репортаж для журнала «Огонёк».Я писать не умею, только фотографирую.

Первый раз в жизни лечуна огромном транспортном самолете МЧС ИЛ-76. В самолете очень много ящиков с оружием, военный БТР и человек 150 солдат.

Разглядывая всю дорогу ящики с оружием, я вспомнила о моем расследовании, которое я начала проводить еще в первую войну, в марте 1995 года, узнав все способы поставки оружия в отряд полевого командира чеченских боевиков Шамиля Басаева. Я летела и думала, что никогда наверно не узнаю, кто из российской армии эти ящики с оружием мусульманам боевикам переправляет.

    Про первый способ поставки оружия боевикам я узнала 6 марта 1995 года в Москве, на кухне своего общежития. Находясь в Чечне в марте и апреле 1995 года, я перепроверила эту информацию и узнала о втором способе, который стал основным способом регулярной поставки оружия в отряд боевиков во время войны. Я не только весь механизм переброски оружия узнала, но и расценки на оружие узнала и как в Москве происходит оплата, а кто именно этим занимается в российской армии – не узнала и не нашла.

    Кто же этим занимается в Российской армии? Как их вычислить? Как узнать и как их найти? Наверно это должны делать те, кто и в первую войну этим занимался.

   Лечу...  

   Лечу я, лечу, и думаю...  Ну что за жизнь у меня, такая дурацкая? Столько лет шла к заветной цели стать фотокорреспондентом, чтобы фотографировать жизнь и красоту, которую я видела на фотографиях в журнале «Огонек» в детстве, а фотографирую всякую гадость.Фотографирую войну, смерть и труппы.

   Каждый год мечтаю поехать куда-нибудь и поснимать тех, кто выращивает хлеб, например. Хочу найти добрых героев, которые нас кормят и похожих на моего деда, с большими и мозолистыми руками.Поснимать поле пшеницы. Желтое поле пшеницы - синее на негативе, как море с волнами.

Но, не популярны герои трудяги. Война популярнее, чем мирная жизнь. За войну платят, а за мирную жизнь – нет. Кому на хрен нужны эти хлеборобы, с мозолистыми руками? Фотографии чеченских боевиков и арабов, гибель людей, разруха – вот что нужно для СМИ. Почему всё наоборот в этой жизни?Все не правильно в этой жизни, как в страшной сказке. Как все изменить? Изменить этот мир я не в силах.

     Лечу и думаю, зачем я пошла в фотокорреспонденты, чтобы всякую гадость снимать? Только война меня кормит и это очень противно. Тошнит от этой работы уже, но в транспортном самолете пакетиков не дают. Самолет транспортный летит так, как дрова везет. Отвлеклась. Простите.

    Лечу и думаю всякие женские глупости... И ящиков полно вокруг в самолете. Ящики привязаны к полу тросами и цепями.Сижу и думаю, как бы узнать, кто это оружие, из этих ящиков, боевикам переправлять будет? Кто именно?Как будут переправлять,это я знаю.

     …Все! Прилетели!

     Мой пишущий журналист Алексей из «Огонька» – первый раз на войне в Чечне. Алексей был в армии, но это было давно. Аккредитация, выданная нам в Москве, в аппарате Президента, не является основным документом для работы в районе боевых действий в Чечне. Нужна еще одна аккредитация, которую можно получить только у генерала Валерия Петровича Баранова.

   Мыс Алёшкой этого генерала Баранова ловили три дня. Отловили генерала Баранова на военной базе в Ханкале. Генерал Баранов спросил меня, что я та самая фотокорреспондент Наталья Медведева и есть? После моего вопроса, в каком смысле?ГенералБаранов категорически отказался выдавать мне аккредитацию.

Генерал Баранов говорит, что моему пишущему Алексею аккредитацию он даст, а мне - нет. Генерал Баранов сказал, что запрещает мне работать в районе боевых действий, как одной из самых плохих журналистов в России и в мире. ГенералБаранов в курсе, что я к боевикам ездила в первую войны.Он об этом знает по моим фотографиям в прессе, поэтому я плохая, в его понимании.

   Почему я плохая? У меня работа такая везде всех фотографировать.  Я объясняю генералу Баранову, что в своей стране России я имею права ездить куда хочу. Это моя страна! Если в России есть места, куда журналистам ездить запрещено и там опасно потому, что там бандиты живут – то это не моя проблема, а тех, кто допустил такой беспредел в моей стране. Генерал Баранов обязан очистить мою страну от бандитов, а он не умеет это делать, поэтому меня ругает.

    Получается, что я виновата в том, что езжу в своей стране в такие места, куда ездить нельзя. Нельзя из Москвы ездить в Шали, в Ведено, в Элистанжи, в Гудермес, короче в Чечню, где живут люди чеченской национальности. Люди – это чеченские боевики, их семьи и их родственники. А этим боевикам мусульманам и их семьям из Шалей и Ведено в Москву можно ездить. Что за бред? 

На военной базе в Моздоке, в красном уголке пресс службы, я видела стенд под названием «РОЗЫСК» и на нем фотографии разных чеченских боевиков и Хаттаба. Я сказала генералу Баранову, если он не даст мне аккредитацию, явернусь на военную базу в Моздок и сниму все фотографии со стендов, которые они развесили. Ведь они пользуются фотографиями боевиков, которые я фотографировала и одновременно с этим ругают меня за то, что я фотографировала боевиков в первую войну. Лучше бы спасибо мне сказали, что я профессионально работаю и остаюсь живой после этих опасных поездок.

Короче, я всячески требую у упрямого генерала Баранова аккредитацию. Наезжаю на него как танк и объясняю, что не надо мне мешать работать. Ведь я - ПРЕССА. Работа у меня такая - всех фотографировать. Все спецслужбы пользуются результатом моего труда, используя мои фотографии боевиков для розыска, а деньги за это мне никтоне платит, и никто меня не защищает, и никто мне не помогает, да еще работать не дают! Какая неблагодарность! Какое свинство!

  Ох, как трудно объяснять погонистому генералу Баранову специфику работы фотокора. Все любят учить жизни и все любят пользоваться результатом чужого труда на халяву. После долгих уговоров моего пишущего и сотрудника пресс службы, который сопровождал нашу группу журналистов из Москвы, генерал Баранов дал мне аккредитацию.

    Мой пишущий Алексей первый раз на войне в Чечне, поэтому ничего не знает и не понимает как себя вести. Второй раз я езжу на войну в сопровождении пишущего журналиста, и я поняла, насколько это неудобно для меня. 

   Все документы и аккредитации для работы в районе боевых действий у нас теперь есть и мы с Алексеем можем везде ездить, и все фотографировать. Нам нужен положительный репортаж для журнала «Огонек», как доблестный генерал Владимир Шаманов руководит боевыми действиями в Чечне. 


ГЛАВА 6

   Прилетели в расположение 58 армии. К нам сразу подошел сотрудникФСБ, проверил все наши документы и аккредитации. ...Документы проверены.

    Мы с пишущим стали выяснять у сотрудника ФСБ, где найти командующего 58 армии генерала Владимира Шаманова, чтобы его пофотографировать и взять интервью для журнала «Огонёк»?

   Шаманов скоро будет – сказали нам. Вас к нему отвезут. Про вас уже доложили Командующему. Еще у нас спросили голодные мы или нет? Конечно мы голодные!

   Нам с Алешкой дали сух пайки. Сидим вприсядку и грызем сухпайки с пишущим Лешкой, как голодные собаки, рядом с площадкой, где стоят вертолеты.

   Подошел солдатик и пожелал нам приятного аппетита. Потом спрашивает...

- Вы Пресса?

- Да, Пресса!

- Вы будете мертвых боевиков фоткать, или на камеру снимать?

- Мертвых боевиков? А где они?

- Вон там, в могиле.

   Мы с Лешкой находимся рядом с вертолетной площадкой. Солдатик показывает рукой, что совсем рядом могила, до которой совсем немного пройтись пешком.

- А разве можно это фотографировать? А сотрудники ФСБ разрешат снимать?

- Да. Конечно, разрешат! Сказали, чтобы эти труппы, обязательно всем журналистам показывали и чтобы их все снимали.

- Кто это сказал?

- Приказ начальства. Приказ Шаманова!

- Ага... Здорово! Работа есть! Лёшка, пошли! 

   Фотографировать разрешено труппы боевиков, говорит солдатик. Я первый раз такое на войне слышу. Клянусь, что такого на первой войне не было! Обычно все наоборот бывает. Обычно военные запрещают снимать труппы боевиков.

   А сейчас, в феврале 2000 года, подошел солдатик и культурно, предложил съемку трупов боевиков. Нифига себе, какие изменения в Российской армии, по сравнению с первой войной. 

   Мечта каждого сотрудника ФСБ на первой войне в Чечне, чтобы журналист на войне снимал как можно меньше, а лучше не снимал вообще ничего.

   Эти ФСБэшники, как церберы, даже цветочек на войне не разрешают фотографировать. Если сотрудник ФСБ будет рядом стоять, когда ты фотографируешь цветочек, сразу спросит: « - А зачем ты цветочек снимаешь? Какой смысл?».  А тут - на тебе! Приглашают фотографировать труппы боевиков!

   Я этих ФСБэшников, терпеть не могу потому, что они вообще работать не дают. А еще я их боюсь. Боюсь, потому, что я им никому не доверяю. 

   Мы с Лешкой к могиле идем, где по утверждению солдатика, который нас сопровождает, лежат труппы боевиков, которых с поля боя привезли, для захоронения – рассказывает нам солдатик. 

   К нам подъезжает темно зеленый УАЗик и военный из УАЗика говорит,  что Командующий армией генерал Владимир Шаманов, ждет нас. …Облом со съемкой трупов боевиков получился! Мы с Лешкой сели в машину УАЗ и поехали к Командующему 58 армией генералу Владимиру Шаманову, чтобы взять у него интервью и пофотографировать его. 

   …Приехали. Выходим с Алексеем из УАЗа. Подходим к зеленой палатке из брезента. Нам сказали, чтобы мы подождали. Нас позовут. …Ждем.

- Заходите, вас ждут.

Заходим в палатку. Поздоровались за руку, с командующим 58 армией Владимиром Шамановым. Эта палатка большая. В ней много места и в ней можно спокойно ходить. В палатке есть стол, стулья, стоят телефоны в углу на другом столе. Есть даже место, где можно поспать. Это не кровать, а что-то типа софы.

Лешка достает диктофон и говорит Шаманову, что у нас редакционное задание,взять у него интервью для журнала «Огонек». Алексею нужно поговоритьс командующим 58 армией генералом Владимиром Шамановым о том, как он служит, что вокруг происходит, о том, как будет идти наступление, какие бои идут и если можно, то пару слов о Генерале Трошеве скажите тоже. 

   Шаманов нам сразу заявил, что никакого интервью, давать не будет, пока не разрешит его начальник генерал Геннадий Трошев. Лучше про Трошева напишите, советует нам Шаманов. Трошев всем командует, а Шаманов всего-навсего его подчиненный и выполняет его приказы.

   Алексей поясняет, что с генералом Геннадием Николаевичем Трошевым у нас в предыдущем специальном выпуска номера «Огонька» уже есть интервью. Этот номер журнала «Огонек» делали дополнительно и распространяли среди военных в Чечне и в Москве.

- У нас теперь задание сделать интервью с вами Владимир Анатольевич. - Поясняет Алексей генералу Шаманову.

- Без разрешениягенерала Геннадия Николаевича Трошева, я вам ничего говорить не буду. Езжайте к Трошеву и спрашиваете его согласия на интервью со мною. Если генерал-полковник Геннадий Николаевич мне  прикажет, я дам вам интервью.  Спросите у Трошева, можно мне про себя рассказывать? Можно про него, вам что-то говорить? А вдруг, Трошев будет против, если я про него что-то буду говорить? Про военную обстановку – тем более, ничего не буду вам говорить. Вдруг это говорить нельзя?

   Владимир Шаманов обещал нам с Алексеем дать для поездки в Ханкалу специально вертолет. Я удивилась, если честно, когда генерал Шаманов отказался от интервью, формулируя свой отказ не желанием говорить про Трошева и про боевую обстановку. Шаманов сам должен фильтровать свою информацию и говорить журналисту то, что считаешь нужным. Шаманов командующий 58 армией, а разрешение, как ребенок в детском саду у воспитательницы спрашивает.

    Я предлагаю  Владимиру Шаманову, чтобы он позвонил Геннадию Трошеву и спросил его сам разрешение. Прямая связь у него со штабом есть. Вон телефоны стоят! Мы сами можем позвонить Трошеву и спросить.

- Давайте я сама позвоню  Геннадию Николаевичу. Можно?

   Шаманов мне не разрешает подходить к телефонам. В вагончике у Трошева, телефон стоит тоже, я видела и знаю, что связь прямая у Шаманова с Трошевым есть. Зачем зря вертолет гонять? Далеко лететь. Я стою и уговариваю Шаманова:

- Владимир Анатольевич. Позвоните сами Трошеву пожалуйста. Генерал Трошев меня знает. Он согласен. Мы только прилетели из Ханкалы. Опять в Ханкалу не хочется лететь. Ведь позвонить, будет быстрее и проще.

   Шаманов, странно уперся в своем желании. Он просит, чтобы мы личным присутствием в беседе с Трошевым получили все разрешения, по каждому вопросу, который мы у Шаманова хотим спросить. Одобрение должно быть, именно по каждому вопросу к нему.

   Хорошо, говорим мы генералу Шаманову, полетим  к генералу Трошеву и спросим разрешение, по каждому вопросу.

   Нас с Лешкой отвезли на УАЗике на площадку, где вертолеты стоят и мы с Лешкой, полетели на вертолете обратно в Ханкалу.

   Прилетели на военную базу в Ханкале... Место расположения вагончика Геннадия Трошева - я знаю. Идти пешком очень далеко. Мы с Алешкой идем напрямую, вытаскивая из грязи ноги. Февраль на дворе, в Чечне, но мороза днем нет. От солнышка Ханкалинская грязь подтаяла. Наши ноги проваливаются и тонут в холодной, грязной каше. Можно по колее от машин идти, как по тропинке. Но не везде колея есть, и мои ботинки опять тонут в грязной жиже.

   Я иду с кофром, в котором лежит фотоаппаратура.Один фотоаппарат у меня всегда на шее висит, на всякий случай, второй в кофре.После поездок в Чечню, у меня на шее появляется кровавый рубец от фотоаппарата. Лешка мне помогает и несет мою и свою сумку с вещами. Идем с Лешкой как барахольщики, с Лужниковского рынка, обвешанные сумками.

   Иду и злюсь на Шаманова, что из-за него у меня все ноги промокли. Зачем тогда нужны телефоны? Кошмар! Как я зла!

   Мне знакомо расположение военных в Ханкале. Облазила пешком не раз, всю военную Ханкалинскую базу и изучала местность. Летом в Ханкале пыль столбом, зимой в морозы ходить можно, а когда оттепель и межсезонье – ходить не возможно потому, что грязи по уши. Даже в сапогах утонешь, а я в ботинках.

   К вагончику генерала Трошева, не так-то просто пройти. Охрана стоитза блок-постом из мешков. Зеленые сетки везде, но я наглею, потому, что я злая и промокшая. Прошу солдатика связаться с генералом Трошевым и, чтобы ему передали, что я фотокорреспондент Наталья Медведева. Мне генерал Геннадий Трошев нужен по важному делу, очень срочно!

   Пароль «фотокорреспондент Наталья Медведева» – сработал. Нас с Лешкой, проводили к вагончику генерала Геннадия Трошева. Просят постоять некоторое время и подождать. Стоим с Лешкой у вагончика и ждем генерала Трошева. Трошев занят.  Дождались появления Геннадия Николаевича Трошева.

   Генерал Трошев вышел из штабного вагона, где у него географические карты местности Чечни висят, с разными отметками красными флажками. Трошев проводит в этом вагончике военные, секретные совещания, с погонистыми генералами. Трошев улыбается и приветствует нас, как Дед Мороз.

- Здравствуйте ребята. Наталья, ты опять здесь? Рад тебя видеть! Чем вам помочь ребята?

   Я здороваюсь с Геннадием Николаевичем и рассказываю, зачем мы к нему пришли.

- Геннадий Николаевич, нас прислал генерал Владимир Шаманов. Мы сначала к нему полетели на вертолете. Ели-ели вертолет достали, а Шаманов велел обратно к вам лететь, чтобы вы разрешили дать ему интервью для журнала «Огонек». Шаманов говорит, без вашего разрешения не будет давать нам интервью. Мы туда-сюда с Лешкой мотаемся на вертолетах, только бензин государственный тратим. Звонить Шаманов вам не хочет. Нам ничего секретного не надо, Геннадий Николаевич, только поснимать Шаманова и что-нибудь в армии. Пусть Шаманов что-нибудь Лешке расскажет.

    Трошев говорит, зачем меня спрашивать об этом? Пусть Шаманов сам решает.

- Геннадий Николаевич! Шаманов велел именно прилететь к вам и спросить у вас. Он говорит, что вдруг вы будете против?

- Я не против, Наталья. 

   Я прошу Геннадия Николаевича Трошева по пунктам вопросы разрешить, раз мы прилетели, как просил Шаманов. Про свою работу, как он тут воюет, Шаманову рассказать можно? Секретные вещи пусть не говорит, а что-нибудь расскажет.

- Пусть Шаманов сам решает, что говорить вам, а что нет, - говорит Трошев.

    Алешка спрашивает у Трошева, можно ли поговорить с Шамановым о том, как проходит наступление?

    Трошев говорит моему пишущему Алексею, что о деталях плана наступления, Шаманов сам разберется, что сказать.

    Я со своими вопросами, как Шаманов просил, не умолкаю.

- Геннадий Николаевич, давайте мы будем спрашивать, как нам Шаманов велел.  И так. Геннадий Николаевич, а можно Шаманову про себя рассказать, что-нибудь? Рассказать Шаманову, про себя лично. 

- Пусть рассказывает, конечно. Зачем меня об этом спрашивать?

- Шаманов говорит, что вы главнее его и вы его начальник, поэтому мы должны писать в журнале про вас, а не про него. Шаманов говорит, а вдруг вы будете против, или обидитесь, если он про себя начнет рассказывать?

- Шаманов так и сказал? А что еще сказал?

- Сказал, что будет нехорошо, некрасиво, по отношению к вам. Он так говорит. Мы ему говорили, что про вас уже писали, но он боится, или стесняется. Геннадий Николаевич. Можно Шаманову, про вас пару слов сказать?

- Наташа. Это все меня Шаманов велел спросить? Да?

- Да, Геннадий Николаевич! Спросить именно, по всем пунктам и по каждому вопросу получить ваше разрешение!

- Молодец Шаманов! Какой молодец!!! 

- Геннадий Николаевич. Напишите на листочке с печатями, что вы разрешили. По всем пунктам и с вашей подписью желательно, а то Шаманов не поверит и опять начнет нас с Лешкой гонять! Лешка все вопросы на листочке сейчас напишет.

- Наташа, я с Шамановым поговорю, не переживай. Постойте и подождите. Сейчас военное совещание будет. Шаманов скоро здесь будет, и я с ним поговорю.

    Нас с Лешкой вывели с территории, где штабные вагончики стоят. Сказали отойти подальше и не маячить здесь, своим присутствием. Несколько машин УАЗиков подъехали к блок-посту. Из далека вижу, как генерал Владимир Шаманов вышел из УАЗа и пошел через блок-пост к вагончику, где находился генерал Геннадий Трошев.

Стояли мы с Лешкой долго, как два тополя на Плющихе. Часа тристояли, не меньше. Световой день в феврале короткий. Я нервничаю, ведь мне надо фотографировать, а я ничего не снимаю, так как генерал Шаманов гоняет нас туда-сюда. …И ноги у меня насквозь промокли и замерзли.

...Военные появились у штабного вагончика. Трошев и Шаманов там же. Я подбегаю ближе к блок-посту с мешками и кричу издалека генералу Геннадию Николаевичу, и машу ему рукой, чтобы он про нас вспомнил.  

- Геннадий Николаевич! Мы тут!!!

   Геннадий Николаевич Трошев машет мне тоже рукой, приглашая жестом подойти. Мы с Лешкой, схватив наши сумки, бежим к ним. Генерал-полковник Геннадий Трошев обращается при нас к генералу Владимиру Шаманову и говорит…

- Володя, пусть ребята поработают у тебя. Помоги им что попросят. Я Наталью хорошо знаю. Пусть Наталья поснимает у тебя. Расскажи, на свое усмотрение все, что считаешь нужным.

    Вау! Какой молодец Геннадий Николаевич Трошев. Его слова для фотокора – как бальзам на душу. Нам сказали, что мы с Шамановым полетим, и мы с Лешкой пошли к вертолету.

    Летим с Владимиром Анатольевичем Шамановым на вертолете в 58 армию, которая находилась под его командованием. Я лечу на вертолете и переживаю, что целый день ушел на организацию работы. День потерян на перелеты и вопросы, которые можно было решить по телефону. Ноги у меня насквозь мокрые. Я вся в Ханкалинской грязи.

  Зачемлетать к Трошеву и спрашивать у него разрешение на репортаж с Шамановым? Может это лизоблюдство такое в армии? « - Какой в этом смысл?» – как говорят сотрудники ФСБ.

   Смысл был в нашей поездке к генералу Трошеву, как я потом поняла. Генерал Трошев сказал, что Шаманов – молодец!

    Генерал Владимир Шаманов заставил нас с Лешкой, показать свою преданность генералу Геннадию Трошеву, которую Генерал Трошев, принял за чистую монету. Это психологический прием был со стороны Шаманова, перед тем, что стало происходить на войне позже...


ГЛАВА 7

    Давайте познакомимся с генералом Трошевым и посмотрим, что нам пишет о нем Википедия в интернете?

Генерал-полковник Геннадий Николаевич Трошев - (14 марта 1947, Берлин - 14 сентября 2008, Пермь) - советский и российский военачальник, генерал-полковник (2000), Герой Российской Федерации (1999).

    С 1994 года - командир 42-го Владикавказского армейского корпуса в Северо-Кавказском военном округе.

    В 1995 - 1997 годах - командующий 58-й армией Северо-Кавказского военного округа. Во время Первой чеченской войны — командующий Объединённой группировкой войск Министерства обороны РФ в Чечне. Генерал-лейтенант (указ от 5 мая 1995 года). В 1997 году Трошев назначен заместителем командующего Северо-Кавказским военным округом (СКВО). Командующий российскими войсками в ходе боевых действий в Чечне и Дагестане (1995 - 2002).

    В августе 1999 года возглавил группировку федеральных сил, отражавшую нападение боевиков на Дагестан.

С началом Второй чеченской войны — командующий группировкой «Восток» Объединённых федеральных сил на Северном Кавказе.

С января 2000 года — первый заместитель командующего Объединённой группировкой федеральных сил на Северном Кавказе. Генерал-полковник (февраль 2000 года).

В апреле - июне 2000 года - командующий Объединённой группировкой федеральных сил на Северном Кавказе. В мае 2000 - декабре 2002 года - командующий войсками Северо-Кавказского военного округа СКВО. В декабре 2002 года был назначен на должность командующего войсками Сибирского военного округа, но публично отказался от этого назначения, после чего был уволен в запас.

В марте 2001 года поддержал во время суда Юрия Буданова, обвиняемого в убийстве и изнасиловании чеченской девушки Эльзы Кунгаевой.

С 25 февраля 2003 года по 7 мая 2008 года - Советник Президента Российской Федерации(занимался вопросами казачества). Действительный государственный советник Российской Федерации 2 класса (2007).

Погиб в авиакатастрофе самолёта Боинг-737-500 авиакомпании «Аэрофлот-Норд» в черте города Пермь, куда Геннадий Трошев летел на турнир по самбо, в 3 часа 11 минут (МСК) 14 сентября 2008 года.

Похоронен генерал-полковник Геннадий Николаевич Трошев в городе Краснодаре, в районе Северный.

    С генерал-полковником Геннадием Николаевичем Трошевым, я познакомилась в январе 2000 года, когда готовили специальный выпуск журнала «Огонек», ко дню Защитника Отечества, к 23 февраля 2000 года. Этот номер журнала «Огонек», распространялся среди военных, в Чечне и в Москве среди военного руководства в силовых структурах России.

   Общаться с Генералом Геннадием Трошевым, мне приходилось не только в период второй компании на войне, в Чечне и в мирное время, в Москве, я с ним тоже общалась.

  Геннадия Николаевича Трошева я встречала в Москве на пресс-конференциях и на разных юбилейных мероприятиях. Геннадий Николаевич созванивался со мной и всегда просил фотографии, которые я фотографировала в Чечне, или фотографировала его на разных мероприятиях в Москве. Геннадий Николаевич фотографии на память просил, или для своей книги. 

Есть разные военные. Есть плохие и хорошие. Генерал-полковник Геннадий Трошев - человек очень патриотичный и похож на защитника в военной форме, а не на агрессора в погонах. Трошев по характеру хороший человек. Он культурный, дипломатичный, рассудительный, энергичный, открытый. У Трошева хорошая память. Всегда все помнил. Одновременно с этим, как военный, генерал Трошев не видел многого и не понимал того, что видела и понимала я, например.

    Чечня, для Трошева - территория знакомая с детства. Он знаком с традициями в Чечне, обычаями, а население Чечни Трошев разделял на мирных жителей и на убийц боевиков. С некоторыми боевиками Трошев готов был разговаривать, чтобы они бросили оружие, и он бы их простил. Только несколько человек, имена которых в прессе мусолят, Трошев считал - подлежат уничтожению.

   Генерала Геннадия Трошева я считала добрым, человечным, открытым, доверчивым и профессиональным военным, но в разведку я бы с ним не пошла. Причина в его недостатках.

Генерал Геннадий Трошев

   Недостатками я считаю у генерал–полковника Геннадия Николаевича Трошева его доброту, человечность, открытость и доверчивость к своему окружению. С такими недостатками, для преступников в военной форме – Трошев становится жертвой потому, что он предсказуем своим поведением.

     По моему мнению, Трошев не умел различать показушную преданность, от фактического предательства и не понимал опасность. Это проблема многих руководителей у власти, военных и каждого человека, в принципе. Геннадий Трошев много знал о традициях в Чечне, а смысла войны не понимал. Такого напарника в разведку брать нельзя.

Мне не понятно было, почему я умею видеть и вычислять диверсантов на войне, а генерал Трошев не умеет, или кто-нибудь из военных, сотрудников ФСБ, сотрудников военной прокуратуры. Ведь все они он каждый день общались с диверсантом генералом Шамановым и все диверсии происходили на виду. 

    Генерал Геннадий Трошев – хороший парень и доверяет своему окружению, своей охране, как и генерал Анатолий Романов доверял, а хороших парней, могут подставить плохие парни, которые находятся в их окружении и в охране.

    Я пару раз использовала знакомство с генераломТрошевым. Ведь Генерал Трошев, работал в Аппарате Президента России. Блатнее связей – не бывает.

   Один раз я Геннадия Трошева просила, чтобы он в Суворовское училище сына моей знакомой помог пристроить. Она мать – одиночка. Ей тяжело одной ребенка растить. Геннадий Николаевич помог.

   Второй раз я просила для подруги тоже, которая хотела от армии, своего сына отмазать. Меня Трошев отругал по телефону, после такой просьбы и культурно объяснил, что каждый мальчишка, должен служить в армии, чтобы стать мужчиной. Геннадий Николаевич сказал еще, что он от меня, такого не ожидал. Не помог, короче.

   Положила я телефонную трубку иподумала, в принципе Трошев прав и сказал правильно. Но с другой стороны, как все любят жизни учить. Почему генерал Геннадий Трошев не учит жизни, например, внука президента Ельцина? Сына дочки Президента России, Татьяны Дьяченко.

   Бывший Президент России Борис Николаевич Ельцин, своего внука от службы в армии России - отмазал. А чем сын моей подруги, хуже внука Бориса Ельцина? У моей подруги тоже единственный сын и она боится в Российскую армию отпускать своего сына. Мусульмане устраивают войны, а диверсанты в армии, такие как генерал Владимир Шаманов - совершает диверсии и убивает солдат в армии. Причем эти диверсии и преступление потом никто не расследует.

    Почему все обязаны служить, а внук президента России не обязан? Внучек Бориса Ельцина призывного возраста был в тот период, когда я Трошеву звонила, но в Российской армии этот мальчик не служит, и служить не собирается. В Лондоне выучился мальчик, а летом на каникулах в Москве с девочками развлекается, под охраной сотрудников ФСБ.

     Российская армия – не место для детей власть имущих. Слишком много денег у этих детей. А на войне, или в армии - пусть идейные и голожопые воюют, и служат. 

   Трошев не в курсе, что чтобы стать мужчиной, не обязательно в Российскую армию идти. На девочку залез в Москве, или Лондоне и все - мужчина!

   Президент России Борис Ельцин, наимев у власти в России бабла, ну хоть бы внука картошку в армию отправил чистить. В знак благодарности той стране за то, что смог столько денег наиметь, и обеспечить свою родню и внука, на много поколений вперед.

 

ГЛАВА 8

   ...В феврале 2000 года мы, с моим пишущим Лешкой, второй раз за день прилетели на вертолете из Ханкалы в расположение 58 армии, которой командует генерал Владимир Шаманов.

    Этот Алешка первый раз на войне, в Чечне. Многих нюансов обстановки и того что происходит, мой пишущий журналист Алексей не понимает, хоть он и служил в армии.

    В палатке Алексей берет интервью у генерала Шаманова, ая его фотографирую и не могу поймать взгляд, этого Шаманова. Мне портрет Шаманова нужен, отображающий его внутренний мир, а Шаманов закрыт. Внутренне закрыт. Я клацаю затвором фотоаппарата и чувствую, что какая-то маска на лице у Шаманова. Шаманов закрыт абсолютно.

   …Нет. Я так не могу работать. Пошла села в стороне и стала наблюдать за Шамановым и Лешкой.

   Сидит Владимир Шаманов и говорит с Лешкой, а что-то не то на самом деле. Странный это Шаманов. Я не чувствую этого Шаманова. Скользкий он какой-то. Спрятанный. Что за человек этот Шаманов, понять не могу? Портрета у меня нет этого Шаманова потому, что найти его внутренний мир – не возможно. Первый раз в жизни таких людей встречаю, как Шаманов.

   Я встала и хожу вокруг генерала Шаманова и Лешки. Ничего не меняется в лице у Шаманова и моем понимании, кто этот человек?

   Чем ближе к Шаманову подходишь, тем холоднее становится. От Шаманова исходит тревога и холод. Холод страшный, могильный холод. Холодно и страшно, вокруг Шаманова. У него страшная аура. Такой холод и страх, всегда ощущаю, перед смертельной опасностью. Это трудно объяснить.

    Я была очень рада, когда закончилось интервью с генералом Шамановым. Мне было тяжело находиться с этим генералом  в одном помещении, хотя мне ничего плохого, этот человек не сделал. Пофотографировала я Командующего 58 армии Владимира Шаманова в палатке и на улице, у палатки. Пленку только потратила.

    Портрета Шаманова, я так и не сделала. Нет лица у этого человека. Лицо генерала Владимира Шаманова и его внутренний мир - спрятано за маской, которую я и фотографировала.

    Генерал Владимир Шаманов поинтересовался у меня, фотографировала ли я, убитых боевиков в яме? Я говорю, что - нет.

   Генерал Владимир Шаманов дал распоряжение офицеру, чтобы нам дали машину и показали все труппы боевиков, чтобы я их сфотографировала. Шаманов сказал, чтобы показали мне труппы в другом месте, тоже.

   Я поблагодарила Командующего 58 армией генерала Владимира Шаманова, но руку подавать ему не стала, чтобы проститься. Сделала вид, что  фотоаппаратом занимаюсь. Очень тяжелая и неприятная аура, вокруг этого человека - Владимира Шаманова. Честное слово.

генерал Владимир Шаманов

    Мой пишущий Лешка пожал руку Шаманову и в сопровождении офицера, мы поехали на машине к вертолетной площадке.


ГЛАВА 9

    Не далеко от вертолетной площадки, экскаватором вырыта длинная могила, где лежат мертвые тела мужчин.

...Зрелище не для слабонервных, скажу я вам. Я мертвых с детства боюсь, но работа есть работа. Я же мечтала быть фотокорреспондентом, вот и стала. Стою у могилы, грязная по уши, промокшая, с сырыми ногами и разглядываю труппы мертвых людей. 

    Хоть я и боюсь мертвых, но во время войны в Чечне, я их насмотрелась не мало...

    Первая мысль, которая появилась у меня... А зачем мне и журналисту Лешке этот ужас показывать? Зачем генерал Владимир Шаманов велел все это нам показывать? Какой в этом смысл, как говорят сотрудники ФСБ. Ведь мы же ПРЕССА! Это страшное зрелище. Я вас уверяю, это зрелище - для следователей, кто уголовные дела расследует, а не для прессы. Это зрелище не для средств массовой информации.

    В могиле, мертвые мужчины вповалку, друг на друге, как на фотографиях во времена действия Гитлеровских конц-лагерей и разгула массовых убийств, своих граждан сотрудниками КГБ, при Сталине.

   Такого никогда не было на войне в Чечне, чтобы прессе показывали подобные вещи. Ведь мы же с Лешкой Пресса. Где сотрудники ФСБ – не понятно? Почему разрешают мне это фотографировать? Раз никого из сотрудников ФСБ нет и фотографировать разрешил сам генерал 58 армии Владимир Шаманов, то буду все снимать.

    Да, мы Пресса, поэтому я фотографирую с разных сторон эту могилу. Фотографирую труппы, которые в могиле. Лица и детали одежды мертвых, фотографирую тоже. Как для протокола.

   Мне это надо, потому, что я кое-что заметила. Потом, в конце книги объясню, зачем Владимир Шаманов разрешил все это ПРЕССЕ снимать. В такой съемке есть смысл, оказывается и это хорошо продуманная диверсия и провокация генерала Владимира Шаманова с помощью прессы.

    Что такое труппы? Труппы – это бывшие живые люди, которые умерли естественным путем от старости, или болезни, или которых убили.

    Трупом станет каждый из нас, рано или поздно. Желательно, чтобы как можно позже, чтобы человек мог пожить подольше и сделать на этой Земле, как можно больше хороших и полезных дел. Если человек умирает раньше времени, значит совершено преступлениетеми, кто его убил. Либо этот человек совершил преступление и его за это убили.

    Если человек взял автомат и убивает людей -значит, он совершает тяжкое преступление. Если преступник начал из этого автомата стрелять по людям, и по солдатам, которые стоят на страже и защите Родины – этот человек вдвойне преступен и его надо срочно уничтожить, чтобы небыло опасности окружающим.

   Никто не имеет права ходить с огнестрельным оружием в России. Только специальные люди имеют это разрешение, которые защищают людей от преступников. Чем больше таких преступников уложат в могилу, тем безопаснее мирным жителям на Земле будет жить.

   Если слишком много таких преступников, то это вопрос уже серьезный. Надо думать, искать причину и искоренять эту причину, которая заставила взять оружие этих людей и сделала их опасными преступниками.

   Чтобы огромное количество людей заставить взять оружие, надо провести сначала агитацию и психологически обработать людей, потом провести провокацию, диверсию и т.д. Это ужецепочка нескольких преступлений, которые заставили этих людей в могиле стать преступниками. 

    Идейные агитаторы, провокаторыи диверсанты – это тоже страшные убийцы. Преступник провокатор обработав людей психологически, превращает их в труппы, натравливая друг на друга.

   В яме лежат люди чеченской национальности, идейные мусульмане, которые поддались психологической обработке агитаторов, провокаторов и диверсантов. Этих психологически обработанных людей, ликвидировали блюстители Закона в погонах, подвергая свою жизнь опасности.

     Если эти люди были безвинны, т.е. небыло в руках автоматов и их убили – значит совершено преступление, против безвинных граждан РФ.

    С этими мыслями, я стою у ямы с труппами и разглядываю их...

    У всех трупов связаны ноги у лодыжек, железной, толстой проволокой, похожей на трос, которым на буксир берут машину, чтобы вытащить из ямы. 

- А кто это? - Спрашиваю я.

   Мне отвечают, что это боевики. Я задаю дальше много вопросов. Откуда вы их взяли? С какого боя? Может с деревни? Может с блок-поста? В каком лесу? Почему проволока на ногах? Когда? Во сколько? А они действительно, в бою убиты?

    Все труппы боевиков, собрали в лесу и привезли недавно. Труппы привезли, пока мы с Лешкой в Ханкалу летали и у Шаманова интервью брали. На расстоянии 100-120 метров, виден холм-  это другая могила, поясняют мне. Она две недели открытая стояла. Ее вчера закопали, как только заполнили труппами мусульман боевиков.

убитые чеченские боевики

   Это новая яма. Это свеженькие труппы. Сегодня привезли  из леса, где был бой. Убитых боевиков, привязав к танкам за ноги металлическим тросом, тащили волоком по земле...

    Я спрашиваю у солдата, который стоит у могилы с труппами, почему трупы боевиков волоком тащили за ноги? Солдат мне отвечает…

- Не на руках же их нести? Ведь они нас убивают. Может поминки еще им устраивать?

    Офицер, который нас сопровождает, рассуждает вслух, что он не понимает, зачем командующий 58 армией генерал Владимир Шаманов дал приказ все это прессе показывать? Это прессе показывать нельзя, говорит офицер. Я полностью согласна с этим офицером, и меня тоже удивляет поведение Шаманова. Но это приказ генерала Шаманова. Генерал Владимир Шаманов приказал, чтобы меня отвезли к труппам убитых чеченских боевиков и чтобы я их сфотографировала.

- Приказ есть приказ, говорю я, а приказы не обсуждаются, тем более приказ командующего армией генерала Шаманова!

    Скажу несколько слов, по труппам в могиле...

    Насмотревшись за несколько лет, на разных военных в Чечне с Российской стороны и со стороны чеченских боевиков, я могу сказать, что в длинной могиле лежат чеченские боевики, не похожие по внешней одежде на профессиональных, хорошо оплачиваемых наемников. Здесь человек 20 убитых.

   По лицам, кого видно в могиле, похоже, что это действительно люди чеченской национальности. Это не арабы наемники – точно. У некоторых трупов носки с заплатами. Это говорит о том, что денег у этого чеченца не было, чтобы носки себе покупать. Носки наемник, может позволить себе купить, а не штопать пятки заплатками. Заплатки на носки этому боевику ставила его жена и провожала его убивать российских солдат. Наверняка дома осталась его семья, дети  и ждет этого мусульманина боевика, а он никогда больше домой не придет.

Видимо эти убитые мусульмане - боевики взяли автомат, и пошли убивать после агитации в местных Мечетях. Мусульмане за идею взяли оружие. За идею своей религии. Мусульмане с помощью провокации организовали войну в Чечне второй раз, и война идет, гибнут люди. Когда гибнут люди - появляется ненависть, и люди начинают мстить, обвиняя в этой войне Российскую армию.

    Вот такая хитрая, но одновременно с этим - простая, эта война в Чечне.

    Одежда – дешевенькая у этих трупов. Наверно с местного рынка. На труппах военные разгрузки. Это такая безрукавка с разными карманами, куда удобно класть рожки для автоматов, и все что нужно для убийства солдат Российской армии. Разгрузки, похоже, сами шили. Я профессиональная портниха, поэтому могу разобраться в фабричном изделии и плохо сшитом самодельном изделии. Наверняка и военные разгрузки этим убитым, шили их жены, или на местном рынке купили. Обуви нет ни у кого из мертвых.

    Какой-то военный стоит и ругается. В каком звании, я не разбираюсь. Военный в камуфляжной одежде, с погонами. Он тоже был в этом бою. Военный рассказывает, что в бою с этими боевиками погибло много солдат Российской армии.

    Когда в бою на войне погибают солдаты, их называют «груз 200», а раненых называют «груз 300».

   Я подхожу к офицеру, который был выдан нам в сопровождение Командующим армией Владимиром Шамановым.

- Это все, что есть из трупов? Шаманов говорил, еще где-то есть.

- Есть еще труппы. Приказ командующего – показать вам все труппы боевиков.

   Мы садимся в машину и едим к другим труппам...

   Пока едим к другим труппам, поболтаем немного о чеченцах...

  Чеченцы разные, как и все люди, но вот изобретать и созидать на благо всего человечества, ни один чеченец не умеет. Бог не дает этой нации гениев за то, что Дьявол делает из этой нации убийц.

  Дискотек в Чечне нет вообще, не бывает и не положено по религии. Религия у чеченцев – Ислам.

   Ислам – это религия подчинения и повиновения, как в армии. Войти в эту религию можно добровольно, либо под угрозой убийства, а выйти из этой религии - нельзя. Законы в “религии” Ислам, как в банде. Мусульмане убивают каждого, кто вышел из банды Ислам.

    Мечеть – это штаб мусульман, если сказать по-военному. Но в мирное время Мечеть, как клуб для чеченцев, где чистят мозги идеями их религии и проповедуют, что Ислам – это единственная религия, которая должна существовать на Земле, поэтому убийство неверных, убийство евреев, убийства людей других религий - является основой Ислама.

Джихад, Газават, месть, убийства – это только то, что воспринимает мозг чеченца. Такое впечатление, что они умеют только воровать, убивать, хитрить, обманывать и пользоваться благами цивилизации, для собственного удовольствия. Есть конечно чеченцы, которые трудятся, обрабатывают землю, пекут хлеб, но… но, когда этот чеченец достает из укромного места оружие, сразу понимаешь, что этот трудяга в любой момент превратится в убийцу. Как все это грустно.

    Каждый Мулла в чеченской Мечетиговорит о Боге, которого мусульмане называют Аллахом. В Мечетях читают Коран и пропагандируют, чтобы мусульмане помогали друг другу, а еще агитируютмусульман убивать неверных и евреев, потому что так написано в Коране. Убийство неверных и уничтожение культуры других религий и религий вообще - это и есть смысл Ислама.

   В 1995 году и в 2000 году Верховным Муфтием Чечни является Ахмат Кадыров.

   В 1995 г. Ахмат Кадыров объявил Джихад (священную войну) России. Призывая чеченцев к джихаду, Верховный Муфтий Чечни Ахмат Кадыров, агитировал мусульман чеченцев убивать русских столько, сколько смогут убить.

Басаев и Кадыров

    То, что говорил верховный религиозный начальник всех чеченцев Ахмад Кадыров, призывая мусульман убивать неверных русских – это основа книги мусульман Корана.

Коран – это письменная инструкция для любой банды. Это инструкция геноцида людей других религий и уничтожение Человеческой Цивилизации. Только банда Ислам должна существовать на планете Земля, а все остальные должны быть уничтожены по законам Корана. Ахмад Кадыров просто цитировал Коран, чтобы мусульмане убивали православных людей. Именно этим и занимаются мусульмане чеченцы.

Православие - это направление в христианстве. Христианство и ислам - это иудаизм на самом деле. Христианство придумали евреи, а ислам - это просто переведенная на арабский язык Алаха евреев. Мусульмане поклоняются Алахе - законам евреев, а христиане кресту, на котором распяли еврея Йешуа (Иисус) по еврейским законам Алахи в иудаизме. Но об этом я вам расскажу в другой книге. Объясню подробно как произошли религии из-за которых и идут войны, такие как в Чечне, например.

храм в Грозном

Михайло-Архангельский храм города Грозного, в августе 1996 года.

    В 1995 году мусульмане чеченцы взорвали единственный в Чечне Православный Михайло-Архангельский храм в городе Грозном.

    В конце января 1996 года отец Анатолий, вместе с протоиереем Сергием Жигулиным,  был захвачен мусульманами боевиками и помещён в чеченский концлагерь. В чеченском концлагере мусульмане вдоволь на издевались над православными служителями, подвергая из постоянным избиениям и пыткам.  Под пытками отец Анатолий не отрёкся от Православной веры и отказался вступать в банду Ислам.14 февраля того же года, отец Анатолий был расстрелян мусульманами за то, что он Православный священник, а протоирея Сергия удалось освободить. Отца Сергия Жигулина чудом спасли, обменяв на Мусу Идигова - начальника охраны Джохара Дудаева.

     От него стало известно, как мужественно держался протоиерей Анатолий. После очередного допроса отец Анатолий сказал: «Слушай, брат, ведь это счастье — пострадать за Христа, умереть с Его именем на устах». Обоих священников пытали. Отцу Сергию Жигулину сломали правую руку, несколько ребер; его били кнутом, не давали пить, держали полураздетым на морозе. 

    Короче есть религия волков, и есть религия баранов. Волки кушают баранов и истребляют их просто так потому, что они волки – вот и вся разница между Исламом, и Православием.

    …Подъезжаем к месту дислокации танков. Эти танки относятся тоже к 58 армии. Всеми этими танками командует тоже Владимир Шаманов.

   Выходим из УАЗика...

    Труппы боевиков прикопаны так, что только головы видны. Эти головы похожи на капустную грядку. Фотографирую каждую голову и все головы вместе, строя композицию. У одной башки... только половина. Фу-у-у! Ужас!

   Зачем нам с Лешкой все это Шаманов велел показать? Чудеса, ей Богу! Какой щедрый генерал Владимир Шаманов. Труппы разрешил сфотографировать. Какой смысл в этой съемке для него, для генерала Шаманова? Где же ФСБэшники? Что происходит? Ничего понять не могу? Почему мне все это показывают, чтобы я это фотографировала?

труппы боевиков в 58 армии

    Вспоминаю как два дня назад, на военной базе, в Моздоке,я хотела сфотографировать груз 200 в кузове грузовика. Ну, никак не получилось у меня залезть на колесо и сфотографировать груз 200, борта машины очень высокие.  Ко мне подбежал мужчина с погонами, представившимся мне полковником ФСБ. Полковник ФСБдостал пистолет и направил пистолет на меня, со словами, что он сам меня грузом 200 сделает, если я залезу на колесо машины и нажму кнопку фотоаппарата. 

   Когда сотрудник ФСБ прогонял меня от грузовика с труппами солдат – мне это понятно было. Так сотрудники ФСБ всегда делают на войне и не разрешают снимать ничего, тем более труппы, а приказ Командующего 58 армии генерала Владимира Шаманова, который велел показать нам с Лешкой все труппы боевиков - мне НЕ понятен и это не дает мне покоя.

    Халтурят эти ФСБэшники в 58 армии у генерала Шаманова. Наверно все сотрудники ФСБ подчиняются генералу Шаманову, поэтому не следят за Прессой.

   Если этосфотографируют журналисты зарубежных изданий, они устроят мировой скандал, как пить дать! …Ну ладно. Кыш, глупые мысли! Работать надо.

   Фотографирую по-разному, торчащие из земли головы. Какая интересная капустная грядка. По мордам лица убитых боевиков, я сразу вижу, что 50/50 - это иностранные боевики. Это арабы!!!

Мы с Лешкой и с сопровождающими нас офицерами, разглядываем мертвые головы убитых боевиков. Сходимся во мнении, что этот - араб, а вот этот - местный чеченец. Внешне чеченцы и арабы отличаются друг от друга.

    В августе 1996 года я сфотографировала Хаттаба – командира арабских наёмников, которых руководство Саудовской Аравии прислало в Россию убивать солдат Российской армии. Саудовская Аравия устанавливает свои законы и порядки во всех странах мира, засылая мусульман убийц. Саудовская Аравия хочет все страны мира сделать Исламскими странами и чтобы все страны мира подчинялись арабам.

    Когда я сфотографировала Хаттаба, то стала потом хвастаться ребятам из «Альфы», ребятам из СОБРа, ОМОН и спецназа, что наконец-то Хаттаба сняла. Я рассказывала, что полтора года этого Хаттаба искала, который командует армией арабов в Чечне. Надо мною все военные смеялись. Говорили, что я перепутала чеченцев и арабов, и в Чечне арабов нет, и не может быть. Я вам писала об этом в книге «Хаттабыч».

Ну вот. Эти труппы арабов - доказательство моих слов. Как трудно разговаривать с военными. Военные вообще не умеют работать с информацией. Они считают, ели в газете ничего это не написано, то этого и не существует. А все газеты и журналы принадлежат тем, кто сотрудничает вот с этим мусульманами боевиками. Все СМИ по всему миру скупили мусульмане, поэтому такую информацию никто не напишет в газетах.

   На одежду бы этих прикопанных трупов посмотреть, на их носки и обувь. По обуви, сразу можно определить достаток убитого. По носкам, тем более. Если эти убийцы одеты были хорошо, значит это наемники и им хорошо платят. Им платят не здесь, в Чечне. Им перечисляют деньги на карточку в банках России. Если носки с заплатами, то это загнанные в могилу проблемами люди, обработанные предварительно психологически в Мечетях.

   Психологически обработанным людям платить не надо. Они бесплатно воюют и бесплатно умирают. А вот арабы – это сто процентов наемные и хорошо оплачиваемые.  Арабские морды лица на халяву, бесплатно, не будут скакать с автоматом Калашникова по просторам России.  

   Мне объясняет военный, который нас сопровождает, что эти труппы прикопаны третий день. Их прикопали для того, чтобы родственники моглиопознать их и забрать. Если кого из убитых не заберут родственники, то этих боевиков похоронят потом в общей могиле. 

По телевизору и по радио, про сотни трупов всегда говорят, а в реальности я вижу здесь 18 велков и штук 20 в могиле были. Короче этот офицер, всю местную кухню знает, раз за ним охотятсямусульманские шакалы.

   Еще этот офицер, которого я забыла как зовут, стоит и опять говорит:

- Я не могу понять. Зачем надо, все это показывать журналистам? Это нельзя показывать, тем более журналистам. Это война, а на войне убивают. Вы все перевернете и напишите в газете такое...

- А вы не показывайте нам, если считаете, что нельзя.

- Не могу. Приказ Шаманова, показывать все труппы боевиков прессе. До вас, тоже приезжали журналисты и снимали. Я их тоже по приказу Шаманова возил и все показывал. Зачем это надо показывать? Это прессе снимать нельзя!

   Конечно нельзя! Я с этим офицером полностью согласна! Но я фоторепортер, поэтому буду фотографировать, раз доступ есть, а доступ есть, благодаря приказу и желанию Командующего 58 армией Генерала Владимира Шаманова.

   Приказ Шаманова о показе прессе трупов, как провокация выглядит, но я это слово не употребляю и офицер тоже. Ведь я не знаю еще, зачем Шаманов просит все это снимать и какая провокация будет потом. Офицер вслух рассуждает и удивляется, а я молча рассуждаю и тоже удивляюсь. Пишущий Лешка молча стоит и курит.

   Лешка первый раз на Чеченской войне и те нюансы, которые я для себя отмечаю, он не понимает. Я Лешке не рассказываю ничего.

- А где можно сфотографировать груз 200? Ведь погибшие солдаты тоже есть. Мне ребята говорили.

    Офицер, который сопровождает нас, говорит, что груз 200 отправлен в Моздок три дня назад. …А, понятно! Видимо эти труппы российских солдат в кузове грузовика, и охранял сотрудник ФСБ на военной базе, который меня пистолетом прогонял от машины. Эти труппы в Моздоке были из 58 армии. А может быть, это другие солдаты были, которых убили на территории России чеченские и арабские боевики.

    Я фотографирую труппы арабов. У некоторых арабских рож видны их национальные платки.Я фотографирую, а офицер говорит мне, чтобы он в кадр не попадал, а то за ним охотятся чеченцы и он боится за свою жизнь. Представляете, какая опасная работа у него?

   Офицер Российской армии беззащитным себя считает в своей стране России, которую защищает. Ну что за страна, которую офицер защищает, а его страна – защитить не может. Совсем оборзели от безнаказанности и застращали всех, эти мусульмане. Если бы не этот офицер – эти арабы из Саудовской Аравии и чеченские боевики - жители Чечни, по Красной площади с автоматами гуляли бы. Почему все наоборот в этой стране, в России?

   Страх за свою жизнь, у офицера, сопровождающего нас с пишущим журналистом - обоснован, думаю я. Если учесть, что у чеченских боевиков хорошие связи в МВД, в ФСБ и в армии, как хвастался мне полевой командир Шамиль Басаев, то этого офицерамусульмане легко найдут. Найдут, не зависимо от того, сфотографировала я его, или нет.

   Лично меня проверили друзья Шамиля Басаева из ФСБ и МВД. Узнали все обо мне и все рассказали Басаеву. Теперь Шамиль Басаев знает, даже, в какой детский сад я ходила в детстве.

    После просмотра трупов чеченских боевиков и трупов арабов, которых заслали на территорию России руководство Саудовской Аравии во главе с Хаттабом, нас с Лешкойповезлиобратно к генералу Владимиру Шаманову.

    Фотографируя труппы, я также узнала, что завра утром 58 армия действительно идет в наступление, окружать Аргунское ущелье, где засели чеченские и арабские боевики. Об этом мы с Лешкой слышали в вагончике прессы, в Ханкале.


ГЛАВА 10

 Нас с Алексеем опять подвезли к штабной палатке, где находился Владимир Шаманов. Офицер, сопровождавший нас, отчитался перед генералом Шамановым, что его приказ выполнен. Журналистам показали все труппы боевиков, и мы все там сфотографировали.

    Шаманов поинтересовался, чем нам еще помочь? Я стала просить Владимира Шаманова, что мне надо пофотографировать все, что можно в 58 армии, пока солнце не село, а завтра я хочу, чтобы нас с Лешкой тоже взяли в бой, в наступление. Мне надо завтра фотографировать, как будет проходить это наступление. Шаманов сказал, что это очень опасно, так как нас могут убить, но он подумает, как это сделать.

    Владимир Шаманов дал нам опять машину и другого сопровождающего офицера, который должен показать нам артиллерию и пехоту 58 армии.

установка Град

    Артиллеристы в 58 армии стреляли из установки «Град». Куда летели снаряды, понять сложно. Когда стреляют из установки «Град» - земля дрожит и грохот такой страшный, что оглохнуть можно. Снаряды улетели и пропали за горизонтом. Мне пояснили, что там, за горизонтом, засели боевики. Чеченских и арабских боевиков там нет, куда летят снаряды. 

     На самом деле артиллеристы просто тратят снаряды. Война ведь всё спишет. Странно воюют в этой 58 армии, под командованием генерала Владимира Шаманова! 

    Я ездила по 58 армии до темноты. Сфотографировала все, что мне казалось, может быть интересным для иллюстрации в журнале, или газете. 

пехота 58 армии

пехота 58 армии

    Солнце село. Настала кромешная тьма. Заночевать нам с Алексеем предложили в районе штабных строений, похожих на бывшие, сельские, административные заведения. 

   Вся перемазанная в грязи, с промокшими ногами, я мечтала об одном, поесть и завалиться спать куда-нибудь в теплое место. Я очень устала и замерзла. Но, самое важное - нужно высушить одежду и обувь, иначе я заболею. У меня начался кашель. Завтра я поеду в бой, вместе с 58 армией. Господи, сделай так, чтобы меня завтра взяли в наступление!

   Несколько интересных фотографий есть, как мне казалось, но самой ужасное то, что у меня появилось много вопросов, по поводу поведения Командующего этой 58 армией Владимира Шаманова.

С одной стороны генерал Шаманов обычный человек, но меня удивило то, что он приказал фотографировать труппы, и меня удивило то, что рядом с генералом Шамановым мне становилось холодно, тревожно и страшно. Где найти ответы и как понять мои ощущения, я не знала. Все эти вопросы, я отложила в памяти и это все, что я могла в этой ситуации сделать. 

   В комнату, куда нас Лешкой привели, чтобы переночевать, находились еще два человека. Они представились журналистами газеты «Известия». Фотограф ЮрийКозырев, о котором я только слышала, но встретилась с ним впервые и пишущий журналист «Известий», которого забыла, как зовут.

   Юра Козырев новичок, или начинающий фотокорреспондент. Я толком не знаю. В первую войну ЮруКозырева я не видела и не знала о его существовании. Говорят, что Юра Козыревочень талантливый фотограф и это все, что я о нем знаю.

   Я продрогла и промокла насквозь. В комнате холодновато. Ребята из Известий сказали, что придет боец и растопит буржуйку.

   Наши коллеги журналисты, стали нас с Лешкой расспрашивать, где мы были и что наработали? Фотографа Юру Козырева, в частности интересовало, что мне удалось сфотографировать в 58 армии?

   Я не люблю, если честно, рассказывать о проведенной работе, пока не проявлю пленку. Говорю Юре Козыреву, что всякую ерунду поснимала. Юра Козырев начинает конкретно, про могилу с труппами спрашивать. Сняла я ее или нет? Я говорю, что сняла. Там нет ничего интересного. Труппы как труппы. Показывать людям, что я наснимала - нельзя, поэтому это только зря потраченная фотопленка.

   Юру Козырева интересует эта тема и он спрашивает, а ты снимала как чеченских боевиков привозили на танках? Я говорю - нет. А я снял, хвастается Юра. Тут уже мне стало интересно, и я стала задавать Юре вопросы.

   По рассказу Юры Козырева, я поняла, что эти труппы в могиле действительно привезли сегодня, привязав за ноги тросами к танкам и волоком по земле. Ему тоже сказали, что их после боя собрали в лесу. Юре тоже Шаманов разрешил снимать труппы чеченских боевиков и Юра Козырев снимал, как труппы боевиков на тросах тащили.

    Напарник фотокорреспондента Юре Козырева, пишущий журналист «Известий», все это снимал тоже, на бытовую видеокамеру. Пишущий снимал на видео, как тащили волоком труппы чеченских боевиков и скидывали их в могилу. Мне ребята показывают фрагмент это видео.

   Ребята из «Известий» говорят, что им жаль, что эксклюзива не получилось, раз я снимала. А я в свою очередь говорю, что Шаманов наоборот старается, чтобы это все в прессу попало. Зачем не понятно? Не нужно это показывать общественности. Это очень страшно.

   Если в Ханкале, в вагончике прессы журналисты об этом узнают, все журналисты будут тут в 58 армии, у генерала Шаманова. Сразу все журналисты прибегут сюда. 

  Юра Козырев спрашивает меня, кому я буду продавать эти фотографии трупов, что наснимала, ведь для «Огонька» это не нужно и там мало платят. Я это знаю. Но когда я фотографирую, я не думаю, кому это можно продать. Просто фотографирую. Когда проявлю пленку, тогда и буду думать. 

  Юра говорит, что они уезжают завтра утром, поэтому он в любом случае, быстрее меня успеет все это продать западникам. Юра Козырев предлагает мне договориться по хорошему. Юре интересует, чтобы накладки небыло и не было конкуренции между нами. Это может уменьшить сумму гонорара, поэтому он в американский журнал «Тайм» идет со своими фотографиями, а я должна в другое западное издание идти. В немецкий журнал «Штерн» иди, говорит мне Юра Козырев.

  Я говорюЮре, что когда приеду в Москву, сама разберусь. Езжай и не переживай Юра. У тебя будет эксклюзив. Я не скоро в Москве буду. В «Тайм» не пойду, не бойся.Уезжать из Чечни, пока не собираюсь. Нам еще работать здесь надо. Завтра будет наступление 58 армии и окружение Аргунского ущелья. Мы с Лешкой тоже хотим пойти в наступление и посмотреть, как это происходит.

   Фотокора «Известий» Юру Козырева и его пишущего журналиста, это завтрашнее наступление не заинтересовало. Ребята из «Известий» сказали, что это никому не интересно. Они уже сняли офигенный эксклюзив и его надо срочно продать, поэтому они в Москву торопятся и завтра уезжают.

   Хорошую идею со «Штерном» подсказал мне Юра Козырев. Подумаю об этом позже, когда приеду в Москву. Сначала съемка пусть в «Огоньке» отлежится, а когда не нужна будет, может и в «Штерн» пойду. Мне в «Коммерсанте» экономическую блокаду объявили уголовники, после того, как я провела расследование ограбленной квартиры Эдди Оппа. Работу мне в «Коммерсанте» не дают, а деньги нужны. Кушать же надо и платить за учебу во ВГИКе.

    …Потом об этом подумаю. Мы с пишущим Лешкой завтра идем в бой, поэтому мы остаемся в 58 армии!

    Пришел кто-то из военных, принес нам военные сух-пайки и водку. Водку я не пью, но мне сказали, что тост за погибших солдат надо выпить, а еще у меня начался кашель и водка мне поможет вылечиться. Водка от простуды помогает.

   Пить водку я не умею. Пью, как лекарство. Наблюдая за тем, как я пью водку, мужчины развеселились. Я через силу пью водку, под комментарии окружающих меня мужчин, что «бабам на войне – не место!»

     Пришел еще один военный и говорит, что нас журналистов, приглашают к себе офицеры. У них есть водка и закуска. Про меня сказали так, что я буду украшать компанию мужчин, а то они в компании женщин, давно небыли.

    Если честно, то я планировала лечь спать и согреться, но от приглашения поесть еще что-нибудь, отказываться нельзя. Я проголодалась и горячим чаем, я бы согрелась. Если есть еда – тем более, нельзя отказываться от приглашения.


ГЛАВА 11

   Надо собираться на бал. Зашла в тамбур и переоделась, сняв с себя мокрые, грязные джинсы, мокрые ботинки и мокрые носки. Повесила всю одежду и поставила носки с ботинками сушиться у буржуйки, засунув в ботинки старые газеты.

   Из коричневого одеяла сделала себе юбку и обула свои замерзшие, ледяные ножки 36 размера в какие-то огромные галоши, которые стояли у входа. Похоже, что галоши 45 размера.

- Я готова! Можно идти!

   Мы с ребятами идем в гости в соседний домик. Лично я иду, как украшение стола. Если честно, то я 35 летняя фигуристая красотка. У меня фигура мирового стандарта 90-60-90, при росте 170. Правда, это не видно под коричневым одеялом. Коричневое одеяло у меня завязано на талии. Из одеяла получилось длинное платье. Свитер у меня самый красивый, с Лужниковского рынка. А обувь... Ну, я же не Золушка в хрустальных башмачках ходить на бал, а военный фотокорреспондент. Под одеялом не видно, во что я обута.

Красоту, ни каким коричневым одеялом и галошами 45–го размера не испортишь. Правда? 

  В комнате, куда нас привели, на много теплее. Мои ноги заледенели так, что я их не чувствую. Сажусь на стул, поджав под себя ноги и накрыв их одеялом, чтобы ноги оттаяли и согрелись.

   На столе стоит королевская еда. ...Колбаска, сырррр! Мня-мням... Тушенка говяжья! Ура! Сух пайки и всякая вкуснотища. Даже банки сгущенки есть! Ну и пирушка! Стоят бутылки водки, но меня эта дрянь не интересует.

- Ага! Приступим... Что у нас там из вкусненького? С чего начать? С колбаски можно и это тоже хочу, спасибо, и это, ага, и это, ага, и это тоже. Спасибо! Все попробую, не беспокойтесь! 

    Послушав немного, что говорят военные и мои коллеги журналисты, я поняла, что нас пригласили сотрудники военной прокуратуры, которые занимаются расследованиями военных преступлений. Они военные следователи, судя по разговору.

   Эти военные все следователи, или не все, трудно понять. Ведь документы у них не проверишь.

   Еще военные мужики зашли. Они тоже принесли к столу еще водки и еще закуски. Ага! Отлично! И эту колбаску попробуем!

   Мы журналисты – халявщики за этим столом. Человек шесть погонистых мужиков офицеров и нас журналистов четыре человека. 

    Фотокор «Известий» Юра Козырев пришел с фотоаппаратом. Юра фотографирует стол и всех, кто сидит за столом. Некоторые военные стесняются и просят Юру, чтобы он их не фотографировал.

    Мужики пьют водку. Бутылки с водкой не кончаются. Запасы водки есть, как я поняла. Еще пришел, кто-то. Или вышел и пришел. Не важно. Туда-сюда ходят военные офицеры.

   Пьют водку мужики и болтают. Я в их разговор не лезу. Работники военной прокуратуры, расспрашивают у моих коллег, всякую ерунду.

Я,наконец-то, оценила достоинство моего напарника Лешки.Лешка любит выпить, поэтому в таких ситуациях – он незаменим. Пишущий Лешка поддерживает компанию, за двоих пьет и за двоих отвечает на все вопросы, а ямолчу и только слушаю.

Мои коллеги из «Известий», тоже болтают, а я слушаю. Мужские важные разговоры все разговаривают.

   Матом мужчины стараются не ругаться, и извиняются передо мною, когда матом начинают говорить. …Но чем больше водки мужчины пьют, тем реже они извиняются.

   Я молча слушаю и таскаю со стола деликатесы. О! Опять колбаска! На тушенку из говядины налегаю. Какая вкусная тушенка!

    Тушенку я люблю! Мне банку сгущенки открыли. Я ем, пью горячий чай со сгущенкой и улыбаюсь от счастья. Стараюсь своим присутствием украсить этот стол и компанию мужчин офицеров, и журналистов. 

    На меня никто из мужиков внимания не обращает, если честно. Вот если бы я была на каблуках в боевой раскраске, с тенями под глазами, вечернем платье и декольте, с разрезом под самые не балуй... Вот тогда бы на меня обратили внимания эти мужчины. …Может быть.

    Я как белая ворона в этой компании мужиков - трезвая, но о своем присутствии напоминаю иногда кашлем.

    Кажется, я заболела. Мои промокшие ноги и отсутствие возможности высушить одежду и обувь, усилили мою болезнь сегодня. Я очень сильно промокла в Ханкале и замерзла, целый день расхаживая в мокрых ботинках. У меня хронический бронхит, который я получила на стройке, зарабатывая постоянную прописку в Москве. Как только я замерзла, или попила холодное – я сразу заболеваю бронхитом. 

    Это Шаманов сегодня меня гонял по Ханкалинскому бездорожью. Ездила в Ханкалу и промокла насквозь, чтобы спросить у Трошева глупые разрешения, которые по телефону можно было узнать. Представляете, как стелется перед Трошевым генерал Шаманов.  ...Или здесь что то другое?

    После нескольких бутылок водки, разговор у мужиков, становится более доверительным и дружественным, как я заметила. Работники военной прокуратуры – ребята молодые и красивые. Ребята в погонах высокие и плечистые, по сравнению с моими коллегами журналистами.

Хорошенькие эти прокурорские мальчики, одним словом. Красавчики, как на подбор. Разговор у них пошел интересный... 

    Ребята из военной прокуратуры, моют кости Командующему 58 армией - Владимиру Анатольевичу Шаманову. Офицеры пьют водку и сплетничают про генерала Шаманова. Мужики любят сплетничать.

    Ребята следователи хоть и молодые, но уже опытные на войне, судя по их разговору. Обстановку знают так, что я сразу поняла, что это не новички заезжие. Расследованиями военных преступлений они занимались до этого и в других частях, в Чечне, в период второй военной компании. На первой войне в Чечне, бывали тоже, некоторые из них. Я это поняла, после нескольких фраз.

   Эти следователи из военной прокуратуры, расследовали разные военные преступления. Они не говорят про сами расследования. В общем рассказывают, не вдаваясь в детали.Следователи сравнивают генерала Шаманова с другими генералами, кто тоже командует солдатами и проводит боевые операции в Чечне.

   Можно сказать все это по-другому. Следователи не выдавая секреты уголовных дел и деталей следствия, анализируют профессиональные действия генерала Шаманова.Следователи дают оценку генералу Шаманову как человеку, как руководителю и как военному, отталкиваясь от преступлений, которые произошли в 58 армии, расследованиями которых, они занимались раньше и занимаются сейчас.

  По труппам солдат, проводят анализ работы Шаманова, как военного и как командующего в целом.

  Следователи военной прокуратуры говорят прямым текстом, что генерала Шаманова они ненавидят. Они ненавидят Шаманова за то, что он безжалостный убийца, по отношению к вверенных ему солдатам. Много солдат у Шаманова погибло. Много на столько, что они испытывают антипатию и ненависть к этому генералу Шаманову, как к безжалостному Мяснику.

    У генерала Владимира Шаманова, в несколько раз больше погибших солдат, чем у других генералов, воюющих в Чечне, говорит один офицер из военной прокуратуры.

   Прямым текстом так и говорят следователи, что генерал Шаманов - безжалостный убийца и Мясник. Если писать весь текст, что говорят эти следователи военной прокуратуры, то не культурный получится рассказ. Много мата в их словах. 

    Я такое впервые слышу, если честно, от служащих в погонах.В газетах и по телевизору про генерала Владимира Шаманова говорят только хорошее, а на самом деле все наоборот, оказывается. Сижу за столом, очищаю ложкой дно банки от тушенки. Запиваю все горячим чаем и слушаю разговоры мужчин.

    Гибель солдат, под командованием Генерала Владимира Шаманова, очень высокий в процентном отношении, по сравнению с другими командующими. Больше не на несколько трупов, а в несколько раз. Так говорит один следователь.

   Во сколько раз, интересно? В 2, 3, 4, 5 или 10 раз больше у генерала Шаманова гибнут солдаты, чем у других генералов? Хочется спросить об этом у этого военного прокурора, но я боюсь вспугнуть этот откровенный разговор своим вопросом.

   Ребята следователи сидят за столом, пьют водку и откровенничают друг с другом и с ребятами, моими коллегами журналистами. Я не знаю, эти военные - все работники прокуратуры, или нет?

   Не для протокола болтают мужчины за бутылками водки, а дружественная беседа у них, можно так сказать. Ничего секретного не говорят. Но вдруг один военный прокурор говорит... 

- Вообще своих солдатиков Шаманов не жалеет. У Шаманова, все смерти странные. Как Мясник воюет. Вот я расследую несколько Дел, по факту гибели солдат и все эти смерти очень странные. Ну, вот например...

Как я поняла это точно следователь военной прокуратуры. Он стал рассказывать, что он расследует несколько уголовных Дел, по факту гибелии пропавших без вести  солдат в 58 армии. Следователь говорит, что эти все эти смерти одинаковые, и они ему кажутся странными.

     Генерал Владимир Шаманов посылает на секретное задание вертолет с солдатами и офицером. Вертолет возвращается с секретного задания, офицер и вертолетчики все живы, а все солдаты погибают. Следователь говорит, что на допросе офицеры и команда военных, которые управляли вертолетом, говорят одно и то же, что они полетели на секретное задание по приказу генерала Шаманова и попали в засаду, и всех солдат убили чеченские боевики.

    Следователь сидит и удивляется. Ему не понятно, что это за «секретные» задания такие, в которые посылает генерал Шаманов? Из этих «секретных» заданий ни один солдат не вернулся живым. Следователь рассуждает, что попав в засаду, солдаты все погибают, а на вертолете нет никаких повреждений и все офицеры и вертолётчики живы.

- Как такое, может быть? – задает вопрос всем следователь. – Это очень странно. Странные засады и странные секретные задания. И таких секретных заданий у Шаманова очень и очень много. И никто из солдат не вернулся после этих секретных заданий. Как такое может быть? – опять удивляется подвыпивший следователь.

     Когда я услышала этот рассказ следователя, у меня мурашки побежали. Какое все знакомое в его рассказе. Где-то, я эту ситуацию уже проходила? Следователь говорит, что секретных заданий было очень много. Эти ситуации с засадой все похожи по содержанию. Все случаи гибели солдат и пропавших безвести одинаковые. Все точь в точь, как...

    Я не выдержала и спрашиваю у следователя военной прокуратуры, который сейчас говорил:

- Вы сказали, что таких ситуаций было очень много. А сколько, очень много? 

Следователь спрашивает меня, почему меня это интересует, и зачем я это спрашиваю? 

- Просто так спрашиваю. Просто интересно.

   Следователь говорит, что не будет ничего мне говорить. Не положено. Это материалы Дела. Секретная информация. Я, в свою очередь, спрашиваю, при чем тут Шаманов и почему он Мясник? Шаманов же не участвует в таких мероприятиях. Он командует большой армией.

    Следователь военной прокуратуры говорит, что это Шаманов посылает вертолеты на эти «секретные» задания. По приказу Шаманова на такие «секретные» задания летает вертолет.

   ...Странно. Действительно странно. Какое странное совпадение по ситуации? Все точь в точь, как в первую войну.

   Мужчины перевели тему и обсуждают другое... Следовательна самом интересном месте остановился. Хотя о чем продолжать? Ведь следователь рассказал все, что мне надо.

   Сижу, жую крекеры и колбаску, и пытаюсь услышать еще что-нибудь связанное с тем, что очень похоже по ситуации - на поставку оружия. Если таких ситуаций очень и очень много, то значит это похоже на регулярную поставку оружия чеченским боевикам – вот что это такое. Совпадение явное, думаю я. Ситуация точь в точь.Это похожие преступления одно на другое и эта похожесть, кажется странной военному следователю, но что это за «секретные» задания следователь не понимает.

    Вы знаете, что сейчас сказал следователь военной прокуратуры? Следователь рассказал, кто в Российской армии занимается поставкой оружия чеченским боевикам. По рассказу этого следователя, ситуация похожа на ту, как происходит переброска оружия чеченским боевикам.

     Именно так и происходила переброска оружия боевикам из Российской армии. Я об этом еще в первую войну узнала, в марте 1995 года, но кто это делает в Российской армии – не нашла. Я всю первую войну искала этих уродов и не нашла…

    А теперь я нашла, кто это делает! Нашла, кто из Российской армии поставлял оружие боевикам в первую войну и во вторую поставляет тоже, судя по серии преступлений, которые происходят в 58 армии. И что мне теперь делать?

    Люди добрые, помогите мне кто чем может! Скажите, что делать в таких ситуациях? Вы понимаете, что я сейчас узнала и насколько это опасно? Это смертельно опасно! А кто меня защитит от этих опасных преступников? Ведь это Россия, где даже военные боятся за свою жизнь. …А я слабая и беззащитная женщина. Ну что мне делать дальше?

    Если следователь военной прокуратуры ведет расследования по факту поставки оружия в отряд Шамиля Басаева и Хаттаба, и не понимает, что он расследует, то его должны пасти. Следователя обязательно должны пасти, чтобы вовремя узнать, понял этот следователь, что это за преступления он расследует, или нет? Если этот следователь что-нибудь поймет – его сразу убьют! Убьют здесь, в Чечне, в 58 армии!

    Я оглядываю всех военных, сидящих за столом, и думаю, что среди них обязательно должен быть тот, кто работает на банду, поставляющих оружия боевикам. Если я сейчас что-нибудь вякну, или объясню этому следователю, что он расследует, нас тут всех перестреляют как куропаток. Следователя и меня – в первую очередь убьют. А моих коллег журналистов – тоже убьют, как свидетелей. Ну что мне делать? У этих военных пистолеты есть.

- Извините, пожалуйста, - спрашиваю я следователя, - а в какие дни это происходило? Ну, вот эти «секретные» задания, в какие дни происходили?

- Какое вам дело? Я не буду ничего рассказывать! Это секретная информация!

- Ну, можно хотя бы сказать, сколько штук конкретно, таких «секретных» заданий было? Как часто это происходит?

   Мне сказали, чтобы я не вмешивалась в мужские разговоры и ела свою сгущенку. Мне могут еще мне банку сгущенки открыть...

   Какой противный этот следователь. Мало рассказал. Но то, что он рассказал, этого достаточно, чтобы понять, что эти преступления не что иное, как переброска оружия боевикам. Ведь именно так и происходила поставка оружия в первую войну. Я же все способы поставки оружия в отряд Шамиля Басаева узнала. Я все про это знаю! Все абсолютно!

   Сэтим военным прокурором интересно будет поболтать наедине, чтобы никто не слышал. В этой компании опасно это рассказывать. Дела серьезные они расследуют. Очень серьезные. Сами не понимают, что они расследуют. Похожесть преступлений и похожая гибель солдат в одинаковых ситуациях... Получается... У следователя Дела, похожие на транспортировку оружия. Это самые страшные и опасные преступления на войне. Самые и самые опасные!

   Если у генерала Владимира Шаманова есть банда преступников, состоящая из офицеров, команды вертолетчиков и сотрудников ФСБ, и они занимаются регулярной поставкой оружия чеченским и арабским боевикам,  то этот прокурористый мальчика, под их контролем. Я в этом уверена.

Удостоверения у всех военных не проверишь. Компания большая собралась. Человек 10 военных сидят и нас журналистов четыре человека. Несколько человек из военных, не сотрудники военной прокуратуры. Они просто пришли с водкой и закуской.

   Я встаю из-за стола, приподнимая подол длинной юбки из  коричневого одеяла, чтобы можно было галошами 45 размера двигать по полу. Иду к военному следователю, который ведет Дела по факту регулярной гибели и пропавших без вести солдат из 58 армии, которых по приказу генерала Шаманова посылались на «секретные» задания.

     Следователю кажутся очень странными эти «секретные» задания, но я знаю разгадку этих «секретов». Я могу помочь этому парню расследовать эти военные преступления, но разговаривать здесь, на территории где орудуют такие смертельно опасные преступники - я не буду. Боюсь. Боюсь за свою жизнь и за его!

    Подхожу к следователю и прошу его отойти со мною в сторонку, этого маленького помещения, в уголочек. Парень следователь встает. Я беру его за рукава и задвигаю спиной военного следователя в угол. Шепчу ему очень тихо, чтобы никто не слышал.

- А вы откуда приехали. Из какого города?

- Из Москвы.

- Очень хорошо. Я тоже из Москвы. Дайте мне свой телефончик, пожалуйста. Я вам позвоню. Мне поговорить с вами надо.

- Поговорить? Зачем? О чем?

   Следователь говорит так, чтобы все слышали, что он говорит. Говорит громко, как на митинге.

- Не надо так орать, молодой человек. Тише, пожалуйста. Я позвоню вам. Кофе сходим, попьем. Поболтаем.

- Какое кофе? У меня жена есть.

- При чем тут жена, мы же с тобой кофе в кафе пить пойдем, - шепчу я.

- У меня ребенок есть  и жена!

- Ну, хорошо, что есть. Бери их с собой тоже. Они мне мешать не будут.

- У меня есть с кем ходить кофе пить! Красивее и моложе тебя!

- Ее тоже бери, она мне тоже не помешает.

- Что ты ко мне пристала?! - Еще громче стал орать следователь.

- Телефончик давай! – Стала орать я тоже. - Мне поговорить с тобой надо, в интимной обстановке! Тебе понравится пить кофе со мной. Вот увидишь!

- Я не дам свой телефон! Не положено! Отстань от меня! Дай пройти! Ребята! Что она ко мне пристала? Что она от меня хочет?

   Я руками приперла следователя в угол и прямым текстом уже шепчу следователю, что я хочу поговорить по делам, о которых он только что говорил. Я могу ему помочь. Ты мне расскажешь про них, шепчу я, а я тебе помогу их расследовать. Ты только не ори! Дурак! Понял?

  Следователь смеётся, глядя мне в глаза и говорит, ну что я могу ему рассказать?

- Потом узнаешь. Телефон мне свой давай!

   Ну и придурок этот следователь военной прокуратуры! Ни рабочий, ни домашний телефон, следователь сказал - не даст, а если у него найдется время для кофе, то он и вторую подружку имеет, с которой можно в кафе сходить. Эта подружка - получше и моложе меня тоже, говорит.

   Я понять не могу, зачем мне его подружки? Мне поговорить с ним по делу надо, а он мне про жену, ребенка и своих подруг рассказывает.

   Этот парень - следователь, ничего не понимает. Может перепил, а может от природы туповат? Но если логика у человека есть, значит не совсем дебил. Ведь он логически рассуждал, когда рассказывал о странных преступлениях. Я слышала это. У кого есть чувство логики, тот не может быть дебилом.

   Этот следователь военной прокуратуры стал громко всем говорить, что я к нему пристаю и прошу его телефон. Нет, он не говорит, а орет так, чтобы все слышали. Следователь стоит и смеется надо мною.

   Вы видели такого придурка?  Я с ним по делу хочу поговорить, но не здесь, а в Москве, а то нас всех убьют тут сразу, как только я начну объяснять преступления, которые он расследует. Всех здесь положат, а потом скажут, что перепили водки и стали стрелять. Я знаю, как эти дебилы уголовные дела закрывают и ничего расследовать не могут.

    Этот подвыпивший прокурор ничего не понимает. Не понимает, что я ему могу разложить весь пасьянс по его преступлениям и рассказать про «секретные» задания, на которые отправляет Шаманов вертолеты. Я даже знаю в какие дни эти поставки оружия происходят. Это регулярная поставка оружия боевикам. Этим Шаманов и его банда занимаются с конца марта 1995 года!

    Господи! Какой тупой этот следователь! Вся подвыпившая компания, смотрит на меня, как на дуру. …Нет!Все смотрят на меня, как на секс маньячку, в галошах 45 размера и коричневой юбке из одеяла.

   Мне говорят, что мне пора идти спать, а то я к мужчинам пристаю и мешаю им разговаривать. Что я всю их закуску поела, в смысле колбасу и им закусывать теперь нечем. Короче, меня прямым текстом выгоняют с этой пирушки. Представляете?

   Действительно поздно, а завтра рано вставать. Скоро 12 часов ночи. Мне, уже спать пора. Ну ладно.

    …Значит не судьба. Не повезло следователю военной прокуратуры. Теперь следователь не получит очередную звездочку, за охуительное расследование. Выявить банду поставщиков оружия в армии – это самое охуительное расследование, что может быть вообще. Я это выявила.  Я – охуительный следователь. Но ситуация такая, что лучше никому это все не говорить. Некому говорить. Все прогнило в силовых структурах России. Либо диверсанты работают, либо дебилы, которые ничего не понимаю. Третьего – не дано!

    А может это к лучшему. Чем тупее, тем живее будешь в России.


ГЛАВА 12

Иду в сопровождении военного офицера в свой отель, а ля 1 звезда. Это маленькое здание втридцати шагах от того места, где устроили фуршет следователи Московской Военной прокуратуры. Наверняка там,на фуршете сидят и те военные, кто к военной прокуратуре, отношения не имеет. 

    Надеюсь, никто из них не понял, зачем я просила телефон у следователя. Еще надеюсь, что этот следователь не расскажет никому, что я ему шептала на ухо. Что я шептала и говорила о том, что могу помочь ему в расследовании тех преступлений, которыми он занимается. Ведь те, кто такими преступлениями занимается, понимают все с полуслова, в отличие от следователей.

   В комнатке «отеля», куда нас журналистов поселили, 6 железных кроватей и буржуйка. В комнатке тепло. Боец растопил буржуйку, пока мы фуршетились на прокурорском балу.

    Проверяю свои сырые ботиночки, носки и джинсы. Они все мокрые насквозь, как будто бы я плавала в них. Ближе к теплой буржуйке двигаю ботинки, носки и джинсы, чтобы они высохли хоть немного. 

   Ложусь спать и думаю...   Какой этот следователь глупый. Военный, он военный и есть. …Да еще следователь. А что, в уголовном розыске, в Москве следователи умнее что ли? Такие же дебилы сидят, как этот военный следователь. Ничего не умеют расследовать.

   Мужики – это примитивные существа. Я в этом убеждаюсь все больше и больше. Все свои мысли и свои решения – все через нижнюю часть своего тела пропускают. Все через жопу делают. Верней частью тела, я имею в виду головой, вообще пользоваться не умеют.

Ведь я прямым текстом ему прошептала, что могу помочь ему в расследовании, а он о сексе только и думает. Ну и тупица этот следователь! Я просила его потише говорить, не орать, чтобы никто не слышал, а он орет – идиот. Специально орал, чтобы все в комнате слышали. Говорил, что я к нему пристаю и телефончик требую.

Как таких дураков в военную прокуратуру берут? По объявлению, наверное, как и в уголовный розыск в Москве и в Подмосковье.

   Закроет он все эти Дела, которые расследует, не поняв причин. Как пить дать закроет, и все опасные преступники останутся на свободе, в армии во главе с генералом Шамановым.

   Похоже на то, что преступники, которые торгуют оружием чеченским боевикам, у Шаманова находятся, получается. Шаманов тут этой бандой руководит. Странный он в поведении, этот Шаманов. Он мне сразу показался странным. Много странного в поведении Шаманова, это точно.Шаманов убивает солдат конвейером и все эти убийства на войну списывают. …И холод от этого генерала Шаманова идет страшный. Холод могильный.

   Если бы мне этот парень следователь доверился и дал свой телефончик, я бы ему все эти странные Дела расследовала. Заранее сказала бы, в какие именно дни идет поставка оружия. Не повезло этому парню следователю. Такого, точнее такую информацию упустил, а все из-за чего? Из-за того, что думать надо головой, а не жопой! 

    В таких пьяных компаниях, всегда стукачек есть.

    Если вы читали мои книги, о расследовании уголовных преступлений в Издательском доме «Коммерсантъ», то вы поняли, как шеф редактор фото службы Юра Дьяконов организовывает и подготавливает уголовные преступления, которые потом происходят с сотрудниками нашей редакции «Коммерсантъ». Вы знаете, ни одно уголовное Дело не было расследовано сотрудниками уголовного розыска. А все эти преступления – шаблонные и одинаковые и их очень много.

    Вы знаете, у нас в редакции «Коммерсантъ» начальник охраны сотрудник ФСБ. В охране редакции есть бывшие сотрудники уголовного розыска. Но, если судить по количеству уголовных преступлений в редакции «Ъ», то можно смело сказать, что этот ФСБэшник и бывшие сотрудники уголовного розыска – все тупые дебилы.

    Получается, что генерал Владимир Шаманов имея должность, готовит преступления, а выполняют их его члены банды. Шаманов отдает приказ и посылает солдат на «секретное» задание.  Солдаты выполняют приказ, и ослушаться этого приказа они не могут. Если ослушаются – их под трибунал отдадут. Это тщательно подготовленное убийство и избежать этого убийства солдаты не могут. Они заложники военной дисциплины. Они заложники у диверсанта генерала Шаманова!

Солдаты оружие из 58 армии кладут в зеленые мешки,  в которых перевозят труппы. Потом эти мешки грузят в вертолет. Вертолет летит к боевикам. Солдаты разгружают мешки с оружием и их убивают, как свидетелей. Офицер и команда вертолетчиков возвращаются в 58 армию.

    Потом эти офицеры и команда вертолетчиков объясняет тупому следователю военной прокуратуры, что они попали в засаду и все солдаты погибли. Таких «секретных» заданий очень много, сказал следователь. Очень много и никто из солдат живым ни разу не вернулся.

    Следователю кажется все это странным, но причину он не знает. Как пить дать, закроет он эти уголовные Дела по этим военным преступлениям.

    Вы наверно хотите спросить, почему оружие перевозят в мешках для трупов? А это очень удобные мешки. Там есть ручки, за которые очень удобно нести трупп, или оружие.

    В августе и сентябре 1996 года я была в Чечне и ездила с ребятами, которые занимались сбором трупов в Грозном и эксгумации трупов российских солдат, которых убили чеченцы и похоронили на пустырях  города Грозного. 

эксгумация трупов

    Вот посмотрите, в каких сумках генерал Владимир Шаманов и его банда из сотрудников ФСБ, офицеров и вертолетчиков поставляли оружие чеченским и арабским боевикам. Поставляли так оружие из Российской армии- вторую войну подряд. Мальчишек солдат использовали в качестве носильщиков этих сумок, груженых оружием из 58 армии. Вертолет летел к чеченским и арабским боевикам, в дни перемирия. После разгрузки оружия мальчишек солдат офицер убивал, делая контрольный выстрел в затылок и вертолет возвращался в расположение 58 армии. Поставка оружия боевикам - это называлось "Секретное задание", на которое лично генерал и командующий Владимир Шаманов посылал. Все это происходило под контролем сотрудников ФСБ в 58 армии. В их задачу входило устранение любого, кто догадается об этих "секретных заданиях" генерала Владимира Шаманова и его банды диверсантов в военной форме.

     Ну наконец то я нашла! Наконец то я выяснила кто конкретно это делает! Это диверсант Владимир Шамнов и его банда из 58 армии оружие боевикам мусульманам поставляют!!!

    Удобно придумали перебрасывать и переносить оружие боевики продажные диверсанты, такие как генерал Владимир Шаманов. Правда?

    А может, я ошибаюсь? Может генерал Владимир Шаманов хороший, а я на него наезжаю? Но Шамиль Басаев говорил, что я в таки вещах никогда не ошибаюсь.

    Ладно. Спать пора. Утро вечера мудренее. Завтра я вам подробнее все расскажу, про все способы поставки оружия.

    Если кто-нибудь узнает, что я в 58 армии выявила банду диверсантов, регулярно перебрасывающих две войны подряд оружие чеченским и арабским боевикам– то мне будет полный пиздец. …А я живу в России, в стране дебилов, в которой никто от сраных уголовников защитить не может. А тут преступники крупнее и солиднее. Они считаются не бандитами ОПГ во главе со сраным шеф-редакторами газетенки «Коммерсантъ», а боевые вояки, да еще генерал Шаманов во главе банды. Кошмар! Куда я залезла?

    Опасно, если следователь догадается о причинах этих преступлений, которые он расследует. Убьют этого следователя сотрудники ФСБ, или офицеры из 58 армии. Потом скажут, что это боевики убили, взорвали. А кто еще? На войне у диверсантов, всегда боевики виноваты. Так проще Дела по преступлениям закрывать и проще совершать диверсии, таким как  генерал Шаманов. Сволочь!

     Никак не могу уснуть от радости, что нашла наконец-то торговцев оружия в Российской армии. Нашла и молчу. Некому это все рассказать.

     Мой Лешка пишущий пришел. Спрашивает меня, зачем я к военному следователю приставала? Они сидят и обсуждают сейчас меня, говорят, что я сексуально озабоченная. Пристаю к мужикам в наглую.

- А что такого я сделала? Я номер его телефона попросила и все.

- Наташа. Если бы ты видела себя со стороны, как ты шла.

- А как я шла?

- Все испугались, когда ты шла к этому офицеру. Ты на маньячку была похожа со стороны. Он даже побледнел от страха. Я подумал, что ты набросишься на него.

- По-моему, я просто подошла и все.

- Не-е-ет. Не просто подошла, а страшно было. Ты просто не видела себя со стороны. Как ты на него смотрела, когда шла… Все испугались. Я подумал, что ты его съешь, когда в углу офицера зажала.

- Да-ааа?

Эмоциональная я бываю, оказывается. Просто я очень обрадовалась, что наконец-то нашла того и тех, кого разыскивала несколько лет. Бедный мальчик, этот прокурор. Как он испугался, наверное? Вот и прекрасно. На маньячку была похожа, говоришь? Маньячка, так маньячка. Маньячка - это хорошо! Значит никто, ничего не понял. Спи Леша! Спокойной ночи! Пусть обсуждают. Меня их мнение обо мне – не интересует.

Что могут обсудить, простейшие и тупые существа? Пусть говорят обо мне что хотят. Все их мысли и мнения обо мне - из их жопы. Своими мозгами мужчины пользоваться не умеют.

    Лешка лег спать…

  Ребята пришли - фотокорреспондент «Известий»Юра Козырев и его пишущий журналист. Они говорят, что мое поведение не понравилось им и всем военным.

   Я лежу и думаю, какие все эти мужики странные. Что, нельзя номер телефона попросить у человека? Что такого я сделала? Про подружек прокурора лучше бы поговорили. Нет, про меня языки чешут! Хоть бы они опухли у них!

   Ребята из Известий ругаются, что я разложила свои вещи у буржуйки, а им тоже сушиться надо. В Москву им завтра ехать. Я прошу их повесить мои вещи так, чтобы они сохли. У меня вся одежда насквозь сырая, а мне завтра в бой надо идти. Завтра наступление 58 армии будет.

- Повесим как надо Наталья.

- Спокойной ночи!

- Спок!

- Спок!

- Спок!

    Сон пропал у меня. Буду считать баранов…

Раз баран – это следователь военной прокуратуры, который не понимает, что ведет расследования по переброске оружия боевикам из 58 армии.

    Два баран – это следователь уголовного розыска в Чертаново, в Москве, который вел дело по ограбленной квартиры Эдди Оппа и закрыл Дела, так как обиделся на грязные кляузы, которые писали на него уголовники в Министерство.

    Три баран – это следователь уголовного розыска из города Химки, в Московской области, который вел дело по разбойному нападению на фотокора «Ъ» Сашу Потапова и закрыл Дело, после общения с преступниками, организовавшими это уголовное преступление.

    Четыре баран – это следователь военной прокуратуры, который вел уголовное Дело по факту взрыва машины генерала Анатолия Романова, под мостом Минутка в 1995 году. А может этот следователь был свой человечик для диверсантов, в Российской армии. Это Дело уничтожили, так как к этому преступлению причастен генерал Владимир Шаманов с его бандой в охране Романова. 

    Пять баран, шесть баран, сем баран, восемь баран – это следователи, во главе с начальником ОВД «Вешняки» в Москве, получивший награды и повышения по службе после того, как я в место них провела простое, на мой взгляд, уголовное преступление.

Девять баран и еще куча баранов из Москвы, Омска, Новосибирска, Владивостока…

    Господи. Ведь этих баранов в России, даже пересчитать не возможно. Их так много…

    У следователя из военной прокуратуры, была возможность узнать такую информацию, о которой никто теперь никогда не узнает. Все свидетели всегда расстреливаются и добиваются в голову из пистолета.  Я это знаю и молчу поэтому. Вон офицеры и те боятся жить в России, а я тем более. Я больше них все знаю.

  Хорошо, что телефончик не дал следователь. Таким дебилам доверять нельзя.Проболтается потом в такой же пьяной компании, что фотокорреспондент Наташка Медведева мне интересную информацию дала.

   В лучшем раскладе, получил бы этот прокурор за счет меня повышение по службе, ордена, деньги, квартиру, машину, улучшенное медицинское обслуживание, курорты с женой и дочкой и еще разных благ, а мне как всегда - лапу пососать и неизвестно, куда прятаться от этих убийц в России.

    За такую помощь следователю убить могут, чтобы не вякала больше. Ведь Шамиль Басаев знает, что я про все способы поставки оружия знаю. И Асланбек большой знает. И Абу Мовсаев знает.

   Шамиль Басаев знает, что я много знаю и некоторые сотрудники ФСБ тоже. Вот в чем весь ужас. 

  Мне надо контролировать свои эмоции. Бедный парень это прокурор, испугался, наверное. Лишь бы на его потенцию это не повлияло. Ведь этот парень, трех молодых женщин обслуживает, как я поняла, которые моложе меня.

    Не спится мне. Я рада, что выявила преступников в 58 армии, но мне стало страшно. Вопрос: Зачем мне надо было это знать? Отвечу. Интересно и для собственной безопасности.

   Когда ты знаешь, конкретно, кто причастен к преступлениям, становишься наиболее осторожной. Чтобы держаться на дистанции от преступников. Ведь я посещаю район боевых действий, где делают не конфеты, а труппы, значит все должно быть под моим контролем. Мало ли что? Надо быть крайне осторожной на территории, где идет война.

    Не спится, от глупых, женских мыслей. Буду баранов считать... 


ГЛАВА 13

    ...Утром, проснувшись от холода сразу стала выслушивать недовольства от ребят из «Известий» и моего пишущего Лешки. Ребята сказали, что они не спали всю ночь. Я мешала им спать. То я кашляла, то храпела. Кошмар и стыдоба!

    Мои ботинки и джинсы - не высохли вообще. Они сырые! Мои мокрые вещи отодвинули от буржуйки так, что они как были сырые, так и остались. Последними в комнату зашли мои коллеги из газеты «Известия» и повесили свои вещи у буржуйки сушиться, а мои вещи отодвинули. Это сделал либо фотокор Юра Козырев, либо его пишущий журналист «Известий».

   Как мне идти в бой? В чем я пойду? Мне не в чем идти! Вся моя одежда и обувь как были сырые, так сырыми и остались. Кто-то из этих двух ребят из «Известий» засранец, мягко говоря. Скорее всего, оба. Ведь ребятавидят, что вся одежда у меня сырая и знают, что я утром иду в бой и у меня сильный кашель... Ну и суки эти мальчики, между нами девочками говоря!

   Юра Козырев и его пишущий напарник, попрощались с нами.

- Пока мальчики.

   Спасибо за компанию, за сырую одежду. Летите в Москву и продавайтесь в американский журнал «Тайм». Торопитесь и продайте эксклюзив, как можно дороже. Самое главное не продешевите ребята. Труппы боевиков - ведь это эксклюзив считается. За такую съемку хорошо заплатят иностранные СМИ, а я в сырой одежде в бой иду. Буду Аргунское ущелье окружать. Спасибо скажите командующему 58 армии генералу Владимиру Шаманову, что такую съемку организовал.

    Шаманов даже машину давал нам журналистам, чтобы мы фотографировали труппы боевиков. Шаманов очень хотел, чтобы мы журналисты фотографировали эти труппы. Мне только на понятно, зачем это нужно Шаманову? 

Обычно такое снимать не дают сотрудники ФСБ, под угрозой расстрела. Но в 58 армии, у генерала Владимира Шаманова, сотрудники ФСБ добрые, или глупые, или плохо работают, или специально делают диверсии, во главе с генералом Шамановым. Скорее всего – последнее. Что это за диверсия, я узнаю, приехав в Москву.

     А еще из 58 армии оружие поставляют чеченским боевикам и арабам. Как это проверить? Как убедиться в том, что генерал Владимир Шаманов действительно диверсант, или крот, или просто продажная тварь и душегуб, который за деньги такими страшными преступлениями занимается. Может я ошиблась?

    Телефон я у следователя вчера не взяла. Почему - вы поняли. …Но Юра Козырев фотографировал всех, кто сидел за столом и этого следователя, наверняка тоже снял, который ведет расследования поставки оружия чеченским боевикам.

Юра Козырев снял такой эксклюзив, который сам не знает.

Как было бы хорошо, сделать репортаж про торговлю оружием из 58 армии в отряд Шамиля Басаева. Я все про торговлю оружием знаю. Вы знаете, как мы журналисты работаем? Мы всякую хуйню фотографируем. «Акын» называется. Что вижу, то пою, то и фотографирую. А пишущие журналисты тоже «Акын»пишут. Обычно все репортажи заказные и мы работаем на своих хозяев. Вы говорите, что в России свободная пресса? Не верьте этому! Это все вранье.

    Мой хозяин – это олигарх, еврей Борис Березовский. Миллиардеру Борису Березовскому принадлежит журнал «Огонёк», Издательский дом «Коммерсантъ» и все центральные телевизионные каналы в России. Короче куда ни пойдешь в редакцию, попадешь к хозяину мусульманину, либо это тот, кто работает на мусульман, как Борис Березовский.

Борис Березовский еврей по национальности, но  дружит с мусульманином Шамилем Басаевым и всячески ему помогает и банде мусульман тоже, чтобы они воевали против Российской армии. Мусульмане ненавидят евреев. В Коране сказано, чтобы мусульмане убивали евреев, до полного уничтожения. Но в жизни, мусульмане любят пользоваться услугами продажных евреев и русских, которые помогают им.

    Еврея Борю Березовского интересуют только деньги. Банда мусульман помогает еврею Боре Березовскому делать огромные деньги, взамен еврей помогает мусульманам убивать евреев и русских в Чечне в соответствии с Кораном. А русский генерал Шаманов с бандой продажных офицеров в армии и в ФСБ – оружие мусульманам боевикам поставляют, чтобы они убивали сотрудников ГРУ, СОБРа, ОМОНа, Спецназа и солдат 58 армии. Хороший бартер. Правда?

    Мы по заданию редакции «Огонёк», делаем хороший репортаж про генерала Владимира Шаманова, а наш журнал принадлежит Борису Березовскому. Мы обязаны сделать хороший репортаж. Мы мало зарабатываем в редакциях, но на еду хватает. Вы понимаете, всю эту взаимосвязь?

    Было бы хорошо написать в газете «Коммерсантъ», или журнале «Огонёк» про то, как из 58 армии оружие поставляется в отряд Шамиля Басаева и Хаттаба. Я могу рассказать очень много интересного. Вот такая журналистика и является настоящей журналистикой, но такой журналистики не может быть в России и нигде в мире.

    Для такой журналистики нужно уметь собирать информацию, уметь анализировать и проверять информацию, потом нужно выжить, собрав информацию, но дальше все равно тупик. Нет нигде в мире такого издания, кто бы осмелился написать такой репортаж. Всегда ты на кого-нибудь работаешь, и как показывает статистика, все СМИ во всем мире принадлежат мусульманам. Про безопасность журналиста даже говорить не стоит.

    Смерть – вот такая плата и такая награда бывает за такую журналистику. Лучше и выгоднее быть как все и делать то, что говорят хозяева. Поэтому всех журналистов называют проститутками. Проституткой быть выгоднее и проституток все любят. Снял, продался по дороже какому-нибудь хозяину  и тебе за это почет и уважение будет среди твоих коллег.

    Самые дорого оплачиваемые журналисты – это лизоблюды. Чем больше лижешь – тем больше платят.

    Вы помните, когда я фотографировала труппы боевиков, офицер просил не фотографировать его. Офицер боится за свою жизнь. Офицер боится и я тоже. Ведь поставкой оружия чеченским боевикам и арабам занимаются генералы из МВД, генералы в армии и делают они это под прикрытием сотрудников ФСБ. Вот такая хуйня получается.

    Скажете, что я могу позвонить 02, и меня защитят сотрудники МВД? Ой, не смешите меня. Вы мои книги, про разбои и ограбления в «Коммерсанте» читали? Если нет, то почитайте и все поймете, что такое милиция. Говно полное эта милиция в России. Они сами себя защитить не могут. Они всего боятся и в первую очередь генералов из Министерства МВД, которые мусульманам боевикам тоже оружие поставляют.

    Ведь меня защищать надо от генералов МВД, генерала Шаманова, от сотрудников ФСБ и чеченских, и арабских боевиков. Как вы видите – полная жопа, в плане безопасности для журналиста получается. Но вдруг я все-таки ошиблась? Вдруг генерал Шаманов хороший?

   Одевшись в сырые ботинки и мокрые джинсы, мы с Лешкой пошли  договариваться о том, чтобы в бой поехать. Куда идти? Где воюют?

   Нашли командующего армией генерала Владимира Шаманова. Шаманов обещал нам, что мы обязательно поедим в наступление со всеми. Я пожаловалась генералу Шаманову, что у меня сырые ботинки. Сырые и холодные, а я кашляю. Шаманов дал распоряжение, чтобы срочно нашли валенки для меня. Чтобы девчонка, в смысле я, согрелась.

   Приказ Шаманова был выполнен и через 15 минут. Я стояла довольная как танк, с валенками под мышкой. Еще Владимир Шаманов, дал нам Майора, чтобы он был всегда с нами и нам помогал.

   Мы пойдем в наступление и будем участвовать в бою, но только до обеда. После обеда, прилетит вертолет и заберет нас, пообещал нам генералВладимир Шаманов.

   Спасибо большое, сказала я генералу Шаманову. Руку, я боюсь ему давать. Я боюсь его потому, что от него идет могильный холод, который чувствую только я. От Шаманова идет могильный холод потому, что он душегуб и опасный военный преступник, который оружие поставляет боевикам. …Но это надо еще проверить. Я это проверю. Обязательно проверю!

   Сегодня 17 февраля 2000 года, начинается наступление Российской армии на боевиков и окружение Аргунского ущелья.

   Такое, я только в кино видела про войну. Чеченских боевиков будут окружать кольцом. Всех боевиков чеченцев и арабов поймают, и никто из них не удерет.

    В 58 армии, у генерала Шаманова, много разной военной техники и несколько тысяч солдат. Таким прогрессом цивилизации и таким количеством солдат, можно уничтожить любого врага, тем более бандитов из местных колхозов и селений.

   Мы подъезжаем к месту, где были вчера в сопровождении офицера и разглядывали головы мусульман арабов из арабских страни местных мусульман чеченцев, убитых в бою.

Господи, сколько танков! Прогресса цивилизации, заметно прибавилось. Теперь Басаеву–точно капут, Хаттабу - капут тоже!

   Сейчас будет самое интересное! Будет бой с бандитами, которых я прекрасно знаю. Исторический момент наступает, а ребята из «Известий», полетели в Москву продаваться. Вот дураки!

   А я задержание Шамиля Басаева и Хаттаба сниму! Шамиля Басаева надо брать живым! Он знает информации по военным преступлениям больше, чем я. Он все может рассказать про поставку оружия от генералов из Министерства МВД в Москве и от генерала Владимира Шаманова в Российской армии. А еще Шамиль Басаев все планы Саудовской Аравии знает! Шамиль знает, где и как Саудовская Аравия готовит теракты во всех странах мира. Как мусульмане будут захватывать Россию и все страны мира.

    Шамиль Басаев – это Клондайк информации!

Наверно Шамиль обрадуется, когда меня в лесу увидит с фотоаппаратом. Ведь он мне каждый год звонит в день моего рождения. Шамиль всегда приглашает меня приехать и пофотографировать, а еще он всегда спрашивает, обижает меня кто-нибудь, или нет. Если меня кто то обижает, то я могу Шамилю пожаловаться, и он меня будет защищать. Шамиль так и говорит: « - В милицию не обращайся! Там тебе никто не поможет. Там одни дебилы работают. Если есть проблемы – скажи мне и я помогу!» Это я и без него знаю, что кругом одни дебилы и больше всех дебилов в милиции. Вот и свидимся, как он хотел.

- Всё! По машинам!!!

  Мы залезаем с Лешкой на танк. Впереди танк, с развивающимся триколором России.

   …Поехали!!! 


ГЛАВА 14

- Ура!!! Здорово! - хриплю я и кашляю бронхитом. Мы в бой идем и танки наши быстры!

   Я очень рада, что меня взяли в бой. Первый раз в жизни еду в бой! Если бы у меня был хвост, как у щенка, я бы виляла им от радости. Сижу на танке в теплых валенках. Спасибо генералу Владимиру Шаманову. Валенки согрели мои холодные ноги.

Шаманов помогает нам с Алексеем. Ведь мы с Лешкой будем писать хороший репортаж про генерала Шаманова и он об этом знает.

    Нам с Лешкой заплатят не много за этот репортаж, не бойтесь. Нам военным журналистам мало платят в России. Платят столько, чтобы не сдохнуть сголоду и чтобы хватило за квартиру заплатить. В «Коммерсанте» мне сейчас вообще ничего не платят. Мне объявили уголовники экономическую блокаду.

Наш репортаж в «Огоньке» принесет генералу Владимиру Шаманову очередную славу, почет и уважение в обществе. После таких репортажей, которые делаем мы с Лешкой, никто из следователей, не посмеет подойти к герою генералу и обвинить его в военных преступлениях.

Написать про поставку оружия, которой занимается Шаманов? Да вы что! Я журналист и делаю только то, что прикажет редакция. Другого выбора у меня и у Лешки - нет. Не мы, так других журналистов заставят пиарить военного преступника и все его любить и уважать будут.А на самом деле, все наоборот.

    Это в кино только бывает, что следователи проводят расследования, а журналисты пишут правду. В жизни все наоборот. В жизни следователи ничего расследовать не умеют, а журналисты пишут то, что прикажет хозяин издания.

   Выезд танковой колонны 58 армии, которой командует генерал Владимир Шаманов, была из того места, где я вчера фотографировала капустную грядку торчащих голов арабов из земли, убитых несколько дней назад в бою.

    Танки с гулом, цепочкой движутся по направлению к Аргунскому ущелью.

Ура - никто не кричит, на самом деле. Только я одна заорала и это рассмешило всех, кто сидел на моем танке и танках рядом с нашим. Пусть все смеются, а у меня сердце колотится от восторга.

Наступление 58 армии и окружение Аргунского ущелья

  Как мне тепло и уютно на танке в валенках. Это валенкигенерала Шаманова согрели меня. Это не генерал, а волшебник. Генерал все может приказать, как король и всё, что он приказал –всё слуги военные сделают! Даже обсуждать не станут, ведь приказы генерала Шаманова командующей 58 армией - не обсуждаются.

   Как хорошо быть Генералом! Как удобно организовывать, готовить и совершать преступления, если ты генерал и у тебя банда преступников в армии работает.

    У нас в «Коммерсанте» тоже так происходит. Шеф редактор Юра Дьяконов и директор фото службы «Ъ» Эдди Опп организовывают и подготавливают преступления, а нападают на фотокоров и совершают разбои и кражи по ночам у подъезда дома - члены банды и никто эти преступления никогда не расследует. Сотрудники уголовного розыска Москвы очень тупые, а сотрудники военной прокуратуры - ещё тупее. Я вчера с одним таким тупицей общалась. Хотела телефончик его попросить, чтобы помочь этому тупице расследовать серию военных преступлений в 58 армии, но этот военный прокурор такой тупой, что даже этого не понял.

   Я еду на танке, как Королева, в тепле, уюте под охраной нескольких тысяч солдат и офицеров58 Российской армии. Пишущий Лешка и выданный нам Майор, тоже на танке сидят. Этот Майор будет смотреть за нами, помогать нам и охранять.

   Фотографирую сидя на танке все, что мне кажется интересным и вспоминаю фотографии военных фотокоров, времен Великой Отечественной Войны.

   Вспоминается снимок солдата с гранатой в руках, кричащего «Ура»! Он размахнулся и кажется, что он прямо с фотографии прыгнет, и побежит в бой. Хорошая фотография. Динамичная и ёмкая. Все есть в этом снимке и патриотизм, и смелость, и понимание, что этот солдатдействительно всех врагов замочит, не только в сортире. Он не болтает языком, а воюет.

   Еще вспоминаю разные фотографии известных фотографов. Надо чтобы была динамика в кадре... Еще надо быть осторожнее, когда стреляться начнут, чтобы живой остаться.

   Как фотографировать бой, если начнут стрелять? Каски и бронежилета, у меня нет. Надо не высовываться и быть аккуратнее, это самое главное. Ни одна фотография не стоит того, чтобы за нее жизнь свою отдавать. В любом случае, больше 20 баксов за фотографию, никто в России не заплатит даже  военную, снятую во время боя. Такие расценки. Такая цена моей работы.

   Танки едут то по асфальтовой дороге, то по проселочной дороге. Гул сильный идет от танков и выхлопами воняет. Танков очень много. За горизонт уходят танки впереди нашего танка и теряются сзади за горизонтом тоже. Погода отвратительная, скажу вам. Туман и влажность, как в Лондоне. Правда, в Лондоне я не была никогда.

   Вчера было солнце, а сегодня оно спряталось. Наверно солнце боится точно также, как и я. Я на самом деле боюсь, но еду на танке. Я же фотокорреспондент.

   Фотография – это светопись, говорят нам мастера во ВГИКе. Для светописи нужно солнце. Где взять солнце? Может солнце выйдет позже? Надо быть экономнее с цветной пленкой. У меня всегда не хватаетфото пленки. Подожду солнце, а потом буду рисовать это наступление фотоаппаратом, используя солнечный свет.

   Свет ватный и грустный. Вокруг грустная грязь и грустные домики появились. Мы въезжаем в чеченское село. Указатели с названиями сел - исчезли во вторую войну.

   Это военная хитростьмусульман боевиков. Я сразу это поняла. Боевики свою территорию в Чечне знаю прекрасно, а для приехавших в Чечню военных, территория не знакомая.  Сейчас указателей и названий сел в Чечне нет. Их чеченцы все убрали, поэтому можно заблудиться, если не знаешь местность.

В первую войну, я ориентировалась по названиям населенных пунктов. Потом изучила все и могла, закрыв глаза, нарисовать любой маршрут движения в населенные пункты, где я часто бывала.

наступление 58 армии февраль 2000 года

   Едим по Чеченскому селу. Никто не бежит и не встречает Российских танкистов ни хлебом с солью, ни цветами. Наоборот, жители Чечни – чеченцы, спрятались в своих домах и смотрят из-за занавесок окон, за проезжающей колонной танков.

   Женщина с коромыслом и пустыми ведрами идет за водой. Плохая примета, подумала я, раз ведра пустые. Не будем верить в приметы, это глупые предрассудки. Все будет нормально.

   Чеченский старик в очках, замотанных на переносице, похоже белым пластырем, сидит на белой лошади и машет рукой танковой колонне. На танках сидят солдаты. Некоторые солдаты помахали в ответ старику,и я старику машу рукой, тоже.

   На выезде из села, название которого я не знаю, потому, что указателя нет, я вижу местное кладбище.

кладбище  чеченцев

  У каждого села в Чечне, есть кладбище. В первую войну, я научилась определять, какое количество мусульман в селе воюет с Российской армией?Меня этому научили сами чеченские боевики. Это можно узнать, не выходя из машины.

Достаточно поехать на сельское кладбище и посмотреть на кладбище, из окна машины. Если вы увидите высокие копья за забором кладбища и их там много, то это село полностью воюет против Российской армии.

    Копья мусульмане ставят погибшему воину в бою с неверными. Значит, этот убитый мусульманин объявил Джихад, то есть войну неверным и убит с оружием в руках.

    Значит этот мусульманин обычный мусульманин боевик, убийца и был убит неверными бойцами спецназа, СОБР, ОМОН или простым солдатиком, защищавшим Россию от мусульман.Значит все село, которое мы сейчас проехали, обычные бандиты. Мужчины мусульмане воюют с Российской армией, а женщины их матери, сестры, жены поддерживают и помогают убийцам. Старик, который ехал на лошади и махал нам рукой, тоже член семьи бандитов и дети у бандитов, когда вырастут, начнут мстить за то, что их отца, родственника убили неверные солдаты Российской армии.

    Эта война волков против баранов, не кончится никогда. По плану волков, в соответствии с Кораном, они должны перерезать всех баранов на планете Земля и установить свою волчью власть во всем мире, под руководством Саудовской Аравии.

    Вот поэтому никто в чеченском селе не вышел встречать танковую колонну Российской армии с хлебом солью и цветами. Эта армия едет убивать их мужчин, мусульман, которые засели в лесу, в Аргунском ущелье.

  Выехали из села и опять вокруг, тусклая грязь и ватное освещение. Фотографировать нечего, поэтому я вас буду развлекать, чтобы не скучно было ехать. Давайте, пока мы едим, я вам расскажу про традиции в Чечне и сравним их с традициями русских.


ГЛАВА 15

    По русской традиции, при встрече,  жмут руку, или целуются три раза. По чеченской традиции, при встрече, правой рукой обнимаются.

Чеченцы живут кланом, большой семьей, строго соблюдая свои традиции. В Чечне много многодетных семей. Чеченцы, где бы они ни жили,  всегда стараются соблюдать свои национальные традиции и стараются помогать друг другу.

    Среди русских многодетные семьи большая редкость. Многие русские традиции в России, давно изжили себя, а такое понятие как клан семьи – не существует. Семьи русских нельзя назвать крепкими, по сравнению с чеченскими семьями. Понятие семьи искореняется в России столетиями.

Если вы помните, то крепостное право в России было отменено в 1861 году. Крепостное право – это обычное рабство, когда семьи крепостных русских разрушали богатые русские, продавая людей как вещь.

    Потом была революция в 1917 году, и русским внушали, что за идею строительства светлого будущего нужно уничтожать свою религию и членов своей семьи, если они против строительства этого «светлого будущего».

Язычество, а потом Крещение Руси дало русским определенные традиции, которые русские уничтожали на протяжении последнего столетия.

    У русских осталась одна любимая традиция, которую уничтожить невозможно – это пьянство.

    Войны в России – тоже стали традицией. На этих войнах каждое столетие русских мужчин убивают миллионами, поэтому неполные семьи в России это тоже стало русской традицией. Русская женщина – вот на ком держится Россия столетиями и благодаря русской женщине Россия еще существует.

Русская женщина – это самая большая ценность в России и русские женщины стали основным богатством страны. Благодаря русским женщинам все в России возрождается, сохраняется и восстанавливается, и русские традиции тоже.

Многие традиционные вещи, которые есть у чеченцев - мне нравятся, но многие – нет.Например...

Кровная месть – это древняя, национальная традиция чеченцев. Чеченцы не умеют и не любят прощать. Каждый Чеченец должен и обязан мстить, иначе его не будет уважать соплеменники.

   Законы в России есть, но они не работают в России, а в Чечне тем более. В России законы такие, что их никто из преступников не боится, а тех, кто стоит на страже этих законов можно напугать, или заткнуть грязными кляузами, или просто купить, а если следователь не понимает угроз и не продается, то его просто убивают. Защиты в России нет никому, ни мне, ни следователям, ни военным.

В России все продается и это уже традиция. В России можно совершать любые преступления и спрятаться потом в Чечне. В Чечне никто никого искать не будет. Чечню мусульмане превратили в отстойник, для криминала. Сами традиции в Чечне способствуют этому и бездействие власти в стране.

   По Чеченской традиции, за убийство кого-либо из чеченцев, необходимо отомстить. Отомстить, значит убить тоже.

     Еще есть традиция у чеченцев – это проявление уважения к умершим людям. Проезжая на машине мимо кладбища, чеченцы в машине всегда приподнимают задницу -это означает, что они уважают умерших  и помнят о них.

Хоронят в Чечне до захода солнца, как и положено по мусульманским традициям. Убитого хоронят на родовом кладбище, рядом с предками и на могилу кладут горизонтально каменную плиту. Если человек умер своей смертью, от старости, или от болезни, то могильную плиту ставят вертикально.

   Плиту не ставят убитому, а кладут потому, что лежачая плита означает, что умерший умер не естественной смертью и за него не отомстили еще его родственники. Не успели, но они готовятся и рано, или поздно сделают это. Обязательно отомстят и поставят плиту на могиле вертикально.

  Родственники убитого обязательно будут мстить, ведь плита в лежачем положении, а это позор на весь род. Мстят в Чечне и убивают обычно из того тейпа, или той семьи, кто это преступление совершил. Не обязательно могут убить того, кто непосредственно совершил убийство. Если есть дальний родственник, и он имеет власть, и хорошее положение в обществе,и хорошо зарабатывает, то убьют, скорее всего, именно этого родственника, а не убийцу.

    Если русский убил чеченца, то здесь все просто. Чеченцы найдут и убьют обязательно своего обидчика. Причем сами русские помогут чеченцам найти и убить русского. Ведь в традиции русских предательство своего ближнего - давно стало русской традицией.

  В традиции чеченцев обязательно родственники должны помогать друг другу. Если кто-то из чеченцев зацепился за власть, то значит, все родственники этого чеченца тоже будут распределять хлебные и властные места. Каждый чеченец обязан помогать своим родственникам и друг другу. И в Мечетях пропагандируют, чтобы чеченцы помогали друг другу и защищали друг друга.

   По русской традиции умершего человека хоронят на третий день. Родовых кладбищ у русских нет. Хоронят там, где можно купить место на кладбище.

   Родственные связи у чеченцев крепкие. В Чечне, в семьях принято - один за всех и все за одного. В русских семьях такой традиции уже не стало. У русских, скорее всего,  не принято помогать друг другу и религия такая у русских, что каждый сам за себя, и каждый выживает сам по себе.

 Если у тебя есть проблемы и тебе нужна помощь, ты её можешь решить, если у тебя есть деньги, а если у тебя денег нет и ты с этой проблемой пришел в церковь, то помощь будет такой – батюшка посоветует много молиться у картинки святого и терпеть. Картинки святых не могут решить житейские проблемы и в результате проблема только усугубляется.

Русские пережили столько войн, что в традиции русских каждый выживает так, как может. Русские никогда никому не мстят. Они не умеют это делать. Убили мусульмане кого-нибудь из русских, родственники его поплачут и забудут. Убили и убили, ну и хуй с ним. Помогать друг другу и защищать друг друга так, как это делают чеченцы, русские не умеют. Религия у русских такая, что делает русскую нацию безропотными рабами, либо доверчивыми дураками. Русских уничтожают каждое столетие миллионами и русские уже к этому привыкли. Если войны нет, то русские начинают уничтожать друг друга.

    Торговля людьми и рабство, тоже древние чеченские традиции в Чечне. Это хорошие и прибыльные традиции. Во время первой и второй войны в Чечне, чеченцы торговали солдатами, журналистами и любыми людьми, неверными, которых можно поймать, а потом продать, либо использовать для работы.

Мне рассказывал один житель города Шали, что когда война закончится, он наберет русских рабов, чтобы они на него работали. Религия чеченцев разрешает иметь рабов и торговать людьми, а религия русских, разрешает быть рабами.

    Невест воруют в Чечне, если добровольно девушки не хотят замуж идти.У русских нет такой традиции. У чеченцев воровство государственных средств и имущества, это тоже очень древняя традиция, как и у русских.

   Простите... Появился лес... Наши танки едут к лесу, потому, что они быстры! 

    Помню в первую войну, я фотографировала разное руководство, которое было поставлено правительством РФ, после взятия города Грозного российскими войсками.Мне предложили пофотографировать таможенников, которые занимались приемом привезенной в товарных вагонах, разной мебели для школы, и административных зданий.

   Я все сфотографировала, а потом встала и стала наблюдать за ними и разозлила своим поведением, начальника этой таможни, чеченца по национальности. Начальник таможни стал спрашивать меня, когда я закончу фотографировать и уйду, а то им машину грузовую надо грузить. Им засветло надо доехать в назначенный пункт, ведь стреляют по ночам.

   Поинтересовавшись, куда грузят мебель, которую привезли для госучреждений и школ, я тоже туда поеду и сфотографирую эту школу. Мне начальник таможни сказал, не стесняясь, что это он для себя мебель грузит. Он ворует эту мебель и не стесняется это говорить. Он сказал, что она ему нужна и родных у него полно, а лишнее продадут. Ему деньги нужны. Жить надо на что-то? То, что ему платят – ему мало.

   Я поинтересовалась, а как быть тем, кто учителем работает в школе? А школьники на полу сидеть будут? Вы все стулья забрали. Мне таможенник ответил, что сами пусть выкручиваются, как хотят. Если учитель из его рода, тейпа, то ему таможенник поможет. Переживать за такого учителя не надо, а мебель еще привезут. Каждый день приходят вагоны с разными хорошими и нужными вещами из России. В хозяйстве, все пригодиться. Даже офисная мебель.

   Постояла я, пофотографировала и сказала про себя, что совсем оборзели чеченцы. Воруют в наглую! Не стесняется начальник таможни, что ворует и говорит об этом,не стесняясь тоже.

    В России русские тоже воруют у Государства. Чтобы воровать много, надо русскому дать власть. Чем больше русский у власти ворует, тем больше его любят и уважают те, кого он обворовал.

    Вообще воровать - это древние традиции у русских и у чеченцев.Только русские бараны у чеченцев не воруют. Разве может баран у волка что-нибудь отнять? Конечно, нет! Вот чеченцы русских баранов всегда обворовывают.

Хитрость, обман и подражания в поведении хищному зверю волку, это тоже традиция в Чечне. Волк хитрый и хороший охотник на травоядных животных.

   Мне мой Дед говорил, что волк, оказавшийся в стаде баранов и овец, будет резать всех подряд. Просто так будет убивать, даже если он сыт. Сущность у волка такая – убивать и резать.Чтобы Волку загнать травоядное животное, например лошадь, оленя, или баранов, то это животное надо обмануть и загнать туда, чтобы потом наброситься на него стаей, убить и скушать его.Поодиночке, каждый чеченец похож на человека, а когда они сбиваются в стаю, то действительно похожи на стаю волков.

Русские, если их сравнить с животными, скорее похожи на травоядных баранов. Русские не любят и не умеют думать, не умеют логически рассуждать, не умеют предвидеть опасность и делать выводы. Количество войн в России – это доказательство. Русских очень легко можно обмануть потому, что они очень доверчивые. Русские живут одним днем и ими можно манипулировать. День прошел для русского и ладно.

Русские очень терпеливые и выносливые. Русские за несколько столетий привыкли жить в рабстве и боятся вякать, когда им плохо. Если русского доведут его проблемы и он наконец-то своим умишком русский увидит и поймет опасность, то терпение у него кончится, и русский баран превратится в медведя. Вот тогда всем волкам придет конец. Обычно русские побеждают своей массовость, а не умом. Всегда после войны остаются миллионы трупов русских. Никогда русские не задумывались о причинах войн в стране. Русские не умеют это делать.

   Есть традиции в Чечне, которых у русских нет вообще. Например,проявление уваженияк человеку и почтение к старым людям.

   Когда пожилой мужчина, или пожилая женщина входят в помещение, все чеченцы должны встать, проявив тем самым свое уважение к старшему по возрасту человеку. Если вы зашли в помещение и все сидят – значит, вас не уважают эти люди. Встать перед гостем, а тем более старшим по возрасту, либо приподнимание задницы от стула – проявление уважения и почтения к человеку. Это очень красивая и хорошая традиция в Чечне.

    У русских тоже есть традиция вставать, но только перед высокопоставленным руководством. Русских нельзя назвать сплоченной нацией и у русских нет уважения друг к другу.

    Чеченцы ведут себя по-разному в Москве и в Чечне. В Москве чеченцы себя ведут нагло и вызывающе, как русские мужчины, но в Чечне чеченский мужчина ведет себя как джентльмен и обязательно уступит место в автобусе, если зашел пожилой человек, женщина, девушка, маленький ребенок.

   Детских домов в Чечне нет, и никогда не будет, традиции не позволят это сделать. В России детских домов много. Они появляются из-за того, что есть проблемы в семьях с алкоголизмом, наркоманией, либо у женщин просто нечем кормить детей.

   Если чеченский мужчина разводится с женой, то дети забираются у матери и живут с отцом. Разведенная женщина, считается у чеченцев позором. Проще быть второй женой, третьей, или четвертой, но оставаться со своими детьми и первым мужем.

   У чеченцев многоженство разрешается и часто встречается. Ведь чеченцы это Мусульмане. У чеченца количество жен, прямо пропорционально его доходу. Чем больше денег чеченец может сделать, или наворовать, тем больше жен и детей заиметь. Благосостояние прямо пропорционально количеству жен и детей чеченца.

   При разводе, по русской традиции, ребенок всегда остается с матерью. По русской традиции помощи матерям, воспитывающей детей, никогда не бывает со стороны Государства. По телевизору говорят, что помощь есть матерям одиночкам, но на практике понимаешь, что это полный пиздеж на самом деле.

   К женщинам, особое отношение в Чечне. К замужней женщине не имеет права дотрагиваться, даже пальцем, чеченский мужчина. Честь и достоинство для чеченской женщины – это самое святое. Чеченская женщина не позволит никому оскорблять и унижать её честь и достоинство. Если чеченский мужчина не вступится за ее честь, то она сама разберется с обидчиком. Женщина пристрелит своего обидчика, и никто в Чечне её судить и осуждать за это не будет. Все скажут, что она молодец!До суда дело не дойдет, не бойтесь. Традиции в Чечне не позволят этого сделать.

   В России русских женщин разрешено оскорблять. Никто из русских мужчин не будет вступаться, чтобы защитить ее честь и достоинство. Вступаться за честь женщины искоренено рядом законов в России, а законов защищающих русских женщин – нет. Социальная не защищенность русских женщин, пропаганда анти морали, безработица толкает русских на панель. Русскую женщину, предлагающую сексуальные услуги  можно встретить в Москве и в любой точке страны, даже за границей, а чеченскую женщину - нет. Тем более такое невозможно в Чечне.

   Замужнюю чеченскую женщину, сразу видно издалека. Она одета в платке завязанном так на голове, что каждый чеченец сразу поймет, что она замужем. Женщины и незамужние девушки в Чечне, по-разному завязывают платки на голове.

   Женщина в Чечне не имеет права сидеть за столом с мужчинами, когда они кушают. Женщина должна прислуживать мужчине в чеченской семье. В русских семьях стало традицией, что женщина глава семьи, а у чеченцев всегда мужчина глава семьи. На праздниках в Чечне накрываются столы для мужчин и для женщин отдельно. У русских мужчины и женщины сидят за одним столом.

   Гостеприимство и забота о госте, самая соблюдаемая традиция у чеченцев, как и у русских. Гостем считается любой, кто зашел в дом чеченца, даже враг. Врага накормят и напоят чеченцы. Помоют обувь гостю, если она грязная и даже ноги помоют. Потом уложат спать своего врага, который считается гостем, а утром, когда враг выйдет из дома и окажется за территорией двора дома, этого бывшего гостямогут убить, но свой дом чеченцы, не будут осквернять кровью. По чеченской традиции нельзя осквернять свой дом кровью. Плохая примета.

   Гостем в Чечне считается человек, проживший в семье 3 дня. На четвертый день, гостя заставят драить полы, или чистить картошку.

   Если вы хотите опозорить семью чеченца, или опозорить тейп, то убив чужого гостя в чужом доме, или украв гостя из этой семьи, вы нанесете такую обиду, равносильную кровной мести. За освобождение гостя, может начаться местная война и перестрелка. Чеченцы будут стреляться, до тех пор, пока не освободят своего гостя. Смыв тем самым позор со своего рода.

А если освобожденный гость, сказал после освобождения, что вы мне все надоели дикари и я не гость вам никому, то его могут пристрелить за воротами те, кто за него дрался и освобождал его. Вот такой дебилизм и каша-малаша по-чеченски и по-русски, если вы что-то поняли.

   По численности населения чеченская нация меньше русской и, по статистке роста населения, чеченская нация увеличивается, а русская нация уменьшается. Причин несколько и в первую очередь это война, экономическая не стабильность,  но самое главное чеченская нация, по сравнению с русской нацией, более сплоченная и хитрая.

   Отношение к шуткам и понимание юмора у русских и чеченцев разное. Не вздумайте чеченцам рассказывать анекдоты, тем более тонкий Английский юмор. Чеченцы этого не понимают вообще. Вам потом придется долго объяснять этот анекдот, и когда вы это будете делать – вот это уже по круче любого анекдота.

    Русские любят шутить. Русские умеют шутить. Законы в России всегда были говном полным. Законами невозможно в России решить свою проблему, если она появилась. Зато над своей проблемой можно посмеяться, используя юмор. Юмор помогает русским выжить в трудных ситуациях. Юмор русские используют как оружие борьбы.

 Смеются русские всегда, даже в безысходной ситуации и на любую тему. У русских для этого есть частушки. Частушки – это народное творчество и частушки надо петь под гармошку. Темы частушек бывают бытовые, социальные, религиозные, политические и вообще на любую тему. С помощью частушек можно объясниться в любви, или указать на глобальную проблему и высмеять врага. Частушкой можно высмеивать дураков.

Частушки – это способ рассказать о наболевшей проблеме русских. Этокак народная критика и высмеивание политической обстановки, экономической не стабильности, социальных и личных проблем. Например…

В детстве девочку, бывало,
Мать милицией пугала.
Теперь выросла девица,
Вся милиция боится.

Удивили мы Европу,
покорили высоту.
Десять лет лизали жопу,
оказалось, что не ту.

Но народ не унывает,
бодро смотрим мы вперед:
скоро партия родная
нам другую подберет.

   Есть матерные частушки. Ругаться матом – это национальная русская традиция. Если русский ругается матом, это не означает, что он некультурный. Матом русские часто ругаются от безысходности, или от отсутствия возможности что-либо объяснитьтупому идиоту. Когда русский нормальных слов не понимает, то объясните ему матом, и он все сразу поймет.

    Мат также является оружием у русских, как и юмор. Матом можно бороться с врагом.

    Чеченцы матом не ругаются. Во всяком случае, я этого не слышала никогда и это не означает, что чеченцы культурные. Просто они не понимают юмор и не умеют правильно пользоваться русскими матерными словами. Если чеченец начнет шутить и ругаться матом, то получится как корова с седлом.

    У русских есть выражение «чурка», которым русские обзывают чеченцев, таджиков, туркменов и всех тех, кто по-русски плохо пронимает. Как правило, это люди из стран СНГ. Несколько мусульманских стран присоединили к России после революции 1917 года.Людей в России, в 1917 году не спросили, хотят они этого, или нет? Мусульмане в своих странах не развивались, ничего не изобретали, ничего полезного для Человеческой Цивилизации не делали и они стали нагрузкой для русских. С 1917 года русских обязали из этих мусульман сделать цивилизованных людей, а это очень тяжело сделать.

   Нация, которая столетиями ходит в парандже и ничего кроме животных инстинктов не воспринимает и ничего не понимает, похожа на бревно, или на чурку. Чурка – это кусок бревна, которой русские топят печку. Отсюда, появилось прозвище "Чурка", в качестве сравнения с деревянным чурбачком.

    Русские называют «чурками», или «тупой чурка» людей глупых, недальновидных, с низким интеллектом, хотя среди русских таких людей тоже очень много.

   Есть еще очень много традиций в Чечне, которых нет у русских.Заболталась я с вами. Мы в бой идем с танковой колонной. В лес въехала танковая колонна и наш танк стоит. Стоит и не едет никуда.

- А что стоим? Когда поедим?

...О! Поехали! Мы в бой идем и танки наши быстры! Фу... как соляркой воняет. Задохнуться можно.

     Мы въехали в лес, и я вам расскажу про дендрологию чеченского леса.


ГЛАВА 16

Дендрология и почвоведение – это науки о земле и древесных растениях. Я эти науки изучала, когда училась в 155 училище, в Москве. На самом деле у меня много специальностей. Я и в металле разбираюсь. Я дипломированный технолог по обработке металла резанием. Мне нравится учиться и всем интересоваться.

Chechnya __087 копия.jpg

    Февральский лес в Чечне, не интересен. Нет цветочков зимой и грибов нет тоже. Деревья лиственные в этом лесу. Лиственный лес называется листопадный по-научному. В зависимости от деревьев, растущих в лесу, формируется и почва этого леса.

    Почва в лесу имеет несколько уровней. Мы не будем с вами разбирать все эти уровни. Это долго и многое я подзабыла уже. Скажу про верхний слой почвы в лесу, в который мы въехали на танках. Основным элементом верхнего слоя почвы являются опалые листья. Почва лиственного леса обогащена различными гуминовыми кислотами и насыщена минералами, которые образуются в результате гниения растений и опавших листьев. 

   Проще говоря, верхний слой почвы леса плодородный и рыхлый. Ездить по такому лесному грунту на тракторе можно. Я вам в своих предыдущих книгах рассказывала, что я работала в СУ-204 ГЛАВМОССЗЕЛЕНСТРОЯ. В это СУ я попала после окончания 155 училища, которое готовит специалистов озеленителей. Работать с землей мне пришлось на протяжении 5 лет, чтобы заработать постоянную прописку в городе Москве.

    Сначала я работала простым рабочим озеленителем, потом диспетчером, потом секретарем начальника СУ, потом ответственным представителем и прорабом, а перед увольнением мне предложили должность начальника 2-го участка, но я отказалась. Получив постоянную прописку в Москве, я стала искать способы, чтобы стать фотокорреспондентом.

    Так вот, работа с землей – это одна из моих профессий. Работая в СУ – 204, мне приходилось много ездить по Москве и Московской области. Еще одна из моих специальностей – техник технолог обработки металлом резанием. Это я уже говорила и этому я обучалась в Куйбышевском Авиационном техникуме 4 года. Я очень хорошо разбираюсь в любых чертежах и умею по карте читать план местности, поэтому меня посылали от нашего СУ в командировки - ответственным представителем от ГЛАВМОССЕЛЕНСТРОЯ.

    Чтобы руководить строительством, надо уметь читать чертежи и уметь считать масштаб. Я должна правильно размечать площадки, в соответствии с планом местности на чертеже, и объяснять людям, что им делать, как делать. В мою задачу входило руководство рабочими, руководство водителями КАМАЗов, водителями строительной техники и под моей ответственностью были карьеры со щебенкой, гранитным отсевом, песком, землей и торфом.

    Разработка торфяника, и добыча плодородного слоя для озеленения объектов, имеет определенную специфику. Не каждый трактор, или бульдозер может заехать в торфяник.  …Но, наверно вам это не интересно слушать.

    Короче лес, куда заехала колонна танков - не густой. Можно ездить на танке в этом лесу между деревьями. Танки пытаются ехать по разбитой дороге, но не могут - сразу застревают в лесном грунте и садятся на брюхо. Причем не все танки застревают. Одни едут, другие не могут потому, что сидят на брюхе. Солдаты переносят ящики с патронами из застрявших танков. Ящики несут к колонне танков, которые едут колонной, вытаскивая друг друга из грязи. 

    Мы едим по лесной дороге, но это трудно назвать дорогой. Это бездорожье. Мы опять встали. Стоим... Стоим... Опять поехали и танки наши быстры.

    Пока мы едим... Простите, пока стоим. Мы опять встали. Едим так, тык пык, тык пык. Не то стоим, не то едим. 

   Солдаты справляют свою маленькую нужду, прямо с танков. Какой кошмар и стыдоба! Они что не знают, что с ними я еду? На мои замечания солдаты реагируют, но солдат очень много. Очень и очень много солдат. Всех не предупредишь, что в танковой колонне еду я – женщина и я все вижу, как они писают. Вон там солдаты тоже писают стоя на танке.

    Сейчас фотоаппарат достану и буду их фотографировать. Ну вот, шуганула всех писающих мальчиков фотовспышкой.  Совсем другое дело. …Я тоже хочу. А мне как писать? Пока стоим, переобуваю валенки и засовываю ноги в ледяные ботинки. Тоже пойду... А куда? Что делать? Лес весь просматривается. Просматривается далеко и хорошо, хотя погода ватная. Ну что мне делать? Где найти укромное место доя сортира?

    Придумала! Я тут присяду, между танками, а вы не подглядывайте… 

    Солдаты на танках, пока я сижу между танками говорят, что какой дурак разрешил женщину взять с собой? Они первый раз видят, чтобы женщина тоже шла в бой.

- Не дурак, а Командующий 58 армией генерал Владимир Шаманов! Не женщина, а фотокорреспондент Наталья Медведева! Будете орать, некрасиво сфотографирую! Понятно?!

    Конечно, есть определенные неудобства связанные с  присутствием одной женщины среди нескольких тысяч мужчин военных. Это проблема с туалетом. Пойду, пройдусь вдоль колонны танков, и покажу всем, что я фотокорреспондент, а то мне кадр могу испортить эти писающие мальчики, если что интересное будет?

   Мы в бой идем, пока стоим и мы в чеченском лесу, а не в Брюсселе, где писающий мальчик является символом города. Мне писающие солдаты для газеты не нужны.

    Майор, выданный нам Командующим 58 армией Владимиром Шамановым, съежился как воробей, сидя на танке и замерзает. Я совсем забыла про этого Майора. Если этот Майор совсем замерзнет, то он захочет обратно поехать, а я еще ничего не сняла, и боя еще нет. Через пару часов будет обед, а после обеда генерал Шаманов сказал, что за нами прилетит вертолет и заберет нас. Нет, я ни хочу отсюда уезжать. А как вертолет сядет, который за нами должен прилететь, если мы в лесу? Ведь вертолет в лесу сесть не может!

   Когда будет бой, не известно. Мы еще не доехали до него. Отдам Майору валенками, чтобы он согрелся и не стал проситься обратно. Я подарила Майору валенки, чтобы он нас с Лешкой не трогал. Мне работать надо, а я еще не сняла ничего. Мне задержание Басаева и Хаттаба надо сфотографировать. Вот это будет эксклюзив! Всем эксклюзивам эксклюзив! Ведь мы едим окружать Аргунское ущелье.

   Колонна танков поехала. Мне дают руку и помогают залезть на танк. Потом свой танк догоню. Ура! Мы в бой идем и танки наши быстры!

    Проехались не много. Метров сто, не больше. Опять встали...

   Пойду, посмотрю, почему опять стоим? Надо выяснить, когда бой будет? Долго еще ехать до этого боя, или нет? 

   Солдаты таскают из леса разные ветки, или спиливают деревья и укладывают бревна в колею, на дороге.  Лесная дорога вся разбита танками. Танки стоят потому, что не могут ехать по такой разбитой дороге. Некоторые танки могут ехать, а некоторые нет. Солдаты, которые пилят деревья и таскают их на себе - называются «Инженерные войска». Я знаю это, потому, что подошла и спросила их, кто они такие? 

диверсия Шаманова, танки

  Солдаты рубят и пилят деревья. Стволы деревьев вручную таскают в колею. Бревна деревьев тонут в грязной жиже. Дорога в лесу, вообще плохая. Точнее дороги нет совсем. Мы так далеко не уедим. Ребята военные тросами крепят танки друг к другу. Один танк едет сам и тащит на тросе такой же другой танк. Первый танк и сам едет по бездорожью и танк второй тянет. Потом этот танк отцепляют. Он объезжает колонну, возвращается назад и таким же способом тащит другой танк. Так по лесу продвигается колонна танков и БТР.

    Ко мне подошли военные с автоматами и спрашивают, хочу я сфотографировать, как они зачистку леса будут делать?

- Конечно, хочу! Пошли! А как же танки? Вдруг уедут?

- Не уедут без нас. Танки хорошо сидят. 

   Чеченский лес, по которому мы идем, покрыт опавшими прошлогодними листьями, как одеялом. Земля в лесу мягкая, как подушка. В лиственных лесах, всегда мягкая земля. Снега почти нет, но на открытых местах снег встречается. Как солнышко появится, и этот снег растопит.

   Зима из чеченского леса уходит, передавая эстафетувесне. Весна в Чечне наступает раньше, чем в Москве.

   В этих лесах весной много черемши. Черемша – это дикий чеснок, в котором много витаминов. Жители Чечни начинают собирать черемшу в марте.

   Мы с военными прошли метров 200 и увидели сделанный из частокола каркас домика. Если натянуть брезентом этот частокол, получится домик для поросенка Ниф-Нифа из сказки про троих поросят.

   Здесь жили чеченские боевики, и ушли, объясняют мне военные. Давай, фотографируй! Я фотографирую, но это не интересно. Мне бой нужен. Динамика. Люди. Эмоции...

    Погуляв по лесу еще, находим такой же домик, не для поросенка Нуф-Нуфа, а опять для чеченских боевиков. Ни поросят, ни мусульманских боевиков нет. Когда бой будет, спрашиваю я?

- Не переживай, наснимаешь еще. Все тебе будет и динамика, и эмоции, и стрелять будут.Боишься?

- Боюсь, конечно!

  Мы очень далеко ушли, танков не слышно. Может они уехали в бой без нас? Мы возвращаемся обратно к колонне танков и БМП. БМП – это боевая машина пехоты ...Никто никуда не уехал. Все танки как стояли на месте, так и стоят.

   Время обедать. Перекусив с ребятами военными сух пайками и согрев руки о железную кружку с горячим чаем, который солдаты вскипятили сухим спиртом, я лезу погреться в танк. Там теплее. Бой начнется, вылезу, когда до боя доедим. Как скучно, оказывается, идти в бой.

    Давайте, пока мы едим тык-пык, тык-пык, или стоим тык-пык, я вам расскажу что-нибудь? У меня много разных военных интересных историй и эти истории вам понравятся.


ГЛАВА 17

Наверно вас интересует вопрос, как я узнала о способах поставки оружия чеченским боевикам во время войны? Я вам все расскажу. Все равно времени много и когда будет этот бой с мусульманами чеченцами и арабами – не известно. Ведь вся танковая колонна стоит.

Об этом я узнала случайно, благодаря моему соседу чеченцу в моем общежитии. Потом я поехала в Чечню и стала это проверять все у Шамиля Басаева. А когда я пообщалась с Шамилем Басаевым, я стала проводить расследования военных преступлений в Чечне. Шамиль мне много интересного рассказал и не только он.

    Дам небольшую справку, для тех, кто не знает, кто такой Шамиль Басаев?

Шамиль Басаев

     Шами́ль Салма́нович Баса́ев, он же Абдалла́х Шами́ль Абу́-Идри́с (14 января 1965, с. Дышне-Ведено, Чечено-Ингушская АССР, РСФСР — 10 июля 2006 года, Экажево, Ингушетия, Россия) — чеченский террорист, мусульманин суннит, активный участник сепаратистской борьбы за выход непризнанной Чеченской Республики Ичкерия из состава Российской Федерации и боевых действий в Чечне в 1991—2006 годах, один из руководителей самопровозглашенной  Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ). Имел звание генерала армии ЧРИ (посмертно присвоено звание генералиссимуса ЧРИ). Организовал ряд резонансных террористических актов на территории Российской Федерации. Был внесён в списки террористов ООН, Госдепартамента США и Европейского союза. Выходец из тейпа Белгатой. Уничтожен в ночь на 10 июля 2006 года в районе с. Экажево.

Если вы читали мои книги о преступлениях в «Коммерсанте» и книгу «Дело шуба», вы поняли, что у меня есть хобби проводить расследования. Проводить расследования военных преступлений, имея удостоверение ПРЕССА - очень удобно. Фотографировать, это тоже мое хобби, которое я сделала профессией. Я фотографирую для газеты и собираю разную информацию, много всего узнаю и провожу расследования. Получается, что я совмещаю два своих хобби и то, что я делаю, мне нравится. У меня получается это само собой. Это как игра и упражнение для мозгов, чтобы не отупеть. Жизнь такая, всему научит. А еще мне нравится всем интересоваться.

     Из моих книг вы знакомы со мной и знаете, что я от многих интересных вакансий в жизни отказалась, чтобы стать фотокорреспондентом. 1 июля 1994 года моя мечта осуществилась, и я стала работать фотокорреспондентом в «Независимой газете».

    К своей мечте я шла много лет и стала фотокорреспондентом. Сижу сейчас замерзшая в танке, с мокрыми ногами, кашляю бронхитом, пытаюсь согреться и рассказать вам о самом интересном расследовании, которое я провела на войне в Чечне.

   Вообще я провела несколько расследований военных преступлений в Чечне, но все началось с того, что я узнала о способе поставки оружия чеченским боевикам.

   Начну с того, как я попала на эту войну.

  Никто не предполагал, что в Чечне начнется война и затянется на несколько лет. Когда началась война в Чечне, многие журналисты старались туда попасть, чтобы сделать интересные репортажи и фотографии для газеты. Работа журналистов не была организована, поэтому все журналисты ездили к чеченским боевикам.

После взятия в январе 1995 года здания Рескома в Грозном (здания Правительства), все журналисты стали ездить работать в Российскую армию, а к чеченским боевикам ездили только журналисты иностранных изданий.

Из нашей «Независимой газеты» на войну тоже ездили журналисты, но меня с собой никто из пишущих журналистов не хотел брать. Три раза журналисты отказывались со мною ехать потому, что я - женщина. Пишущие журналисты говорили, что женщине на войне не место.

    В январе 1995 года комитет солдатских матерей России предложил журналистам поездку в Чечню, вместе с ними. Солдатские матери ехали в Чечню к своим детям, которые попали в плен к чеченским боевикам.

     На Казанском вокзале, в Москве, собралась группа журналистов, примерно человек 20 с железнодорожными билетами в руках на поезд до города Кизляр в Дагестане. Все журналисты сели в вагон и представитель комитета солдатских матерей стала просить у всех журналистов, чтобы мы написали ей расписку о том, что в случае нашей гибели Комитет солдатских матерей не несет никакой ответственности за нас. Тут, в вагоне поезда, все журналисты выяснили, что война – это место где стреляют и убивают, а не туристическая экскурсия.

    Все журналисты и мой пишущий парень из «Независимой газеты»,услышав, что эта поездка может закончиться их гибелью, взяли свои сумки и вышли из вагона, а я написала расписку. Я подумала, раз эти женщины едут к своим пленным детям и не боятся ехать, значит, и я поеду. Так начались мои приключения на войне, в Чечне.

    Первая командировка, в январе 1995 года, была короткой. Всего несколько дней. В этой командировке я попала в город Шали и фотографировала встречу солдатских матерей с их сыновьями. Перед встречей матерей с их сыновьями в Шалинской тюрьме, всех женщин пригласили в комнату двухэтажного здания, где чеченский мужчина с усами стал читать им лекцию.

    Я стала фотографировать этого мужчину с усами и женщин с сумками. Из набитых едой сумок просвечивались сникерсы, шоколадки, булочки и другая разная вкуснятина. Такое впечатление, что эти женщины приехали на встречу к своим детям в пионерский лагерь, но это не пионерский лагерь, а лагерь для военнопленных солдат Российской армии в городе Шали, в Чечне.

   На столе у этого чеченского мужика, который выступает перед женщинами, я увидела черную книжечку с белыми буквами. Книжечка в мягком переплете. Не толстая и не тонкая. Страниц 70, примерно. Судя по названию книги, похоже, что это книга по психологии.

    Книжки по психологии я немного читала раньше. Мне ребята давали почитать книги Владимира Леви по практической психологии «Искусство быть собой» и «Искусство быть другим». Эти книги помогли мне по жизни. Хорошие книги и полезные.

 Мужик с усами вышел в середину комнаты. Пока этот мужик читает лекцию, я беру черную книжечку с его стола.

    Название книги длинное. Она называется примерно так: «Как проводить агитацию среди населения и пропагандировать Ваххабизм». Из названия книги сразу понятно, что этот мужик чеченец занимается тем, о чем написано в названии книги. Мужик с усами что-то пропагандирует, но что такое «Ваххабизм» я не знаю. Листаю книгу…

    Эта книга на русском языке. Из нескольких фраз в книге, которые я читаю, можно понять, что в этой книге написано как вести себя и что говорить, выступая перед людьми. Написано как интонацией голоса можно психологически воздействовать на людей и что говорить. Еще много интересного и полезного написано в этой книжке, и все это касается управлением сознанием людей. …Какая интересная книжка. Надо ее почитать.

Положила книжечку в свой кофр, закрываю его и начинаю опять фотографировать. Мужик с усами рассказывает женщинам про Аллаха, про войну и что во всем виноваты их дети, которые приехали в их Чечню убивать ни в чем неповинных людей, но я стараюсь его не слушать, так как  понимаю, что идет психологическая обработка людей.

    У мужчины с усами на боку в кофре висит пистолет, а когда мы с женщинами заходили в это двухэтажное здание, нас сопровождали мужчины с автоматами. Когда мы ехали на автобусе из города Хасавьюрт в город Шали, то на всем протяжении пути встречались мужчины с автоматами на улицах Чечни. Такое впечатление, что на этой территории в Чечне Законы Российской Федерации не работают вообще. Ведь с оружием ходить по улицам запрещено законом РФ.

    Мне не понятно стало, какое право имеют эти люди ходить по улицам Чечни с автоматами? Они же не солдаты Российской армии. Но я в этом бардаке еще не разбираюсь, поэтому молчу и только фотографирую.

Лекция закончилась. Мужик чеченец подходит к своему столу и начинает орать, что у него книжка со стола пропала. Я делаю вид, что меня это не касается и фотографирую дальше. Мужик чеченец громким голосом говорит, чтобы ему вернули его книгу!Он говорит, если его книжку не вернут, никто из этой комнаты не выйдет. Я молчу. Надеюсь, что никто меня обыскивать не будут?

    Женщины – солдатские матери говорят, что они видели, как я стояла и читала какую-то книгу, а потом положила ее в свою сумку. Короче, меня сдали эти женщины, и мне пришлось вернуть эту книгу по психологии этому мужику чеченцу с усами. Я стала просить этого чеченского мужика, чтобы он подарил мне эту книгу, или продал, или дал на час ее почитать, а перед отъездом я ее верну. Но этот мужик с усами оказался очень вредным и назвал меня воровкой. Я стала спрашивать его, как его зовут? Мужик отказался мне говорить, как его зовут. Сказал, что с «такими», как я, он не хочет разговаривать. 

    Ну и ладно. Все равно узнаю. Ведь мне надо подписывать фотографии, которые я наснимала. Вдруг эти фотографии пойдут в газету?

    Этот мужик с усами, оказался большим местным военным начальником. Мужика с усами зовут Абусупья́н Магоме́дович Мовса́ев, но все местные чеченцы с автоматами его называют просто Абу.

    Нас, с солдатскими матерями, повели в местную тюрьму, которая находится рядом со зданием, где Абу Мовсаев проводил психологическую обработку солдатских матерей и читал им лекцию о том, что их дети пришли с оружием и убивают жителей Чечни. Причем все чеченцы вокруг вооруженные разным оружием. Кто с пистолетом на боку ходит, кто с автоматом и пистолетом. А ведь нельзя носить оружие - по закону РФ запрещено.

пленные солдаты

пленные солдаты

    Вывели молодых ребят, которых матери отправили служить в Российскую армию. Мусульмане в Чечне начали вырезать русских семьями и поэтому в Чечню ввели армию, для наведения порядка. Чеченцы мусульмане поймали солдат Российской армии и посадили в тюрьму. 

     Вывели еще несколько пленных военных, которых неделю назад поймали во главе с майором Славкой.

пленные солдаты

    С этим майором Славой произошла очень интересная история в апреле месяце. Я вам расскажу о ней позже…

    Простите, я отвлекусь и проверю, почему мы опять стоим? Когда мы поедим в бой?

- Эй, ребята! Почему опять стоим? Мы так никуда не доедим. Мне надо бой снимать!Сегодня в бой пойдем, или нет?

 Вся техника стоит. Военные жгут костры и готовят еду. Некоторые солдаты ремонтируют порванные гусеницы.Бревна и палки носят в разбитую колею. Раз боя пока нет, и мы никуда не едим, мы с вами дальше поболтаем. Будем сидеть в танке и греться, а то я с моими сырыми ногами совсем заболею и не смогу фотографировать бой. Мой кашель мне уже надоел. Я все время кашляю. Простите, что отвлекаюсь. Так, о чем мы свами говорили? О психологии, кажется…

Психология это очень интересная и полезная наука и очень опасная, еслиона попадает в злые руки. Если ей правильно пользоваться, можно помогать людям и разруливать сложные ситуации, и даже спасать людей от смерти. С помощью психологии, манипулируя сознанием людей, можно людей натравливать друг на друга, чтобы они убивали друг друга. Можно с помощью психологии заставить людей любить плохое, и ненавидеть хорошее. Психологически обработанные люди поверят в то, что черное – это белое, а белое – это черное.

Для такой психологической обработки людей и нужны СМИ. Если угрожать убийством, или угрожать увольнением с работы, или еще как-нибудь угрожать, то люди подвергаются психологической обработке еще быстрее. Экономическая не стабильность помогает обрабатывать людей психологически, с помощью СМИ. Можно обманывать, лгать людям и психологически обрабатывать их, войдя к ним в доверии. Дальше просто. Стадное чувство людей управляется и манипулируется со стороны.

    Как правило, психологической обработке подвергаются те люди, кто не умеет и не хочет думать, либо это доверчивый человек. …А таких людей большинство. Лучше сказать, что все люди такие и я тоже. Доверие к людям – это самый большой мой недостаток, от которого я всю жизнь страдаю. Нельзя быть доброй и доверчивой. Но рано, или поздно я выявляю обманщиков и предателей.

Психологией и доверием всегда пользуются преступники, для достижения своих преступных целей. Все преступники – хорошие психологи. Любая религия, это тоже психологическая обработка населения. Надо смотреть, что эта религия пропагандирует, используя Бога, обрабатывая психологически население и какие цели ставит перед собой.

    Если результат этих действий преступен и смертельно опасен для людей – это уже не религия, а обычная банда во главе с преступниками. Такая религия опасна. Если религия учит доброте, любви к людям, взаимной помощи, поддержке и созиданию Человеческой Цивилизации в целом, то это хорошая религия. Такую религию надо защищать. Но это не означает, что пропагандируя добро не надо защищаться от зла и прощать зло.

Всегда надо думать, чтобы вовремя понять что хорошо, а что плохо? Никогда не надо воспринимать слова за чистую монету. Это может быть обман. Надо давать оценку всему, по результату действий людей и человека.

    В руках злых и корыстных людей психология становится страшным оружием, для уничтожения людей миллионами, но психологию можно использовать и для спасения людей. В феврале 1995 года, я воспользовалась советами психологов и психологическими приемами, чтобы украсть людей.

    В свою следующую поездку в Чечню, в феврале 1995 года, я опять оказалась в комнате, где месяц назад Абу проводил лекцию солдатским матерям. За письменным столом опять сидит Абу Мовсаев и допрашивает меня. Мы с атаманом казаков Петром Севастьяновичем Косовым украли вчера из Шалей несколько пленных солдат Российской армии. 

Абу Мовсаев сидит и говорит мне, что меня сейчас расстреляют за то, что у них пленные солдаты пропали.И вы знаете, этот Абу Мовсаев не шутит. Ему убить человека, как два пальца обоссать. Злой и безжалостный этот Абу.

Как я позже узнала, этот Абу всю свою жизнь работал в Милиции и его профессия быть на страже законов РФ и защищать людей от опасных преступников, но Абу Мовсаев сам опасный преступник.

От расстрела меня спас Асланбек (большой), который сказал, что если бы я была причастна к этому похищению солдат, то я бы не приехала сюда в Шали. 

    Я так и знала, что так подумают!  Вот что значит психология и предсказуемое поведение человека.

В Чечне мусульмане воровали солдат и использовали их как рабов. Почти в каждом доме у чеченцев есть тюрьмы. При строительстве дома, каждая чеченская семья строит под домом тюрьму для содержания рабов. Либо рабов держат в глубокой яме, на территории двора. Солдат чеченцы воровали и для того, чтобы продавать их за большие деньги. Солдат насильно держали, не только в Шалинской тюрьме, но в домашний тюрьмах чеченцев содержались солдаты Российской армии.

Если мальчишки солдаты убегали, их ловили всем селом, всем городом Шали, а потом зверски избивали, мучили и публично убивали, чтобы другим солдатам неповадно было убегать из рабства.

Насмотревшись на то, как чеченцы убивают беглецов, никто из солдат не убегал из семей чеченцев и работали на них, выполняя все, что прикажут чеченцы. Я вам говорила, что иметь рабов в семье – это древняя чеченская традиция. Это даже разрешено по закону Шариата, что каждый мусульманин может иметь рабов из неверных. Шариат – это законодательство Саудовской Аравии, которое эта страна хочет установить во всех странах мира. По этим законам Шариата чеченцы живут всегда, но не афишируют это.

Солдаты, которых мы украли из плена - это православные русские и кореец буддист. Они в Коране называются неверными и подлежат уничтожению.

    Если честно, то во всем этом я тогда не разбиралась.Я только отмечала для себя, что в Чечне на каждом шагу происходит нарушение Закона РФ. Ходить с автоматами по улицам не положено. Это нарушение закона Российской Федерации. Еще нельзя воровать людей, тем более солдат, которые пошли служить в армию, чтобы защищать свою Родину.

Территория Чечни – это территория России и армия может находиться в любой точке страны, куда посчитает нужным ее направить руководитель страны. Никто не имеет права указывать солдатам, где им находиться в свое стране, там более бандит, который ходит с автоматом по Чечне – территории России.

Я сижу в кабинете Петра Косова и говорю ему, что мне надо вернуться в Шали, чтобы еще что-нибудь поснимать. Петр Севастьянович говорит, что на этом мои поездки к боевикам закончились. Если я туда поеду, меня сразу убьют за то, что мы у них солдат украли.

     Не знаю, где я это читала, или смотрела в кино, но мне кажется, если я поеду обратно в Шали, то все подумают, раз я приехала, то я не причастна к краже солдат.

- Петр Севастьянович, если я приеду в Шали обратно, чеченцы скажут, раз  я приехала обратно, то я не имею никакого отношения к этой краже солдат. А если я не приеду, то они подумают, что я виновата. Это психология поведения человека  называется. Значит, я могу ехать!

    Петр Косов говорит, что это глупости и это не надежно. А вдруг они так не подумают и не скажут. Тогда меня убьют, и никто мне не сможет помочь.

- Петр Севастьянович, в январе я видела книжку по психологии у Абу Мовсаева. Это говорит о том, что они читают книги по психологии и изучают поведение человека. Если я не приеду, то мое поведение станет шаблонным, как написано в книгах по психологии. Если я поеду, то я нарушу это шаблон. Понимаете меня?

    Все что я пытаюсь объяснить Петру Севастьяновичу, он наверно не понимает, но говорит, что это может не сработать и это смертельно опасно. Мы договорились с ним, что я все буду валить на него.

    Петр Севастьянович Косов - атаман казаков. В 1995 году был одним из четырёх помощников Президента Ингушетии Руслана Аушева.  Кабинет Петра Косова был в здании Правительства Ингушетии, в городе Назрань.

Петр Севастьянович говорит, чтобы я говорила чеченским боевикам все, что захочу, лишь бы меня не убили. Договорившись с Косовым, если я через неделю не вернусь в Назрань, чтобы он начал мои поиски.  На следующий день я поехала обратно в Шали.

    То, что я предполагала, объясняя атаману Косову, то и произошло.

     По приезду в город Шали меня сразу арестовали чеченские боевики, и повели на допрос к Абу Мовсаеву. В кабинете у Абу было несколько боевиков с автоматами. Привели начальника местной тюрьмы, который вчера дал мне пропуск со штампом волка, чтобы автобус со спрятавшимися в нем пленными солдатами смог проехать все блок посты чеченских боевиков. Еще в комнате у Абу сидел Асланбек большой.

     Я все рассказала, что вчера происходило. На самом деле рассказать про тот спектакль, который я устроила вчера – не возможно. Это можно только смотреть. Я вчера использовала психологический прием с платочком, чтобы отвлечь начальника тюрьмы и забрать у него пропуск. Спектакль получился хорошим  и психологический прием с платочком  сработал. Этот психологический прием я увидела в фильме режиссёра Яниса Стрейча  «Театр». В конце этого фильма актриса Вия Артмане наглядно показывает, как с помощью платка привлекать внимание зрителя, поставив спиной к зрителю другую актрису. 

    А еще я плакала, и это тоже был психологический прием. Этому я научилась в телевизионной программе  «Что, где, когда?».

    Короче, разные психологические приемы помогли мне, и этим психологическим приемам я научилась по телевизору. Начальник Шалинской тюрьмы не повернулся и не увидел, что в автобусе за сиденьями спрятались солдаты.

    Начальник тюрьмы обвиняет во всем меня, что я специально все это устроила и заморочила ему голову. …А Асламбек, который сидит на стульчике у двери, говорит…

- Если бы Наталья была причастна к этому похищению солдат, то она бы не приехала сюда обратно.

   Я обалдела, когда это услышала. Если бы у меня был хвост, как у щенка, я бы им виляла от радости. Все-таки сработал психологический шаблон поведения человека. И я  нарушила этот шаблон, поэтому могу идти. Мне Абу Мовсаев сказал, чтобы я передала Петру Косову, чтобы он приезжал еще раз. Они ему еще 20 пленных солдат отдадут. Ага, ищите дураков. Солдат они отдадут. …Конечно, нет. Убьют чеченские боевики Петра Косова сразу, если он в Шалях появится.

   Асланбек, который, по сути, спас меня от расстрела – это Абдулхаджи́ев Асламбе́к Сайпи́евич. Если о нем говорят чеченцы друг с другом, то добавляют, что это Асланбек большой. Как я потом узнала, в Шалях есть еще Асланбек Абдуллаевич Исмаилов. Его зовут Асланбек маленький. Он меньше ростом, чем Асланбек большой, поэтому их так зовут, чтобы различать друг с другом.

Еще позже я узнала, что Абу, Асламбеки большой и маленький – жители города Шали. Они в июне 1995 года станут очень известными террористами во всем мире. Они во главе с Шамилем Басаевым захватят больницу в городе Будённовск, возьмут в заложники 1700 неверных и устроят публичную провокацию – бойню, когда Президент России Борис Ельцин полетит в США на переговоры с Президентом США Биллом Клинтоном.

Это был запланированный Саудовской Аравией теракт на территории России и об этом теракте мне Шамиль Басаев говорил в апреле 1995 года. Чеченцы мусульмане – это исполнители марионетки, которыми манипулировали арабы из Саудовской Аравии.

    Надеюсь, я интересно рассказала, как на войне применяется психология поведения человека. Как вы видите, психологию поведения человека можно использовать не только для массового убийства людей, но и для спасения себя и людей. 

    Наши танки медленно движутся. Танки друг друга тянут на тросах. Пока мы медленно едим в бой, я вам расскажу дальше интересные истории.

ГЛАВА 18

   Война – это ежедневные преступления, с разными названиями.

   Самое главное - никому не доверять на войне. Языком не болтать. Слушать, запоминать, все анализировать и делать выводы. Не вздумайте своим поведением показать, что вы что-то поняли. Будьте дурой, на всякий случай, так безопаснее.  Если мозги отключаются от страха и не понимания, тогда чувствуйте ситуацию и опасность - кожей. Если кожей чувствовать не получается, снимите ее с себя и чувствуйте мясом. 

   Нельзя поддаваться на провокации и психологическую обработку. Будьте независимым, ведь вы Журналист! Имейте всегда свою точку зрения. Слушайте себя, но прислушивайтесь к предупреждениям. Щупайте и нюхайте опасность и доверяйте своим ощущениям.

   Если вы чувствуете, что не надо туда идти, или ехать – идите в другую сторону. Если вы чувствуйте, что не надо это спрашивать, или говорить – заткнитесь и только слушайте, кивая и поддакивая, что вам говорят.

   Когда фотографируйте, подумайте сначала, а вас за этот кадр не пристрелят потом?

   На территории где идет война, работать сложно. Не каждый журналист выдержит. Не каждого журналиста, туда можно пускать. Чтобы работать, как журналист, с двух воюющих сторон, нужно иметь определенный набор человеческих качеств и определенный характер. Самое главное выжить, если ты случайно стал свидетелем некоторых военных преступлений, диверсий, или увидел преступников-садистов, инструктирующих боевиков, посланными сотрудниками ФСБ в отряд чеченских боевиков. Осторожно узнавайте о них информацию, но так, чтобы остаться живой. 

   Мой интерес к поставкам оружия боевикам, был скорее похож на женское любопытство, а не журналистское расследование.

   То, что мне пришлось узнать, я никому никогда не рассказывала. Я предлагала в разное время некоторым пишущим журналистам, заняться темой поставки оружия боевикам, но на меня смотрели как на ненормальную,  а потом говорили, что они хотят жить.

   Как жаль, что я писать не умею, а только фотографирую и я не знаю, как и кому, эту информацию сообщить, чтобы все люди об этом знали. Огласка страшного преступления может быть единственным способом заставить силовые структуры наконец-то работать и заняться расследованиями серьезных военных преступлений, которые на протяжении многих лет совершают опасные преступники и диверсанты в силовых структурах России.

    В марте 1995 года, я собиралась поехать в Чечню в третий раз. Целью моей поездки было найти в Чечне самого главного чеченского руководителя Джохара Дудаева, сфотографировать его и взять у него интервью. На самом деле я могла его сфотографировать во вторую поездку, в феврале 1995 года.

     Во вторую поездку произошло много разных событий и разных приключений. Они все интересные. Когда я собиралась уже обратно в Москву, в Шалях я встретила знакомого мужчину из села Самашки. Мы к этому мужчине чеченцу ездили домой в Самашки с Петром Севастьяновичем Косовым. Петр Косов ездил к нему на переговоры, чтобы согласовать с ним дни перемирия и за эти дни обменяться труппами.

    Этот мужчина из Самашек, увидев меня в Шалях сказал, что обо мне все в Чечне говорят, что я очень хорошо работаю, и поэтому он хочет мне помочь. Он предложил мне сделать эксклюзив – интервью с Дудаевым. Я посмотрела на свой фотоаппарат и говорю, что у меня вся пленка закончилась, и осталось только 10 кадров. Я не пишущий журналист - я фотокорреспондент, поэтому, что спрашивать у Дудаева – я не знаю. Я отказалась и сказала, что мне надо съездить в Москву за фотопленкой и спросить в редакции, какие вопросы задавать Дудаеву.

    Мужчина говорит, что только сегодня вечером он мог бы мне организовать встречу с Дудаевым, а если я уеду и вернусь потом – он не гарантирует, что сможет мне помочь.

    Но я все равно отказалась от интервью с Джохаром Дудаевым. У меня нет фото пленки и нет диктофона. Какой смысл встречаться с Дудаевым, если не знаешь о чем с ним говорить, тем болеебез диктофона? Я обещала вернуться в Чечню через 3 дня, но вернулась через 3 недели.

    В редакции «Независимой газеты» к моему предложению съездить в Чечню еще раз, чтобы взять интервью у Дудаева отнеслись не серьезно. Мне не поверили и сказали, что такого не может быть. Надо мною просто посмеялись в «Независимой газете» и сказали, что видимо со мною кто-то пошутил в Чечне. Найти Джохара Дудаева – не возможно.

Мой начальник фото отдела «Независимой газеты» Борис Матвеевич Кауфман уехал в Америку, на две недели. Он сказал, что когда вернется, будет решать вопрос с моей командировкой. Я с полной уверенностью думала, что обязательно поеду. Пока начальник был в командировке, я готовилась к поездке на войну, в Чечню.

ГЛАВА 19

    Мой начальник фото отдела «Независимой газеты» Борис Матвеевич вернулся из Америки и сказал, что он категорически против моей поездки в Чечню. Он был уверен в том, что Дудаева в Чечне найти не возможно. Борис Матвеевич посмотрев мои фотографии, которые я привезла из Чечни, сказал, что за мою жизнь очень боится.Ведь это очень опасно снимать и я подвергаю свою жизнь опасности. Мало того, по телевизору выступил заместитель МинистраМВД генерал Анатолий Сергеевич  Куликов и сказал, что Дудаев убит, или тяжело ранен, или находится за границей.

    Эту информацию надо проверить, поэтому я стала искать редакцию в Москве, которая согласилась бы дать мне деньги на проезд в Чечню, и потом напечатать интервью.

    В журнале «Огонёк» директор фото службы Геннадий Викторович Копосов сказал, если у тебя есть возможность 50 на 50 найти и сфотографировать Дудаева – езжай. От редакции «Огонёк» мне дали командировочное удостоверение, деньги на 5 дней проживания в Чечне и на авиа перелет Москва – Слепцовское, в Ингушетии. 

    Еще мне позвонили из французского журнала «VSD». Я встретилась с представителем этого издания и взяла список из 20 – ти вопросов, которые нужно задать Дудаеву.

    Таким образом, я организовала свою третью поездку в Чечню, а дальше стало  происходить, что-то странное. Моя третья поездка в район боевых действий была самой мистической. Первая странность, которая произошла – это ситуация с красной шапочкой. Я вам расскажу эту странность, но сначала я должна вам рассказать, как я готовилась к этой поездке.

В своих предыдущих книгах, где я вам рассказывала о рецидиве уголовных преступлений в редакции «Коммерсантъ», вы знаете, что я профессиональный фото лаборант и у меня дома в общаге есть все, чтобы печатать фотографии. Я готовлюсь к поездке в Чечню и мне нужно печатать фотографии. Фотографии я печатала дома, в общежитии.

    С помощью этих фотографий я узнала, что в квартире я живу с соседом, который занимается поставкой оружия чеченским боевикам. Эта информация стала в дальнейшем причиной расследований военных преступлений на войне, в Чечне, которыми я занималась много лет.

    У моей соседки по квартире в общежитии Лены Морозовой, живет сожитель чеченец Руслан Джамбеков. Эта Лена вселилась к нам в квартиру летом. Вместе с вещами Лена привезла и чеченца, который живет с ней в её комнате. Руслан не Москвич. Он приехал из города Малгобек, в Ингушетии.

    Лена работает на стройке, от которой ей и дали комнату в нашем общежитии. Руслан живет постоянно в нашей квартире и целыми днями находится в нашей квартире, и чувствует себя хозяином.

Одевается Лена достаточно скромно. Одежда у нее не из бутика, а с Лужниковского рынка. Каждый день Лена приходит с работы с огромными сумками продуктов и начинает готовить еду, чтобы накормить своего сожителя Руслана. Каждый вечер всю плиту сковородками и кастрюлями занимает Лена, а в выходные дни она целый день печет и варит для Руслана. Хорошая хозяйка эта Лена и хорошо заботится о своем сожителе Руслане.  За своего сожителя Лена не платит квартплату. Сожитель Лены живет на полном нашем обеспечении. Этот сожитель моей соседки раздражает меня своим наглым поведением и своими чеченскими традициями, но я терплю.

    Я хожу на работу в разное время, в зависимости от того, когда съемка будет. Если у меня съемка в обед, или в 2 часа дня, то я нахожусь дома, в общаге. Еду на съемку к обеду, или к 2 часам дня и потом в редакцию, чтобы проявить пленку. Возвращаюсь я домой поздно.

     Пока моя соседка Лена на работе Руслан водит девчонок в её комнату. Охи и вздохи, в комнате моей соседки Лены слышны каждый раз, когда я дома, но Лена на работе. Я ругаю Руслана постоянно и стыжу его, но он все равно приводит девочек, когда Лена на работе.

    Обнаружив, что моим полотенцем, в ванне, пользуется либо Руслан, либо его девочки, которых он приводит, я рассказала все Лене и попросила её постирать мое полотенце.  Лена устроила скандал Руслану, но не выгнала его. Мне не понятны эти отношения между Леной и Русланом. Зачем она этого чеченского альфонса содержит, если он ей изменяет? На кой хрен такой сожитель нужен? Но это не мое дело, лишь бы не мешали мне жить и не пользовались моими вещами!

    Руслан нигде не работает. Целыми днями сидит в нашей квартире, но иногда он уезжает, куда-то и его не бывает несколько дней, или несколько недель. Руслану часто звонят в нашу квартиру и он разговаривает по нашему телефону на чеченском зыке. О чем Руслан говорит по телефону, я не знаю. Чеченский язык я не понимаю.

    Договорившись с соседками, что я ванну занимаю на всю ночь, чтобы печатать фотографии – ставлю оборудование, кюветы и печатаю  фотографии.

    В ночь с 6 на 7 марта 1995 года я в ванной комнате печатала фотографии, которые фотографировала в январе и в феврале 1995 года. Для поездки в Чечню я печатала фотографии, чтобы приехав в Чечню подарить на память фотографии тем людям, которых я снимала. Цветные фотографии я уже напечатала за деньги, но у меня еще есть черно белые фотографии, которые я печатаю сама.

    У нас в редакции «Независимой газеты» фотографии тоже можно печатать в лаборатории. Директор фото отдела Борис Матвеевич Кауфман и фото лаборант Илья разрешают мне оставаться на ночь в редакционной фото лаборатории и печатать фотографии для портфолио и выставок. Но перед 8 марта редакция ушла на праздники, и я решила печатать фотографии дома.

    Напечатав фотографии в ванной, я выхожу на кухню и глянцую их на специальном оборудовании. На кухне сидит Руслан, пьет пиво и смотрит фотографии, которые я напечатала.

- О! А я их знаю! – Говорит Руслан.

    Руслан смотрит фотографии, которые я снимала в Чечне, в январе и феврале 1995 года и, показывая на некоторых людей пальцем, называет их имена и фамилии. Руслан всех чеченцев знает, кто на моих фотографиях сфотографированы. Руслан знает и главных чеченцев, которых я снимала для газеты.

    Когда я фотографировала в Чечне, не всех переписала, поэтому мне нужно знать, кого и как зовут, чтобы в редакции делать подписи под фотографиями, если их опубликуют. Я сходила в свою комнату за своими записями, которые делала в Чечне и за чистым листком.

    Руслан мне говорит имена и фамилии людей, которых я фотографировала, а я сверяю их с моими записями и дописываю новые имена и фамилии.

- Вот этот Абу Мовсаев. Вот этот Асламбек, его зовут большой. Там еще есть маленький Асламбек, но у тебя на фотографиях я его не вижу. Вот этот Аслан Масхадов, а вот этот - Шамиль Басаев.

    Я фотографировала Аслана Масхадова и мне сказали, что он самый главный здесь в Чечне. Есть еще главнее – это Джохар Дудаев, но я его еще не сфотографировала. У меня Аслан Масхадов записан, и Руслан сказал правильно, как его зовут. Правильно назвал и Асланбека больного. Фамилию я его не знаю, но Руслан знает, что его фамилия Абдулхаджиев. Я записываю фамилию Асланбека на листочке. Руслан знает и Абу Мовсаева, которого я фотографировала, когда он читал лекции солдатским матерям в январе 1995 года.

- А вот этот Шамиль Басаев.

- Руслан, а кто это такой? Может не надо его записывать?

    Руслан говорит, что Шамиль Басаев тоже там главный. Он командир отряда. Его тоже надо записать, вдруг для газеты пригодится.

    Я когда фотографировала Аслана Масхадова, то в кадр постоянно лез какой то мужик. Руслан говорит, что его зовут Шамиль Басаев. Я этого Басаева, постоянно просила отойти от Масхадова, а то он мне кадр портит. Но этот мужик Басаев, все равно лез в кадр, или вставал за Масхадовым, и мне приходилось его тоже фотографировать. 

    Руслан говорит, что хорошо, что я этого Басаева сфотографировала. Может пригодиться. Он полевой командир, как и Асланбек большой. Хорошо, напишу, что это Шамиль Басаев. Может когда и правда пригодится его фотография для газеты. Руслан знает по именам и других чеченцев с автоматами на моих фотографиях, но он говорит, что это - не главные чеченские военные.

    В мою первую и вторую поездку я познакомилась с Абу Мовсаевым и Асламбеком большим. Вы знаете, при каких обстоятельствах. Асланбек мне помогал, когда мне жить негде было. Асланбек отправлял меня в какую-нибудь семью, для ночевки. Поэтому Асланбека большого я очень хорошо знала. 

   Как вы поняли, я фотокорреспондент «Независимой газеты» и моя работа фотографировать. Как я познакомилась с чеченскими боевиками, вы поняли.  Но откуда Руслан Джамбеков всех этих боевиков знает? Вы знаете, про этих боевиков еще никто ничего не писал в газетах, и знать их можно, только приехав в Чечню.

- Руслан, а откуда ты всех их знаешь?

    Руслан говорит, что знает их всех лично. Сожитель моей соседки Руслан ездил к ним в Шали несколько раз иобщался с ними. Он их всех очень хорошо знает потому, что  оружие им поставляет.

- Ты им оружие поставляешь? Да кто ты такой, чтобы такими вещами заниматься? Ха-ха-ха! Откуда ты можешь оружие достать? Ты хоть раз оружие в руках держал?

Я стала смеяться над словами Руслана и наверно Руслана разозлили мои слова.Он ушел в комнату моей соседки Лены. Через пару минут Руслан возвращается опять на кухню с пистолетом в руках. Руслан наводит на меня пистолет и говорит, что он держал в руках оружие и ходит пистолетом всегда.

- Может это газовый пистолет, или это игрушечный пистолет?  - смеюсь я.

    Руслан вынимает из ручки пистолета длинную штучку, в которой видны пульки. Вынимает одну пульку и говорит: « - На, посмотри. Это настоящий пистолет, а не газовый!»

- Руслан, а ты не боишься с настоящим пистолетом ходить по Москве? Вдруг тебя задержат и арестуют за ношение оружия. Ведь с оружием ходить нельзя!

    Руслан смеётся и говорит, что я не понимаю вообще, с кем я разговариваю. Руслан оказывается очень крутой. У Руслана есть крутые связи в Министерстве МВД и его из Министерства МВД крышуют. Это такие крутые связи, и это такие высокопоставленные генералы, что любого сотрудника милиции раком поставят, если Руслана задержат. Руслан говорит, что он позвонит своим друзьям в Министерство МВД и его сразу отпустят, пистолет отдадут и еще извиняться будут за то, что его задержали. Вот какие крутые связи у моего соседа Руслана.

    Я говорю Руслану, что все равно нельзя с оружием ходить. Это не положено. А Руслан говорит, что ходить с пистолетом – это национальная чеченская традиция и элемент национальной одежды. Каждый уважающий себя чеченец должен ходить с оружием. Руслан себя уважает и он крутой, поэтому ходит по Москве с пистолетом.

Попросту говоря, Руслан стоит и выебывается передо мной, демонстрируя мне настоящий пистолет.

- Руслан, значит ты по одному пистолету, продаешь? Это называется, ты оружием торгуешь? Ха-ха-ха!

    Руслан говорит, что он не по одному пистолету продает, а много. Его друзья в Министерстве МВД поставляют оружие вот этим чеченцам, которые на фотографиях, а он посредник.

- Так значит, ты много денег зарабатываешь Руслан, раз оружием торгуешь. Это хороший бизнес. За это хорошо платят. Если ты имеешь много денег, то почему вы с Леной квартиру не снимите, а живете здесь, в общаге?

- А зачем мне квартиру снимать? Наоборот, здесь удобнее. Меньше подозрений. А денег мне мало платят. Я не из-за денег этим занимаюсь. Просто каждый чеченец должен помогать друг другу, вот я и помогаю.

    Охуеть, какого сожителя нашла моя соседка Лена и притащила в нашу квартиру, в общаге. Я не могла понять, почему Руслан не боится мне все это рассказывать? Может он выпил много? Может его так растрогали фотографии, которые я сфотографировала? Но скорее всего, Руслану просто захотелось выебнуться передо мной и мои фотографии спровоцировали его на это.

    Я пошла в ванну… Сижу и думаю, что делать? Печатать фотографии я уже не могу. Меня всю трясет от того, что я узнала. В моей квартире живет посредник, который поставляет оружие чеченским боевикам. Ведь этот Руслан опасный преступник! Надо, что-то делать. Завтра надо идти в милицию. Нахуй такой бандюга в моей квартире нужен? 

   Моя соседка Лена Морозова наверняка знает и видела, что её ебарь Руслан Джамбеков с пистолетом ходит. Наверняка Лена знает, чем занимается Руслан. Где эту чеченскую мразь она вообще нашла и зачем его в общагу притащила?

    На следующий день, 7 марта 1995 года, я пошла в отделение Милиции района Вешняки, города Москвы, чтобы рассказать, что в моей квартире живет поставщик оружия чеченским боевикам. Надо взять фотографии, которые я наснимала, и показать сотрудникам милиции, кому именно этот Руслан Джамбеков поставляет оружие.

    Поставка и продажа оружия – это самое страшное военное преступление. Со слов сожителя моей соседки Руслана я поняла, что поставка оружия происходит в Чечню от генералов, которые сидят в Министерстве МВД. Нихуя себе информация!

    Генералы МВД поставляют оружие через моего соседа Руслана, чтобы чеченские боевики из этого оружия убивали солдат Российской армии, сотрудников ОМОН, СОБР и спецназа. Охуеть, какими преступлениями занимаются генералы в Министерстве МВД России.

   ...Простите. Надо ноги размять. Пойду, посмотрю, чем занимаются солдаты и мой пишущий Лешка? Если вы ещё не забыли, то я напомню, что я с 58 армией иду в бой окружать Аргунское ущелье, где засели чеченские боевики во главе с Шамилем Басаевым и армия арабов, во главе с Хаттабов, которых на территорию Россию ввела Саудовская Аравия.

    Этим наступлением и окружением Аргунского ущелья руководит генерал Владимир Шаманов. На самом деле нет никакого наступления. Все танки и БМП сидят на брюхе. Они не могут ехать по лесному грунту.

    Это в кино все круто бывает, а в жизни я вижу, что это не наступление, а хуйня какая то. Может что-нибудь поснимаю и заработаю 20 баксов, если мою фотографию опубликуют в газете, или журнале?

ГЛАВА 20

   На улице уже темно. Меня солдаты накормили тушенкой и сух пайком. Мой пишущий Лешка водку пьет с военными, а я водку не пью, она не вкусная. У меня сильный кашель и ледяные ноги. Ребята у костра растерли водкой мои ноги. Все говорят, что я заболела по-настоящему. 

    Мне сказали, что вертолет за нами сегодня не прилетит. Вертолет в лесу сесть не может и я могу заночевать в танке.

    Ну что, продолжим рассказ, про поставку оружия чеченским боевикам…

    Наверно надо короче писать, а то книга очень длинная получится.

    Короче 7 марта 1995 года, рано утром, я пришла в ОВД «Вешняки» города Москвы и сказала Дежурному, что мне надо поговорить с начальником ОВД по очень важному и серьезному делу. Дежурный ответил, что начальника нет, и не будет, но есть его заместитель и когда  закончится одно важное мероприятие он меня примет.

    Разложила я на столе перед замом начальника ОВД «Вешняки» фотографии, по листочку называю фамилии чеченских боевиков и показываю пальцем кто их них кто на фотографиях. Вот этот Аслан Масхадов, а рядом с ним Шамиль Басаев. Он полевой командир считается. Вот этот Абу Мовсаев, а вот этот Асламбек Абдулхаджи́ев. Они все главные и их я снимала в Чечне, в городе Шали, в январе и феврале этого 1995 года. У моей соседки Лены Морозовой живет сожитель Руслан Джамбеков из Малгобека, который этим чеченским боевикам поставляет оружие. Руслан посредник. Оружие этим чеченским боевикам поставляется от генералов, которые сидят в Министерстве МВД, в Москве, через моего соседа Руслана.

Рассказываю все заместителю начальника ОВД «Вешняки», что вчера узнала от Руслана Джамбекова, который живет в моей квартире, в комнате у моей соседки Лены Морозовой.

- Пишите заявление! – говорит мне зам начальника ОВД Вешняки. – Все в заявлении опишите, что мне рассказали.

- Хорошо, я напишу. А что потом будет?

- Мы вызовем этого Руслана Джамбекова и поговорим с ним, чтобы проверить все, что вы написали.

- Да вы что, обалдели совсем? Это нельзя делать! Так нельзя проводить расследование! Нельзя Руслана вызывать, а то можно его вспугнуть. Надо сначала установить слежку за ним, чтобы выйти на тех генералов в Министерстве МВД, которые занимаются поставкой оружия чеченским боевикам в Чечню. Надо телефон прослушивать в нашей квартире. Если вы начнете Руслана спрашивать, он ничего вам не скажет. У него с собой пистолет есть настоящий. Если комнату Лены обыскать вы найдете пистолет, но Руслан говорит, что у него связи в Министерстве МВД такие, что вас всех раком поставят, и вы отдадите ему пистолет, и извинитесь за то, что его задержали.

    То ли этот заместитель начальника ОВД Вешняки испугался связей этого Руслана в Министерстве МВД, толи он тупой и не профессиональный на столько, что категорически отказался, что-либо делать, без моего письменного заявления. Но ведь этот зам начальника должен знать, кому такую информацию сообщать. Я не знаю, кто должен подобными преступлениями заниматься.

    Меня испугало то, что зам начальника ОВД после моего письменного заявления вызовет Руслана и тем самым подставит меня и оборвет нить, которая идет из Министерства МВД в Москве, в отряд чеченских боевиков, в Чечне.

    Этот канал, по которому идет поставка оружия, идет через моего соседа Руслана. Надо сначала следить за Русланом и прослушивать телефон в нашей квартире. Я говорю, что могу помочь, чем могу и буду наблюдать за Русланом тоже. Советую заму, может надо сообщить в такое ведомство, кто такими страшными преступлениями занимается. Ведь речь идет о регулярной поставке оружия, в которой участвуют генералы из Министерства МВД. Из этого оружия чеченцы убивают солдат Российской армии в Чечне. Это страшное военное преступление!

    Еще я говорю заму начальнику ОВД, что меня могут просто убить за то, что я вам сообщила об этом преступлении. А кто меня защищать будет?  Этот зам начальника ОВД настолько тупой, что не понимает и этого. Или он сам всего этого боится.

    Не знаю что делать? Я решила воспользоваться своими связями в этом ОВД «Вешняки». Шесть лет назад я проводила расследование украденной у меня шубы. Я вам писала об этом расследовании в книге «Дело ШУБА». После этого расследования меня пригласили работать помощником следователя в Перовскую Прокуратуру Москвы и предложили учиться в любом юридическом ВУЗе Москвы.

    Оказалось, что все мои связи рассосались за 6 лет. За это время поменялся несколько раз весь личный состав отделения МВД «Вешняки», включая руководство, поэтому меня здесь не знает никто и не помнит, что я проводила расследование, после которого все сотрудники отделения ОВД «Вешняки» получили повышение по службе, повышения в звании и разные ценные подарки.

    Зам начальника ОВД «Вешняки» злит меня своей тупостью и нежеланием работать с той ценной информацией, которую я ему сообщила. Сообщать в инстанции выше, что у меня в квартире живет посредник, через которого идет поставка оружия от генералов в Министерстве МВД в отряд чеченских боевиков - он тоже не будет.

    Этот тупой придурок сидит и рассуждает вслух, что, скорее всего я поругалась с этим чеченцем и придумала эту историю, чтобы ему отомстить. Я говорю, что не ругалась с этим Русланом, наоборот он мне в доверительной беседе все рассказал. Руслан выёбывался передо мною, поэтому все рассказал. Выёбываться стал Руслан,  когда смотрел фотографии чеченских боевиков, которых я фотографировала в Чечне.

    Внимание зама начальника ОВД перешло на фотографии боевиков, которые я ему принесла. Он говорит, что это меня надо задержать и арестовать за то, что я фотографировала в Чечне боевиков.

- Фотографировать – это моя профессия. Я фотокорреспондент «Независимой газеты»! Все фотографии, которые вы видите в газетах и журналах – фотографируют такие люди как я. Для этого надо везде ездить и со всеми общаться. Понимаете это?

    Дальше зам начальника ОВД «Вешняки» говорит, что он сейчас позвонит куда следует, и со мною будут серьезно разбираться. Я советую этому заму, позвонить куда следует, по поводу моего соседа Руслана, который поставляет оружие боевикам с Чечню, но зам ОВД говорит, что у него нет для этого основания.

Моих дамских сил больше нет. Я не знаю, как с тупицами разговаривать. Это настоящий тупой Чурка! Русский тупой Чурка!Я не выдержала и стала обзывать этого зам начальника ОВД «Вешняки» тупым и глупым человеком, не профессионалом, который не понимает, что я говорю о важном и страшном преступлении. Это преступление о поставки оружия от генералов МВД. Сказала, что в милиции одни дебилы работают. На что мне этот зам начальника ответил…

- Это ты дура тупая, раз в общежитии живешь. Умные люди в общежитиях не живут.

    Этот зам вызвал наряд милиционеров и сказал, что после таких оскорблений в его адрес он мог бы меня посадить на 15 суток, но так как завтра женский праздник 8 марта – он меня отпускает потому, что он добрый. Зам сказал, что это будет подарок мне на женский праздник.

    Меня за шкирку, как котенка, повели сотрудники милиции по коридорам ОВД «Вешняки», а на крыльце, на улице, столкнули со ступенек. Я перелетела через ступеньки и упала на асфальт. Сотрудники милиции в меня кинули портфолио с фотографиями чеченских боевиков.

Я встала. Мои ладони и колени расцарапались о грязный асфальт до крови. Колготки на коленях порвались. Мне стало очень обидно, и я стала плакать.

    Я шла к автобусной остановки и ревела. Мне больно и не понятно, почему меня зам начальника ОВД не понял? Что я сделала не так? В кино я видела, что сотрудники милиции, когда им сообщаешь важную информацию о каком-нибудь преступлении, начинают работать и все проверять, но в жизни, на самом деле - все происходит наоборот. Жизнь и кино – разные вещи.

    То, что я сообщила зам начальнику ОВД «Вешняки» о страшном преступлении, в котором участвуют генералы МВД - это очень важно. …Но я ничего не могу сделать. Никто не хочет в такие преступления ввязываться. Скорее всего, зам испугался за свою шкуру и свою жизнь. Наверняка этому уроду квартиру дали от МВД, а он сука ничего делать не хочет.

    Зам ОВД «Вешняки» оскорбил меня тем, что я в общежитии живу. Даже тем, что зам начальника ОВД «Вешняки» меня оскорбил,  который работал в марте 1995 года, можно уверенно сказать – «Где недостает ума, там недостает всего» (Джордж Савиль (Сэвил), Галифакс - английский государственный деятель).

Если бы я не жила в общежитии, то не узнала бы о том, что через сожителя моей соседки в общежитии, генералы из Министерства МВД, в Чечню, поставляют оружие боевикам чеченцам. Этой взаимосвязи зам начальника ОВД не понимает.

    Вот видите, почему мне приходится самой все делать и проводить расследования? Видите, какое количество тупых мудаков и разных моральных уродов работают в МВД.

    Наверно те генералы из Министерства МВД,кто занимаются поставкой оружия  чеченским боевикам, через сожителя моей соседки Ленызаинтересованы в том, чтобы в милиции на руководящих постах стояли тупые, трусливые дебилы.

    Поеду в Чечню и сама все проверю, и все узнаю.

Эту третью поездкув район боевых действий, в Чечню, можно назвать самой мистической.  Наверно Бог тоже видит, какие тупые люди живут на Земле, и поэтому делал разные чудеса, для моего спасения.

В этой третьей поездке я смогла не только выжить, но и узнать все способы поставки оружия чеченским боевикам. Узнала планы Саудовской Аравии по захвату России и всех стран мира. Узнала, какие  теракты Саудовская Аравия планирует провести в России, в Европе, в Англии, в Америке в США. И вообще много всего полезного узнала.

               

ГЛАВА 21

     Я выглядываю из люка танка, как сурок. На улице очень темно. Видны только яркие пятна костров. 100 танков и БМП затихли. Несколько тысяч солдат Российской армии ложатся спать, которых командующий 58 армией  генерал Владимир Шаманов послал окружать Аргунское ущелье. В этом ущелье засели чеченские боевики во главе с Шамилем Басаевым и арабы,  приехавшие из Саудовской Аравии и других мусульманских стран во главе с Хаттабом.

Сегодня наступления не получилось потому, что танки и БМП не могут ехать. Поговорим дальше…

    С Шамилем Басаевым, который лез в кадр в январе 1995 года, когда я фотографировала Аслана Масхадова, я тоже познакомилась. Этот Шамиль очень любит фотографироваться и поговорить. Я тоже люблю поговорить. А еще этот Шамиль Басаев очень любит хвастаться.

     Видя обстановку вокруг меня, я понимаю, что общаюсь с людьми, которых можно назвать преступниками и их много. Как себя вести среди них, я не знаю, и подсказать мне некому. Но несколько лет назад мне объясняли, как себя вести с преступником.

Я вам рассказывала, что проводила расследование украденной у меня шубы. Я вам писала об этом в книге «Дело ШУБА». Сыщик из ОВД «Вешняки», с которым мы летали в город Омск, по дороге обратно рассказал мне много полезного, что надо быть осторожной, внимательной и никому не доверять когда проводишь расследование. И еще много полезного рассказал. А на «милицейской кухне», в Омске, один дядька мне сказал, что преступник может убить только за то, что я его сфотографировала.

Вы знаете, в жизни человека бывают очень неприятные моменты и когда меня украли шубу, я очень переживала и плакала, что мне так не везет в жизни. Приехав в Чечню во время войны, я благодарила Бога за то, что у меня несколько лет назад шубу украли. Ведь то, что рассказал мне сыщик и те сотрудники милиции в Омске, когда я вела это расследование, я бы нигде не узнала. Меня сотрудники уголовного розыска немного научили, как себя вести с преступниками и это они сделали после кражи моей шубы. Видимо Бог не нашел другого способа научить меня всему этому.

    Получается, я обучилась немного премудростям того, чему учат сотрудников уголовного розыска, но это нигде не отражено в моих документах.

    Понимаете, в жизни ничего не происходит просто так. Все что происходит – это дар Бога и это Богиспытывает вас. Бот так вас проверяет. Если вы испытание пройдете достойно, то научитесь тому, что вам в дальнейшем пригодится в жизни и спасет вас от смерти. А еще я книги Владимира Леви по психологии читала. А еще я фильмы смотрела про Шерлока Холмса, про Штирлица, про Глеба Жеглова и Володю Шарапова. Вот это все мне пригодилось в Чечне и сформировало мое поведение.

Шамиль Басаев отличается  от преступника Андрея Заварзина, который у меня украл шубу. Шамиль Басаев не только любит поговорить и похвастаться, но и  фотографироваться он тоже любит, в отличие от преступника Заварзина, а моя работа фотографировать людей.

     Через несколько лет я поняла и другое, и благодарила Бога за то, что у меня всегда не было денег на поездки в Чечне. Из-за отсутствия денег я была вынуждена обращаться за помощью к чеченским боевикам, и могла все видеть, узнавать, находясь внутри, среди боевиков. Я жила в чеченских семьях, я ездила с журналистами боевиками везде и собирала информацию. Вы знаете, у чеченских боевиков были свои сотрудники прессы, которые ходили с видеокамерой и с автоматом.

Работать на стороне Российской армии я не могла. С аккредитациями от Мин обороны и Министерства МВД был полный бардак. Ещедля работы необходимо было 100 долларов США в сутки только на машину для передвижения по Чечне, а такую сумму ни одна редакция в России не могла дать, за исключением зарубежных СМИ.

    Короче все, что происходило – все даноБогом для того, чтобы я работала в Чечне так, как я и работала.

    С Шамилем я часто разговаривала и на разные темы. Начнешь о погоде говорить, а закончишь разговором о войне. Начнешь о рыбках говорить на Мальдивских островах, а закончишь разговором о поставке оружия.

Когда мы разговаривали с Шамилем о жизни и где я живу, я перешла на тему про оружие. Ведь мне надо проверить то, что я узнала от Руслана Джамбекова на кухне своего общежития. Я начала издалека. Сначала пожаловалась Шамилю Басаеву, что у меня в квартире живет чеченец Руслан Джамбеков.  Потом говорю, что он ходит с настоящим пистолетом и однажды он направил пистолет на меня. Я испугалась и пошла в милицию на него жаловаться, что он мне пистолетом угрожает.

- Вам оружие из Министерства МВД в Москве поставляют, да Шамиль? 

Шамиль спрашивает, кто мне это сказал?

- Руслан сказал. Руслан сказал, что он посредник и вас всех знает. Он был здесь несколько раз.

Шамиль спрашивает, как фамилия этого Руслана, я говорю – Джамбеков. Он из Малгобека.

- А ты об этом говорила в милиции?

- Нет. Сказала только, что он с оружием ходит и угрожает мне. Я просила обыск в нашей квартире сделать.

- А в милиции что сказали?

- Сказали, что пистолет наверно газовый был и выгнали меня.

- Вот дебилы. Ну и дебилы. Девчонка к ним пришла про поставщика оружия говорить, а они ничего не поняли. Ой, так ведь этот болтунменя может без оружия оставить. Надо с этим болтуном разобраться. Я всех посредников не знаю. Цепочка большая, но я все проверю. Надо всех посредников изучить пофамильно. Как ты говоришь его фамилия?

- Джамбеков. Руслан Джамбеков!

- Я с ним разберусь, чтобы не болтал лишнего.

- А как ты с ним разберешься? Убьёшь, что ли? Моя соседка беременная от него.

- Нет, убивать я его не буду. Зачем мне нужна лишняя кровная месть. Я все проверю и если это мой посредник, я его заберу. Пусть домой едет и с родителями сидит, если язык за зубами держать не может. Нечего ему в Москве делать. Спасибо, что сказала Наташа. Хорошо, что предупредила меня. Пойду, займусь этим. Всех узнаю и всех проверю.

     И Шамиль Басаев ушел. Когда я приехала домой из Чечни, Руслан еще был в нашей квартире, а потом исчез на несколько лет. Исчез Руслан Джамбеков перед терактом в Будённовске, который произошел в июне 1995 года.

В итоге, после разговора с Шамилем Басаевым я поняла, что им действительно поставляют оружие сотрудники милиции. Точно из Министерства МВД в Москве, или нет, я не узнала, Шамиль не сказал, но поставка оружия действительно происходила. И таких как посредник Руслан Джамбеков в этой цепочке несколько человек, как я поняла. Шамиль Басаев не всех посредников знает, но он сказал, что все проверит и про каждого посредника узнает. Он должен всех посредников знать,  чтобы без оружия не остаться.

    Руслан Джамбеков появится в нашей квартире, в общаге  через несколько лет, в 2006 году. Что с Русланом произошло дальше, расскажу в конце книги.

ГЛАВА 22

Иду по селу Ведено в сторону госпиталя. Опять с Шамилем встретились, и он спрашивает меня, что я сегодня снимала. Шамиля Басаева в Шалях я видела редко, а в селе Ведено часто. В день по несколько раз встречаю. Иногда его нет, целую неделю. Когда он появляется, то говорит, что ходил воевать в лес с русскими.

Начали с Шамилем говорить про фотографию, а закончили разговор темой о войне. Шамиль поинтересовался у меня, знаю ли я, кто правит всем миром? Вопрос глобальный и я никогда об этом не думала. Я сказала, наверно евреиправят миром. Во всяком случае, так все говорят, что евреи правят миром. Нет, говорит Шамиль, миром правят мусульмане. Миром правит Саудовская Аравия. Почему Саудовская Аравия? – удивилась я. Об этом нигде не писали, и никто об этом не говорит никогда.

- Наташа, ты никогда не задумывалась, почему России так не везет и почему в России так много войн происходит?

    Нет, я никогда об этом не задумывалась. Шамиль говорит, что все войны в России, начиная с Куликовской битвы – все организовали мы.

- Мы– это вы, чеченцы?

    Нет, поясняет Шамиль,  «мы» - это мусульмане. Это арабы все войны на земле организовывают. Я вспоминаю из истории, что Куликовская битва – это война русских с Золотой ордой. Это война русских с мусульманами, но  про историю Саудовской Аравии  я ничего не знаю. При чем здесь Саудовская Аравия и Куликовская битва? Шамиль поясняет, что арабы всегда вели войны и захватывали страны. Много стран в мире приняли Ислам быстро и особо не сопротивлялись, но вот сделать Россию Исламской страной у арабов никак не получается.

    Шамиль  говорит, что к этой будущей войне готовятся все мусульмане во всем мире. По плану Саудовской Аравии скоро все страны в мире станут Исламскими, и начаться все должно с России. Если Россию мусульмане захватят, то дальше все просто будет. По плану Саудовской Аравии на захват Европы, после захвата России, планируется неделя. Потом Шамиль сделал паузу и говорит, нет, неделя – это много. 2-3 дня достаточно, для захвата Европы. С Европой все просто, говорит Шамиль. С Америкой и Англией – тоже. А остальные страны - вообще ерунда. Про Китай ничего Басаев не говорил и я не спрашивала.

Интересный пошел разговор про войну. Шамиль говорит, что они наведут порядок сначала в Чечне, а потом и в России. Все женщины в Чечне будут ходить как положено мусульманкам в хиджабе. Когда чеченские женщины привыкнут к хиджабу, на них потом паранджу наденут, как в Саудовской Аравии. Мне тоже пойдет хиджаб, говорит Шамиль и я тоже буду ходить в паранжде, как и все женщины в России.

- Я в паранжде? Ты обалдел совсем Шамиль? – смеюсь я. – Я в мини юбках и в джинсах всю жизнь ходила и ходить буду. Нет такой силы, которая заставила бы меня ходить в паранжде.

- Есть! – Говорит Шамиль. – Другого выбора не будет. Жить захочешь, оденешься так, как скажут.

- Ну, это мы еще посмотрим!

Война – это вид преступления, а я люблю на эту тему поговорить, тем более, если это касается меня и моего будущего. Ведь я живу в России, и все что касается будущего захвата России – это касается и меня. Мне это очень интересно знать.

Русские все войны всегда выигрывали, говорю я Шамилю Басаеву, начиная с куликовской битвы. С Наполеоном войну русские выиграли. Вторую мировую войну с Гитлером – тоже русские выиграли. При чем тут Наполеон, Гитлер, мусульмане и Саудовская Аравия, спрашиваю я Шамиля Басаева?Ведь русские воевали с французами и с немцами. Шамиль поясняет, что я ничего в войнах не понимаю и не знаю, как они организовываются. Это не русские выиграли войну с Наполеоном и Гитлером, а они выиграли – мусульмане.

    Шамиль говорит, ты вспомни Наталья, сколько людей погибло в этих войнах? Несколько миллионов людей погибло. Мусульмане тоже погибли, но в основном погибли не мусульмане в этих войнах. Шамиль говорит, что для организации любой войны достаточно найти человека, который будет делать то, что ему скажут мусульмане.  Дальше надо помочь этому человеку встать у власти в стране. Мусульмане помогают этому человеку встать у власти, и он делает то, что требует Коран. Достаточно натравить одну страну на другую, как петухов на ринге, или как собак друг на друга – смеется Шамиль.

- Видишь, как грамотно мы мусульмане воюем?

     А ведь Шамиль Басаев прав. В войне французов с русскими, немцев с русскими погибли неверные и евреи миллионами, а мусульмане остаются в стороне. Наполеон и Гитлер не нападали на мусульманские страны. Получается Наполеона и Гитлера пидорасили мусульмане, и направляли на Россию убивать неверных миллионами. Мусульмане руками пидорасов делают то, что им надо.

     Что требует их Коран - я не знаю, никогда его не читала. Шамиль употребляет слова, которые я раньше никогда не слышала и их смысла я не понимаю. Поэтому он мне поясняет, что «неверные» – это все те, кто не мусульмане. Я – Наташа Медведева, тоже неверная считаюсь, говорит Шамиль.

Надо же, как мне коротко и грамотно рассказал Шамиль Басаев о мотиве преступления второй Мировой войны.  Ведь во Второй мировой войне Гитлер действительно целенаправленно убивал евреев, русских, украинцев, белорусов, цыган, поляков, венгров, французов – и все они не мусульмане. На Исламские страны Гитлер не нападал и не убивал в концентрационных лагерях мусульман. Наоборот, Гитлер дружил с мусульманами и мусульмане чеченцы помогали фашистской Германии убивать неверных в СССР.

    Позже, когда я прочитала Коран, законы Шариата и стала изучать происхождение этой религии Ислам, мне стало понятно, что Фашизм – это и есть Ислам, получается. Организатор банды Ислам Мухаммед 1400 лет назад делал то, что делал Гитлер во вторую мировую войну. Арабы уголовники в Саудовской Аравии во главе с Мухаммедом, объединившись в религиозную группу.  Насильно, или обманом, мусульмане заставляют людей вступить в их банду и те люди, кто не является членом банды Ислам, мусульмане убивают людей на Земле миллионами 1400 лет подряд.

    Вот на что мне намекал Шамиль Басаев, когда рассказывал о Второй мировой войне. Еще Шамиль сказал…

- Мы учли все ошибки всех войн, которые происходили в России и по всему миру. Мы, мусульмане, сами сейчас справимся. Нас мусульман уже много!

Шамиль говорит, что все мусульмане по всему миру готовятся к этой войне и знают, что Саудовская Аравия эту войну готовит.

    Шамиль говорит, что воевать с русскими - одно удовольствие. Русские очень глупые и доверчивые. Русских очень легко обмануть можно и русские ничего в войнах не соображают, и воевать русские не умеют, на самом деле. Русских спасает всегда то, что их много. Но на самом деле мусульмане всегда побеждают. Вот чеченцев мало, но они хитрее и они победят Россию обязательно. Они обманут русских, но победят.

     Еще русских, Шамиль назвал гнилой нацией. Он говорит, что в Российской армии столько много продажных русских, что ему противна эта русская нация вообще. Я тоже русская, говорю я Шамилю. Но ты не такая, как все русские. Ты исключение, говорит Шамиль. Если есть в нации исключения, значит, не вся нация еще прогнила, говорю я Шамилю. Шамиль смеётся. 

    В следующей войне все будет по-другому, говорит Шамиль, с учетом ошибок, которые были в прошлых войнах. Это будет война мировая. По хлеще Второй Мировой войны.

     Дальше Шамиль Басаев говорит, что он будет Президентом Чечни. А после того, как мусульмане захватят весь Кавказ, он будет Президентом всего Кавказа.  Ему это обещал сам Король Саудовской Аравии. Шамиль говорит, что разговаривал с ним по телефону и он обещал ему, что они помогут Шамилю стать Президентом Чечни, а потом всего Кавказа. Шамиль говорит, что когда Чечню очистят от всех русских и евреев, её отсоединят от России и отстроят так, как Арабские Эмираты. Потом будут весь Кавказ очищать от русских, и на Кавказе будут жить одни мусульмане. На территорию Кавказа введут войска НАТО, чтобы они помогли мусульманам захватить Россию и сделать её Исламской страной.

    Шамиль стал говорить, кого он назначит на разные посты в Чечне, когда станет Президентом Чечни. Абу Мовсаев будет Министром безопасности, по типу ФСБ. Аслан Масхадов будет у него Министром обороны. Асланбек большой будет тоже министром, но не связанным с силовыми структурами. Каким министром конкретно будет Асламбек, я забыла уже. Шамиль называет имена и фамилии чеченцев, распределяя виртуально будущие министерские должности, а про Джохара Дудаева ничего не сказал.

- Шамиль, ты забыл про Джохара Дудаева. А Дудаев кем будет?

- Ах, да, про Джохара забыл.

    Джохара Дудаева Шамиль планирует назначить Министром Иностранных дел. Шамиль говорит, что Джохар плохо разбирается в военном деле и военной стратегии, в отличие от него поэтому место Джохара на переговорах, а не на войне. Должность Министра иностранных дел Джохару Дудаеву лучше подходит, уточняет Шамиль Басаев.

    Я слушаю этого колхозника с пистолетом Шамиля Басаева и думаю – вот он Наполеон № 2. Я понимаю, что Шамиль потерял контроль над собой ихвастается передо мной. Он хвастается потому, что у него крышку снесло от того, что ему сам Король Саудовской Аравии пообещал. Басаев чувствует помощь и защиту, поэтому он охуел от этого и хвастается передо мной. А еще ему хочется выебнуться перед кем-нибудь. Этим «кем-нибудь» оказалась я. Наверно я красивая очень, что от моего вида у чеченского колхозника крышу сносит.

Наверно я ему нравлюсь, поэтому он и выебывается передо мной. От меня Басаев не чувствует опасности. Он воспринимает меня как обычную молодую женщину. Наверно я и красивая, раз этот колхозник рассказывает мне очень важные и секретные вещи. Из Басаева лезет такая интересная информация. С одной стороны он интересно рассказывает, но с другой стороны, это обычный колхозник с автоматом. Откуда он все это знает?

    Шамиль Басаев говорит очень интересные вещи и глобальные вещи, касающиеся национальной безопасности России и национальной безопасности всех стран мира, включая Америку. Я такие темы понимаю с полуслова. Мне это очень интересно!

    Про Шамиля Басаева никто не писал в январе, феврале, марте, апреле 1995 года. Шамиль Басаев никому не известен вообще. Шамиля можно увидеть и пообщаться с ним, только приехав в Чечню, в город Шали, или в село Ведено, где он постоянно ходит по улицам с пистолетом, который висит у него всегда сбоку на поясе, или с автоматом ходит.

    Из разговора с ним ранее, я узнала, что Шамиль Басаев после школыприезжал в Москву и поступал на факультет журналистики МГУ, но не прошел по конкурсу. Шамиль говорит, что на сочинении двойку получил.. Шамиль учился в Москве на агронома, в Сельхоз академии, кажется. Он туда пошел учиться, чтобы остаться в Москве. Шамиль учился в Москве и торговал вещами на рынке в Лужниках,как и я. Я тоже торговала на ранках Москвы, зарабатывая себе на профессиональную фотоаппаратуру.

 Профессия агронома Шамилю Басаеву не нравится. Шамиль не любит работать на земле. Ему нравится быть военным и воевать, поэтому он бросил сельхоз академию в Мосве и ходит по Шалям и Ведено с оружием.

     Я ничего про этого Шамиля не знаю, если что знаю, то только с его слов, когда он про себя рассказывает. У меня Шамиль тоже все выспрашивает и потом говорит, что я правильно сказала. Он все это уже знает. Ему все про меня рассказали сотрудники ФСБ и МВД, даже в какой детский сад я ходила. Шамиль говорит, что у него хорошие связи и в Кремле и ему все помогают. Шамилю все помогают, чтобы он воевал и убивал евреев и неверных. Схема помощи и тактика ведения войны, точно такая же в Чечне, как была и с Наполеоном и Гитлером.

    Как я поняла Шамиля, Наполеону и Гитлеру мусульмане помогали в свое время встать у власти в стране, а они с идеей захватить весь мир начинали воевать с Россией. Оказывается комплекс Наполеона, у Наполеона, был подарен мусульманами арабами, после психологической обработки, как и у Гитлера. Видимо у этих мужиков, как и у Басаева, крышу сносило от предложения получить власть в своей стране и во всем мире.

    А ведь Наполеон и Гитлер действительноубивали свой собственный народ и убивали людей в России. Неверные убивают друг друга на войне, и мусульмане помогают с обеих сторон убивать и тем и другим. Хорошая тактика придумана арабами из Саудовской Аравии. Грамотная и хитрая тактика ведения войны, отработанная мусульманами столетиями и самое главное, что об этом никто не говорит потому, что  никто не понимает смысла войны и военную тактику мусульман.

    Дальше Шамиль стал говорить, что мусульмане готовят теракты во всех странах мира и будут взрывать символы во всех странах мира, а на их месте строить Мечети. Это будет означать, что страна виртуально захвачена мусульманами, а уничтожить население в стране – не проблема. Это можно организовать с помощью войн, по типу, как это сделали раньше мусульмане.

    В России,по плану Саудовской Аравии, мусульмане должны взорвать Храм Василия Блаженного на Красной площади. На его месте мусульмане построят Мечеть, и план этой Мечети уже есть. Этот план Мечети на Красной площади в Москве лучшие архитекторы ОАЭ уже давным-давно сделали. Шамиль говорит, что он видел план этой Мечети на картинке. Мечеть эта очень красивая. Шамилю нравится.

- Почему Храм Василия Блаженного символ России? – спрашиваю я у Шамиля Басаева. – Я думала символ России это Кремль.

- Когда Россию за границей по телевизору показывают, то всегда показывают Красную площадь и на переднем плане всегда показывают этот Храм. Когда мусульмане его взорвут и построят Мечеть на его месте, то рассказывая о России,будут показывать по телевизору Красную площадь и Мечеть на переднем плане,и каждый мусульманин будет это видеть и понимать, что Россия уже захвачена мусульманами, а вопрос с неверными и евреями в стране решится быстро.

- А как быстро? В каком смысле?

    Шамиль молчит и смеется, показывая свои желтые зубы. У Шамиля очень желтые зубы. Он не курит, но зубы желтые. Значит, Шамиль никогда свои зубы не чистил и не знает, что такое зубная щётка. Какие у него зубы желтые. Фу, какая гадость! Наверно у него изо рта воняет. Как с ним жена целуется, ведь у него зубы грязные? Наверно противно с таким человеком целоваться? Интересно у него жена есть? Надо как-нибудь его спросить об этом, но не сейчас. Сейчас тему разговора менять нельзя. Из этого колхозника очень много интересной информации вылезает.

- Шамиль. Ничего у вас не получится. Вас всех поймают и будут судить!

- Все у нас получится! Мы победим, а победителей не судят! …И вообще, судить нас – некому будет.

    Шамиль опять смеётся, показывая мне свои желтые зубы.

    Я спрашиваю у Шамиля, что будут взрывать мусульмане во Франции? Шамиль поясняет, а ты сама не можешь догадаться, какой символ во Франции? Я говорю - Эйфелева башня, наверное. Шамиль говорит, что я правильно угадала, но с Францией все просто.

- А в Англии, что будут взрывать? Биг-Бен с часами? Биг-Бен - это символ Англии.

С Англией тоже все просто, говорит Шамиль и я тоже правильно угадала.

- А в Америке, что будут взрывать?

- Сама подумай. Я тебе говорить не буду.

- Что может быть символ Америки? Скорее всего, это статуя Свободы!

    Нет, говорит Шамиль и смеется. Я не угадала.

- Подумай еще Наталья, что показывают по телевизору, когда про Америку говорят? Это символ Америки и его часто показывают, когда про Америку говорят. Когда этот символ мы взорвем,на этом месте должна Мечеть стоять.

- Статую Свободы всегда показывают. Что еще может быть?

- А ты знаешь, где находится эта статуя Свободы?

- В Нью-Йорке.

- А где в Нью-Йорке конкретно эта статуя Свободы находится, знаешь?

- Скажи сам Шамиль. Я не знаю. Я в Нью-Йорке не была. Что может быть символом Америки?

     Шамиль улыбается и говорит, что он мне не скажет ничего. Придет время, и я сама все увижу.

     Немного отвлечемся от этой беседы с Шамилем Басаевым.

После работы фото лаборантом в газете «Коммерсантъ», я работала на рынке и зарабатывала на фотоаппаратуру. Работала около двух лет на рынкахв Лужниках, в Черкизово, на Зеленых горах. Заработав деньги на рынке, я решила поехать в Америку, в Нью-Йорк, чтобы купить себе профессиональный фотоаппарат. В России профессиональная фотоаппаратура была в 2 раза дороже.

    В марте 1994 года я подала документы на визу в посольство США. Пришла на собеседование в Посольство США и объяснила цель моей поездки. Честно сказала в посольстве США мужику в окошечке, что заработала деньги на рынке и хочу купить фотоаппарат и стать фотокорреспондентом. На меня мужик из окошечка посмотрел и  говорит, что официально я нигде не работаю, получается.

- А что у тебя есть из имущества, что заставило бы меня вернуться обратно в Россию? – спросил меня мужик из окошечка в посольстве США, в Москве.

Тут я поняла, что из имущества у меня ничего нет. У меня есть койко-место в общаге и кошка Машка. Я показываю деньги этому мужику, что на поездку у меня деньги есть и на фотоаппарат тоже, но он говорит, что визу в США мне не дадут.

    В Нью-Йорк я так и не поехала. Меня голожопую лохушку,  живущую в общежитии и работающую на рынке не пустили в США. Так я и увидела эту статую Свободы в 1994 году и не знаю поэтому, где в Нью-Йорке она находится. Не знаю, что мусульмане считают символом США, чтобы его взорвать и на этом месте построить Мечеть.

 Я пожаловалась тогда своему другу фотокорреспонденту «Общей газеты» Руслану Ямалову, что мне визу в Америку не дали и я осталась без фотоаппарата. Руслан помог мне и познакомил со своими друзьями испанцами, которые сделали мне приглашение, и я поехала в Испанию, в Барселону, где купила подержанный фотоаппарат. Я стала фотокорреспондентом, но без помощи Америки.

    Америка мне не помогла и поэтому, я не помогла Америке. Не узнала что мусульмане планируют взорвать в США, в Нью-Йорка, по плану Саудовской Аравии.

    Выслушав Шамиля Басаева я говорю Шамилю, что ничего у вас не получится.

- А кто нам помешает это сделать?

- Я помешаю.

    Шамиль стал смеяться и говорит, кто я такая?

- Я обычный человек. Я просто, Наташа Медведева. Но я вам помешаю это сделать.

    Шамиль опять смеется и говорит, что я глупая. Я глупая потому, что у меня белые волосы и я женщина. По мнению Шамиля Басаева все женщины глупые.

    Глупая, или нет, а пленных у них я из-под носа украла. Я совсем не глупая. Я все поняла. Всю тактику организации войн поняла. Надо почитать этот Коран и узнать все, что там написано. Врага надо изучать, тем более, если этот враг готовит такое страшное преступление, как организация Третьей Мировой войны и уничтожение миллионов людей в России, в Америке, в Европе и по всему миру.

    Я решила поспорить с Шамилем Басаевым на бутылку водки, что я помешаю этим планам Саудовской Аравии. Шамиль говорит, что он водку не пьет. Ему не положено по религии пить водку. Я тоже водку не пью. Она мне не нравится. Мы решили с Шамилем на шоколадку спорить. За руку он меня брать не хочет, говорит, что по их религиозным законам он не должен дотрагиваться до чужой жены. Ведь у меня в паспорте муж написан. Мы поспорили с Шамилем в устной форме.

    Потом я Шамилю говорю, что я умею смотреть в будущее. У меня это иногда получается, когда начинаешь говорить про смерть. Кто как женится, я не знаю, а кто как умрет - могу посмотреть. Только это умею делать.

    Я смотрю на Шамиля и говорю…

- Хочешь узнать, как ты умрешь? Тебе надо меня спросить об этом. Я пойду и посмотрю. Виртуально посмотрю. Я немного знаю про твою смерть, но не могу понять деталей.

    Шамиль говорит, что это никто не знает. Такое узнать невозможно.

- Можно! Ты только спроси меня. Давай спрашивай Шамиль!

- Не буду. Каждый человек умрет и когда умрет – это только Аллах знает.

- Я тоже знаю. Спроси меня!

    Шамиль говорит, что эта тема ему не интересна, и он не хочет об этом спрашивать.

- Ну, хорошо Шамиль. Я скажу только то, что узнала без твоей просьбы. На самом деле твоя жизнь долгая была, но ты умрешь не своей смертью и умрешь в самом расцвете сил. Ты не умер сам, а погиб, если посмотреть на твою смерть, и ты погиб не как Президент. Получается, ты Президентом Чечни и всего Кавказа никогда не будешь, судя по твоей смерти. Ипогибты, из-за твоих друзей в Саудовской Аравии. Тебе не надо с ними дружить. Они плохие. Они тебя доведут до смерти. Все! Больше ничего про твою смерть я не знаю. Если спросишь меня сам и попросишь посмотреть –  я все узнаю про твою смерть. Тогда я все подробно тебе расскажу.

    Шамиль говорит, что раз так Аллах захочет, то он готов погибнуть.

- Шамиль, жизнь и смерть, как кубик-рубик. Как повернешь, так и пойдешь по жизни. Есть короткий путь к смерти, есть длинный. Если ты в своей жизни сделал плохое, ты должен пойти и раскаяться. Я могу посмотреть на твою смерть, если ты пойдешь и раскаешься. …Если пойдешь и раскаешься - тогда ты будешь жить больше  …но все равно умрешь не своей смертью. Умрешь в неволе. Погибнешь опять. Кажется это тюрьма. Наверно ты много плохого в своей жизни сделал Шамиль. Ты сам поменял свою жизнь. Ведь ты родился, чтобы жить долго. Не вижу твоей длинной дороги к смерти. Везде короткая, как ни крути.

    Я стою и смотрю вперед. Смотрю сквозь пространство и время. Я хочу помочь этому человеку Шамилю Басаеву найти его дорогу к длинной смерти, но этой дороги у него нет. Наверно я не умею это делать, или все у этого человека слишком плохо. Я не знаю его. Знаю, что это просто колхозник Шамиль из Чечни, который верит в Аллаха, ходит с оружием и воюет с Российской армией. Все! Больше ничего про него не знаю.

    Вы знаете, Шамиль Басаев оказался абсолютно прав. Я действительно ничего не могу сделать и не могу помешать Саудовской Аравии. Я не глупая женщина, но я голожопая и беспомощная женщина.

11 сентября 2001 года мусульмане осуществили план Саудовской Аравии и  взорвали дома на Манхеттене, в Нью-Йорке. Я смотрела телевизор и вспоминала разговор с Шамилем Басаевым в апреле 1995 года, в селе Ведено. Я поняла, почему мусульмане статую Свободы не взорвали, а взорвали дома близнецы. Ведь статуя Свободы находится на острове, а я и не знала.

Я никогда не обращала внимания, что статуя Свободы на острове находится. Ведь я в Нью-Йорке не была и не видела эту статую. Если бы мне визу в посольстве США дали в 1994 году, я бы в апреле 1995 года с Басаевым разговаривала как специалист, знающий местность города Нью-Йорка. На месте взорванного символа Басаев сказал, что  мусульмане будут строить Мечеть, а на острове строить Мечеть неудобно. Неудобно туда мусульманам ходить.

    Мусульмане взорвали дома близнецы на Манхеттене и эти дома – тоже часто показывают по телевизору, когда говорят про Америку. Дома близнецы – это были символы Америки и этот символ всегда показывают по телевизору, когда говорят от Америке. Этот теракт - план Саудовской Аравии и к этому теракту мусульмане готовились много лет.

    Надо подождать, когда осуществятся запланированные Саудовской Аравией другие теракты и мусульмане взорвут Храм Василия Блаженного на Красной площади в Москве, Эйфелеву башню в Париже, Биг-Бен в Лондоне, Саграда-Фамилию (Храм Святого Семейства) в Барселоне, Пизанскую башню в Пизе, здание Венгерского Парламента в Будапеште и так далее, далее, далее. Сами уже сможете понять, что является символом страны, и что мусульмане будут взрывать, чтобы на этом месте построить Мечеть. Это будет означать, что фактически мусульмане захватили страну, а уничтожить население в стране – не проблема для мусульман.

Ведь не только все русские глупые и доверчивые, американцы тоже глупые и доверчивые, и англичане тупые и доверчивые, и французы, и испанцы – все люди тупые и доверчивые. Воевать с глупыми людьми и манипулировать гнилой и продажной нацией – одно удовольствие для Саудовской Аравии.

    Вот тогда мне поверят, какую ценную информацию я собрала в 1995 году и вам рассказываю.

 Короче с помощью теракта 11 сентября 2001 года, мусульмане расчистили себе место на Манхеттене под строительство Мечети.После взрыва домов в Нью-Йорке мусульмане стали требовать, чтобы им разрешили построить Мечеть на месте взрыва этих домов близнецов, где погибли 3000 неверных и евреев. Убив неверных и евреев мусульмане, таким образом, принесли жертвоприношение своему Аллаху, который требует крови неверных, и  место для строительства Мечети расчищено терактом.

    Население в Нью-Йорке было против строительства Мечети, но мусульмане стали обвинять неверных в том, что их притесняют по религиозному признаку. Мусульмане потом манипулируют тупыми людьми, и манипулирую продажными проститутками, добиваясь своих целей.

    «В конце мая 2010 года прошли дебаты в Общественной палате города Нью-Йорка, в ходе которых состоялось голосование по проекту строительства исламского центра «Дом Кордовы» на месте взорванных мусульманами башен -близнецов. После четырёхчасовых дебатов члены палаты,наконец, поддержали проект: из общего числа чиновников 1 проголосовал против, 9 воздержались и 29 выступили за постройку Мечети. Спикер Кристина Куинн: «Мы можем показать международному сообществу, что Америка является примером высоких мировых стандартов религиозной свободы ... ».

    «…На постройку Исламского центра выделено $ 100 миллионов долларов. После завершения строительства «Дом Кордовы» будет включать 500-местный зал для конференций, выставочные залы, книжные магазины, бассейн, детские организации и Мечеть». 

    После взрыва домов обвинили Усаму бен Ладана в этом теракте. Голожопый колхозник из Афганистана оказался виноватым, а руководство Саудовской Аравии опять не причем.

    Стрелочников, на которых можно списать потом любое массовое убийство неверных перед запланированными терактами - Саудовская Аравия заранее назначает, по типу Шамиля Басаева в Чечне, или Усама бен Ладана в Афганистане. Это идейные религиозные фанатики, как правило, это не образованные колхозники, которым обещают власть в стране. Вот они дураки и стараются. А их просто обманывают, и выбрасываю как гондон после использования. За этим гондоном охотится потом вся армия России и США, как котята за бантиком. Саудовская Аравия так играет в войну с глупыми неверными.

    Мечеть построили мусульмане в Нью-Йорке, но не на месте взрыва, а рядом. В принципе план Саудовской Аравии осуществился, но не полностью. На месте взрыва домов сделали мемориал памяти убитым мусульманами неверным и евреям. Видите. Все произошло так, как мне рассказал Шамиль Басаев в апреле 1995 года. Свои планы главари мусульманского террора в Саудовской Аравии осуществляют медленно, тщательно готовя все массовые убийства неверных по всему миру.

    Но самое интересное, что заказчик этого преступления в США - Саудовская Аравия здесь ни причём оказалась. Всех сотрудников прокуратуры, которые вели следствие и обвиняли руководство Саудовской Аравии в организации этого теракта в Нью-Йорке – убили мусульмане, а остальные следователи сами заткнулись, под угрозой убийства.

    В силовых структурах США мусульман больше, чем крыс на помойке.

    Вы знаете, не только офицеры Российской армии боятся жить в Росси, где им нет защиты отозверевших мусульман. Америка – это Исламская страна и правят в Америке мусульмане.

    Америка – это страна уже символически захвачена мусульманами и жить там - опасно. Эту странуАмерику, Саудовская Аравия давно поставила в нужную позу. …В принципе Россию, Европу, Канаду, Англию - тоже.  Как говорил Шамиль Басаев, уничтожить население в стране – не проблема. Но об этом поговорим в другой книге, где я вам объясню, как мусульмане под руководством Саудовской Аравии манипулируют страной с атомным оружием, добиваясь своих целей, и готовятся к новой войне, внедряясь в первую очередь в силовые структуры, во власть в стране и как пидорасят и манипулируют населением в стране.

В принципе вы и сами можете догадаться, используя шаблоны организации войн, которые я вам рассказала.

    Вы знаете, когда я собрала много интересной информации в январе-апреле 1995 года у чеченских боевиков, я не знала что с этой информацией делать. В редакции «Независимой газеты» на до мною смеялись, когда я начинала рассказывать то, что узнала. Куда идти в России и кому рассказать, ведь информации очень много. Это касается национальной безопасности России, США и всех стран мира. Мне на несколько книг хватит, чтобы все это рассказать и объяснить.

     В милицию я уже ходила и меня с лестницы спустили. Я поняла, что для милиции подобная информация не нужна. В ФСБ идти – там через одного сотрудничают с мусульманами боевиками, и защиты нет никакой в стране потом, поэтому тоже опасно. Пойти по разным посольствам  и начать с посольства США?

    Прийти, например, в посольство США и сказать, что колхозник мусульманин Шамиль Басаев из Чечни, в России, сказал мне, что в Нью-Йорке мусульмане по плану Саудовской Аравии будут символ Америки взрывать, возможно, статую Свободы. На ее месте будут строить Мечеть. Примите меры, чтобы обезопасить население в стране.

Потом пойти в посольство Англии и сказать, что Саудовская Аравия планирует в Лондоне взрывать символ Англии - башню «Биг-бен» и на ее месте строить Мечеть. Примите меры для защиты здания и людей.

    Потом в посольство Франции пойти и сказать, что мусульмане по плану Саудовской Аравии будут символ страны - Эйфелеву башню взрывать и на её месте строить Мечеть. Примите меры для защиты здания и людей.

   Потом в посольство Испаниипойти и сказать, что мусульмане по плану Саудовской Аравии будут взрывать символ Каталонии Храм Святого Семейства в Барселоне и на его месте строить Мечеть. Примите меры для защиты здания и людей.

   Потом пойти в посольство Венгрии, Чехии, Словакии, Дании и так далее, чтобы предупредить об опасности людей.

     Вы знаете, чем это закончится? Надо мною просто посмеются все и скажут: « - Что может взорвать в Нью-Йорке колхозник из села Ведено? При чем тут Саудовская Аравия?»Меня вообще психушку могут сдать. Мне проще промолчать. Все равно мне никто не верит и спасибо даже за свое спасение не говорит. Поэтому пусть все подыхают. Мусульманских крыс 2 миллиарда во главе с Саудовской Аравией, а я обычная женщина. Силы явно не равны.

     Этот колхозник мусульманин Шамиль Басаев просто владел информацией Саудовской Аравии и сейчас об этом знает каждый мусульманин. Каждый мусульманин заезжая в виде беженца в Россию, Европу, Америку, Англию и во все страны мира – знает, зачем он едет и что готовит Саудовская Аравия. Мусульмане едут захватывать страны и устанавливать свои порядки.

  Мы с вами заскочили в будущее. Извините. Так получилось. Не забывайте, что в этой книге мы едим в бой окружать Аргунское ущелье с 58 армией, которой командует генерал Владимир Шаманов.

ГЛАВА 23

    Очень скучно идти в бой с танковой колонной 58 армии. Тоска зеленая, вокруг грязь, армия деморализуется, вытаскивая танки из грязи, а в это время мусульмане чеченцы и арабы спокойно выходят из Аргунского ущелья.

Ох и не нравится мне как вся эта хрень происходит. Хуевый генерал этот Вова Шаманов. Нет наступления никакого. Буду вам разные военные истории дальше рассказывать…

 В конце марта, или в начале апреля с Шамилем Басаевым произошла странная мистическая ситуация. Когда Шамиль ее рассказывал, он дрожал от страха. У него мурашки бегали, и волосы на руках дыбом стояли. Шамиль дрожал от страха и говорил, что ничего страшнее в свое жизни не видел.

    Поздно ночью Шамиль проснулся в своем доме, в селе Ведено от шума в соседней комнате. Он пошел посмотреть и увидел в темной комнате женщину в платье. Шамиль зажег свет, и это оказалась я в голубом бальном платье с декольте, со шлейфом. Я вдоме Шамиля Басаева всю ночь дела обыск.Когда он меня что-нибудь спрашивал, я хохотала в ответ, говорит Шамиль. Шамиль Басаев очень испугался меня и моего вида, а от моего хохота у него волосы вставали дыбом и он молился всю ночь, от страха.

    Утром я ушла, оставив погром в доме Басаева. Разбила ему всю мебель, посуду, разбросала все вещи. Басаев пошел следом за мной, чтобы проследить, куда я пошла? Эту мистическую историю я вам подробно расскажу в другой книге «ЗОВ САЛАМАНДРЫ». Там узнаете, что происходило в доме Шамиля Басаева ночью, в начале апреля 1995 года и как чеченские боевики проводили расследование этого мистического происшествия.

   На следующий день, после этого мистического происшествия, Ширвани Басаев предложили мне поехать и сфотографировать чеченскую семью. Я согласилась. После этой поездки все люди в Ведено стали на меня смотреть как-то странно и странно себя вести. Ко мне подходили не известные чеченские женщины и мужчины. Они здоровались со мной и спрашивали, не обидели ли они меня и просили меня, чтобы я их простила. Я говорила, что они не обидели меня, и я их прощаю, раз они просят. Женщины и мужчины умывались виртуально и шли дальше.

    А на местном маленьком рынке, где я покупала семечки, мне стали давать их бесплатно. Женщина говорит, что мне платить не надо, но я должна сказать ей спасибо. Мне в карман женщина насыпала стакан семечек, я говорила спасибо, и женщина виртуально умывалась, и молилась. Вы знаете, у меня нет много денег, но семечки я купить могу, а женщина не берет деньги, ни в какую уже третий день. Ей только нужно мое спасибо. 

    Ко мне подходит мужчина и спрашивает меня, не обидел ли он меня? Он просит у меня прощения и просит, чтобы я его простила. Я его вообще не знаю и первый раз вижу, но я говорю, что он не обидел меня и я его прощаю. Мужик соединяет свои ладошки, как для молитвы, потом виртуально умывается, благодарит меня и идет дальше.

    Так делаю все и женщина на рынке, которая продает семечки тоже. Так все люди делают в селе Ведено, которые встречаются мне. Все как сговорились в этом селе Ведено. Все ведут себя очень странно. Они, что издеваются надо мной?

    Вижу  Абу Мовсаева. Он куда-то идет.

- Абу, стой!

    Я бегу к Абу Мовсаеву.

- Абу здравствуй. Мне надо с тобой поговорить по важному делу. У тебя есть время?

    Абу говорит, что может поговорить со мной, но сначала он должен спросить меня, не обидел ли он меня? Абу просит у меня прощенья и просит, чтобы я его простила.

- Абу, вот как раз об этом, я и хочу с тобой поговорить.

     Я стала рассказывать Абу, что последние три дня люди вокруг очень странно себя ведут. Все меня спрашивают, обидела ли я их, и просят у меня прощения.

- Что это такое Абу? Объясни мне, что происходит?

    Абу говорит, что он не может мне это сказать. Ему Шамиль Басаев запретил об этом говорить.

- Давай говори Абу! Говори все, или я на тебя обижусь.

    Абу Мовсаев бледнеет. Он даже в лице переменился. Абу стоит передо мною и просит у меня прощенья, как ребенок у воспитательницы. Абу просит меня не обижаться на него и просит, чтобы я его простила. Первый раз вижу Абу Мовсаева таким. Обычно он другой. Он как хищный зверь, к которому опасно спиной поворачиваться, а сейчас он добрым кажется.

- Абу, я обижаюсь на тебя! Ты меня обижаешь! Ты мне не хочешь ничего говорить. Расскажи, что происходит, и  тебя прощу!

    Слова «обижаешь» и «не прощу» для Абу Мовсаева стали страшной угрозой. От этих слов Абу бледнеет от страха. Что с ним такое? Почему он после этих слов пугается и бледнеет? Абу стал мне рассказывать, куда меня возили на следующий день, после мистического происшествия в доме Шамиля Басаева. 

    Оказывается на следующий день, после того как меня допрашивали из-за странной ситуации, которая произошла в доме Шамиль Басаева ночью, меня возили к местной ясновидящей. Боевики хотели узнать у неё всё про меня и кто я такая на самом деле?

    До этой мистической ситуации я несколько раз разговаривала с Шамилем Басаевым. Он говорил мне, что навел справки обо мне и все про меня знает. Знает даже в какой детский сад я ходила. Шамиль говорит, что у него хорошие связи в ФСБ и МВД. Связи крутые у Шамиля Басаева, прямо как у моего соседа в общежитии связи, у Руслана Джамбекова.

    Шамиль все про меня узнал от сотрудников спецслужб. Он узнал и понял, что я, скорее всего не из ФСБ, а действительно голожопая девочка из общежития, которая работает фотокором в «Независимой газете», которая приехала в Чечню, чтобы найти Джохара Дудаева и взять у него интервью. …Но по ночам я умею превращаться в прекрасную Королеву и ходить в красивом голубом платье, чтобы пугать и устраивать погромы в доме у Шамиля Басаева. Это волшебство, это настоящее чудо и этому чуду объяснения нет.

     Абу говорит, что ясновидящая им всё рассказала про меня. Теперь они знают, кто я такая на самом деле. Абу называет меня чеченским словом, но не переводит его. Абу говорит, что я та, кого обижать нельзя даже в мыслях, а то Аллах смертью накажет.

    Если честно, то я ничего не поняла. Абу поясняет мне.

- Ты помнишь, тебя на расстрел водили два раза?

- Конечно, помню.  

    Абу говорит, что эти два чеченца погибли одинаково абсолютно. Погибли в те же дни и погибли странно. Тот человек, кто меня водил на расстрел первый раз стоял и разговаривал среди группы чеченцев и вдруг упал замертво. У него в голове сверху была дырка от пули. Никто выстрела не слышал, но этот чеченец был убит пулей в голову, и эта пуля прилетела сверху. Первый человек, который водил меня на расстрел, умер сам в этот же день.

    Второй раз произошло то же самое. Второй чеченец, который водил меня на расстрел, сам умер в этот же день от огнестрельного ранения в голову. Тоже никто не слышал выстрела, и пуля тоже прилетела сверху.

После этих случаев, они обратили на это внимание, и Абу начинает перечислять всех тех, кто угрожал меня убить в присутствии других людей, обвиняя меня, что я сотрудник ФСБ. Все эти чеченцы, кто угрожал мне оружием и обещал меня убить - сами умерли в тот же день. Абу называет имена и фамилии чеченцев и загибает пальцы на руках. Они все убиты после того, как угрожали меня убить, и наводили на меня оружие.

    Когда мне Абу это рассказывал, я вспомнила случай, который произошел два дня назад. Я стояла и фотографировала кого-то. Мимо ехала машина и остановилась. Вышел молодой чеченец с автоматом и стал у меня расспрашивать, кто я такая? Я ему показала удостоверение Прессы и попросила его не мешать мне. Чеченец стал меня обвинять в том, что я русская и Российская армия бомбит Чечню. От своих слов чеченец разозлился и навел на меня автомат, сказал, что я тут делаю вообще и он меня сейчас убьёт.  Я тоже разозлилась потому, что меня за долбали эти угрозы и мне надоело то, что на меня постоянно наводят то пистолеты, то автоматы и угрожают убить. Я закричала на этого чеченца, что сейчас я пойду и пожалуюсь Шамилю Басаеву!

Я побежала в комендатуру, которая находится в красном кирпичном здании. Забежала на третий этаж. У дверей стоит чеченец с зеленым бантиком на башке, на которой написано что-то по-арабски. Этот чеченец меня не пускает, говорит, что там важное военное совещание. Я отодвинула его с комментариями, что он в Газавате и чтобы не дотрагивался до меня, до чужой жены и зашла в комнату.

    За столом сидели все известные мне руководители чеченских боевиков и еще несколько мужиков с зелеными бантиками на голове. Я подошла к столу и говорю…

На меня стали кричать, что я не имею право заходить сюда, когда идет совещание. А Шамиль спрашивает, что случилось? 

- Шамиль, мне надоело, что меня постоянно хотят расстрелять! Я не могу так работать.

Я все объяснила. Шамиль спрашивает меня, этот человек был из его отряда, или нет?

- Откуда я знаю? Он с зеленым бантиком на голове и с автоматом! Я его первый раз вижу, а он говорит, что меня расстреляет и навел на меня автомат. Стал клацать затвором. А вдруг и правда стрельнет и что мне, потом делать?

Я сказала, чтобы решили вопрос со мной и решили срочно. Меня постоянно хотят убить и мне это уже надоело. Мне это мешает работать!

    А дальше произошла странная реакция. Шамиль заорал, но не на меня. Шамиль закричал, чтобы этого чеченца срочно нашли  и отвели в Мечеть. Шамиль говорит, что этого чеченца  надо срочно отчитывать в Мечети и если он до вечера доживет, то возможно выживет. Шамиль говорит, хоть бы этот человек был не из его отряда. Все встали и быстро ушли. Шамиль тоже встает и говорит слова, еще более странные.

- Что же такое происходит? Ты мне весь отряд уничтожишь, пока здесь фотографируешь!

    Ничего не поняла, почему так сказал Шамиль? Почему я уничтожаю его отряд?

Абу Мовсаев перечисляет убитых чеченцев и загибает пальцы. Он называет имя и говорит, что он умер из-за меня. Абу назвал одно имя – это старший брат Асламбека маленького и про эту смерть я все знаю.

    В марте 1995 года, в Шалях я фотографировала пленных солдат и их матерей, которые жили в вырытой землянке у старшего брата Асламбека маленького. Они удерживались насильно в этой семье, как вы поняли. Я фотографировала как они ели, как спали и как солдатские матери прислуживали брату Асламбека маленького. Потом кто-то сказал, что хватит фотографировать, но я ответила, что буду снимать. Мне нужен красивый кадр. Брат Асламбека достал пистолет и направил его на меня. Сказал, если я сделаю еще один кадр, он меня пристрелит. Я очень разозлилась на этого мужика. Взяла сумку и вылезла из этой землянки. Я была злая, что мне это человек не разрешил фотографировать и угрожал пистолетом.

    Брат Асламбекамаленького пошел за мной, чтобы посмотреть, куда я пошла.Я шла,  плакала и ругалась матом, проклиная этого мужика, который не разрешил мне фотографировать и обещал убить и в это время сзади меня был взрыв. Я не упала на землю. Я была очень злая.

Через 4 часа я добралась до места, где находится комендатура и Шалинская тюрьма. Ко мне подошел мужчина с автоматом и спросил - это я фотографировала в землянке? Я ответила, что -да. Мужчина пояснил мне, что приехал с похорон. Только что похоронили старшего брата Асламбека маленького, который угрожал мне пистолетом, и которого я фотографировала в землянке, во дворе его дома.

    Абу Мовсаев перечисляет фамилии убитых чеченцев, рассказывает обстоятельства их гибели и загибает пальцы на руках. Десять пальцев уже загнул Абу и начинает загибать по второму разу, рассказывая о том, что этот чеченец тоже погиб на следующий день после того, как сказал при всех, что меня надо расстрелять за то, что я русская и сотрудница ФСБ.

- Абу, я не имею никакого отношения к гибели этих людей. При чем тут я? Это просто совпадения такие, а я ни при чём!

- Слишком много совпадений! Слишком много. Все эти смерти странные и ты имеешь прямое отношение к их гибели. Наташа, мы сами заметили, что все кто тебе угрожает, сами странным образом умирают. А ясновидящая сказала, что это Аллах наказывает всех, кто меня обижает. Ты …и Абу опять произнес слово по-чеченски. Таких людей обижать нельзя потому, что ты ….

- Абу, ну кто я? Ты можешь это слово перевести.

- Это слово переводится как «блаженная».

- Блаженная? Я блаженная? Абу, это что, я дура, что ли? Блаженная, это же ненормальная, это дура получается.

- Нет, ты не дура, а наоборот. Наверно я не правильно перевел это слово. У вас, в вашей религии, с таких как ты иконы рисуют и молятся на них. Таких людей как ты еще называют святыми.

- Абу, что за бред? Такого не может быть. Я не хочу, чтобы с меня рисовали иконы и молились! Ваша экстрасенс ошиблась. Я - не святая. Я для святой не гожусь. Я курю и матом ругаюсь. Я очень сильно ругаюсь матом.

- Ты матом ругаешься? Никогда не подумал бы, что ты можешь матом ругаться.

- Абу, я ругаюсь матом, да еще как! Меня жизнь всему научила и матом ругаться тоже. Это я здесь стараюсь быть культурной и не ругаться матом. Я стараюсь следить за речью и своим поведением, а то вдруг расстреляете. Вам ведь только дай повод. Можете расстрелять и за то, что я матом ругаюсь.

- Наташа, никто тебя расстреливать больше не будет. Желающих больше нет. Все знают, кто ты такая  и увидели что бывает, ели тебе угрожать. Тебя все уже боятся, и я тоже боюсь, ели честно. Не тебя боюсь, а Аллаха. Лучше с тобой не связываться.  Ты на меня не обижаешься? Я тебя не обидел?

- Нет, Абу.

     Абу говорит, что экстрасенс им сказала о моем будущем. Что я спасу Чечню от войны.

- От какой войны Абу? Война идет!  Бред полный!

- Это не бред Наташа. Эта ясновидящая никогда не ошибается. Она сказала, что должна быть война, которой на земле еще не было. В этой войне все человечество погибнет и вся Чечня тоже. Она сказала, что ни одного чеченца на земле не будет. Вообще все люди в Чечне погибнут, если война начнется.  Аллах всех людей на земле уничтожит, если война начнется, но ты должна спасти Чечню. Ты святая и ты спасёшь Чечню. Так сказала эта ясновидящая.

- Абу. …Что ты мне говоришь? Я обычная слабая женщина, я просто фотограф. Я только фотографирую, и спасать людей не умею, тем более все человечество от войны. А вы можете меня опять к этой ясновидящей  отвезти. Пусть поколдует и снимет с меня эту обязанность. Пусть этим занимается кто-нибудь другой, но только не я! Я не хочу никого спасать! Я не умею! А от кого я должна спасать Чечню?

- Этого ясновидящая не сказала. Может быть от Российской армии. Ведь мы с Российской армией воюем.

    Я должна спасать чеченцев от солдат Российской армии?

- Отвезите меня опять к этой ясновидящей, пожалуйста! Я хочу с ней поговорить! Это, как проклятие какое то.

Абу улыбается и говорит, что экстрасенс им сказала, что у меня судьба такая, и я никуда от своей судьбы не уйду. Придет время, и я начну говорить. Каждое мое слово будет на спасение Чечни и спасение всех людей в мире.

- Абу, я матом буду ругаться, но спасать никого не буду. Не хочу!

- Если хочешь, то ругайся матом. Вообще, говори все, что ты хочешь. Тебе все можно говорить. Ведь каждое твое слово будет на спасение Чечни, значит мат тоже. Ругайся и говори все, если ты так считаешь нужным. Только спаси нас от Российской армии. У тебя судьба такая и ты никуда от своей судьбы не уйдешь. Так сказала экстрасенс.

    Странно, ведь Шамиль мне рассказывал о войне, которую готовят мусульмане во всем мире, под руководством Саудовской Аравии. Эта война будет самой страшной и самой кровавой, как я поняла со слов Шамиля. Это план Саудовской Аравии и мусульмане никого в живых не оставят.

Получается, я должна помогать этим мусульманам? Никогда! Ни за что! Я бы всех этих бандитов мусульман собрала и сдала куда надо, но я не могу. Они не листочки. Их в карман не положишь!Ну что мне делать? Я не хочу помогать страшным бандитам мусульманам. Я бандитов не люблю. Я их ненавижу!

    Еще экстрасенс сказала, что я уеду куда-то далеко, в другую страну и там начну говорить, говорит Абу.

- А куда я уеду Абу? А что я буду там говорить?

- Ясновидящая этого не сказала. Может, ты уедешь в другую страну и будешь там, на митинге выступать? Может то, что ты будешь на митинге говорить,  это и спасет Чечню от Российской армии?

- Я на митинге буду выступать? На каком митинге?

- Не знаю. Но ты должна говорить. Ясновидящая сказала, что ты начнешь говорить, когда придет твое время. Я не знаю, как ты будешь говорить, но обязательно будешь. Все что ты скажешь – спасет Чечню от Российской армии. Ты наша спасительница. Ты - спасительница Чечни. Поняла?

- Вот это да! Мне плакать хочется. Я сейчас заплачу Абу. Я не хочу быть спасительницей. Я не умею.

- Наталья прости меня, если я тебя обидел. Но больше я тебе ничего говорить не буду. Если Шамиль узнает, что я тебе это рассказал, он меня ругать будет. Если хочешь сама с Шамилем поговори, но не говори ему, что я тебе что-то рассказал. Не скажешь? Скажи мне, что ты на меня не обижаешься и скажи, что ты меня прощаешь. Повтори эти слова. Так надо.

- Абу я на тебя не обижаюсь и я тебя прощаю.

    Абу Мовсаев умыл свое лицо ладонями и ушел.

Нихрена себе, как интересно! …Первый раз в жизни я поговорила с Абу. Он вообще не разговорчивый. Абу никогда ничего не рассказывает. Наоборот, Абу всегда только вопросы задает. Каждый раз Абу у меня просит показать пачку сигарет. Наверно думает, что у меня там рация и паспорт у меня проверяет. Никогда мимо меня просто так не пройдет этот Абу Мовсаев. Всегда паспорт требует показать. Абу за один день может у меня три раза паспорт проверить.

    Мне не хочется спасать Чечню от Российской армии. Как это? Чечня – это территория России. Если бы у меня была возможность, я бы сюда в Чечню все войска из России ввела, чтобы переловить этих чеченских бандитов. Но я не могу этого сделать. Я всего лишь фотограф, женщина слабая и не защищенная. Мне бы узнать информацию про оружие,взять интервью у Дудаева и уехать отсюда.

 ...Так. Где Шамиль? Он мне нужен срочно, по очень важному делу! Какую интересную сказку, про меня, рассказал мне Абу Мовсаев! Как интересно! Очень интересно! Где Шамиль?!

    По селу Ведено идет Шамиль. Наверно из дома на работу идет. Он работает начальником отряда чеченских боевиков, тусуется часто в Комендатуре и получает за это зарплату. Его работа заключается в том, чтобы воевать с Российской армией. Шамилю и всем чеченским боевикам все помогают, чтобы они воевали. Им поставляют оружие генералы из Министерства МВД в Москве, сотрудники ФСБ снабжают нужной информацией. Деньги дают за их «работу». Еще им поставляют наркотики, чтобы они в бою не чувствовали страха, а еще у них связи в Кремле и во всех силовых структурах России.

Догоняю Шамиля Басаева. Как с Шамилем разговаривать я уже знаю. Надо произносить слова «ты меня обижаешь» и «не прощу» и Шамиль все расскажет. Эти слова - страшнее оружия для вооруженных чеченских боевиков. Я этими словами могу напугать любого бандита в Чечне. Самое главное, чтобы он верил в Аллаха, а Шамиль Басаев в Аллаха верит и молится каждый день по несколько раз. Я видела, как он это делает.

- Шамиль, стой! Мне все рассказали, что меня к экстрасенсу возили. Расскажи мне, что экстрасенс рассказала про меня?

    Шамиль улыбается желтыми зубами и говорит, что он велел всем молчать и не говорить мне ничего, а его приказ кто-то не выполнил. Но Шамиль выяснит, кто мне об этом рассказал и разберется с этим болтуном. Задание даст Абу Мовсаеву, чтобы болтуна нашли и наказали. Теперь я улыбаюсь, после слов Шамиля.

- Шамиль, мне надо знать, что сказала экстрасенс про меня? Мне это интересно. Я от тебя теперь не отстану. Буду ходить за тобой как хвост. Говори Шамиль, а то я обижусь на тебя! Шамиль, не обижай меня!

    Шамиль говорит, чтобы я на него не обижалась, и стал рассказывать...

Шамиль назвал меня тем же чеченским словом, что и Абу. Шамиль повторил все, что сказал мне Абу Мовсаев и дополнил еще...

    Экстрасенс сказала им, что такие святые люди как я, рождаются на земле один раз в тысячу лет. Что меня должны почитать люди всех религий и они, мусульмане тоже. Для мусульман я тоже считаюсь святой, поэтому они у меня просят прощения. Ведь святых людей обижать нельзя – Аллах накажет. И я обладаю такой силой, какой никто раньше из всех святых людей не обладал. Что я сама - оружие и есть. Я могу убивать людей и могу спасать людей от смерти. Самое главное меня не злить и не обижать. Все зависит от моего настроения. Если я хорошо к человеку отношусь, я могу его спасти от смерти, а если плохо, то он умрет, и это не я его убью, а Аллах его накажет смертью за то, что этот человек обидел меня.

- Теперь мне понятно, почему ко мне люди подходят и просят прощенья. Шамиль ко мне все люди в селе подходят и спрашивают, обидели они меня, или нет? Потом просят, чтобы я их простила. Проходу не дают.

- Тебе это не нравится?

- Нет, не нравится. Мне это надоело уже.  Меня это раздражает, если честно. Никуда невозможно пойти. Все как сговорились. И вообще, на меня смотрят, как на ненормальную. Я не хочу быть святой! Мне это мешает работать!

- Хорошо Наталья, я поговорю со всеми, чтобы они этого не делали, раз тебе это не нравится.

    Я в шоке, если честно от того, что эта экстрасенс рассказала чеченским боевикам. Такого не может быть. Это полный бред. Я часто обижаюсь, как и любой человек. Если мне в автобусе на ногу наступили и не извинились, я тоже могу обидеться. Это значит, что Аллах должен за это наказывать человека смертью? Так все население вымрет и такого не может быть.

    Я стала рассказывать Шамилю, что я не гожусь на эту роль «святой» и прошу его отвезти меня к этой ясновидящей. Кто угодно, но только не я! Я просто пофотографирую, возьму интервью у Дудаева и уеду. Больше мне ничего не надо!

Во-первых у нас с ним Боги разные, говорю я Шамилю. И я очень редко в церковь ходу. Я ни одной молитвы не знаю. Курю и матом ругаюсь. Хожу в мини юбках. Святые люди порядочные, а я делаю такие вещи, от которых мне самой потом стыдно бывает. И вообще мне не нравится религиозные фанатики. Меня бесит, когда люди рассказывают о Боге, а сами нарушают заповеди Божьи. Одной рукой крестятся, а другой воруют. Говорят об Аллахе, а сами с автоматами ходят и убивают.

- Не убей – это одна из 10 заповедей Бога Шамиль, а вы все тут с оружием ходите.

    Шамиль стал мне рассказывать про свою религию Ислам. Он говорит, что скоро все на планете будут мусульманами и мне надо тоже стать мусульманкой. Шамиль рассказывает мне то, что говорил мне Абу Мовсаев. Шамиль тоже меня называет «спасительница Чечни». Это им экстрасенс сказала!

- Ну что мне так не везет в жизни? Лучше бы нагадала мне яхту, машину, квартиру, мужа нормального… Мне так надоело в этой общаге жить.

- Но чтобы ты спасла Чечню, тебе надо помогать и защищать тебя. Экстрасенс сказала, что без этой помощи и защиты ты ничего не сможешь сделать. Теперь я и весь мой отряд будем тебя защищать и помогать тебе, лишь бы ты спасла нас и всю Чечню. Проси Наташа у меня все, что ты хочешь. Я выполню любую твою просьбу, но в разумных пределах. Я не все могу сделать. Что ты хочешь сейчас?

- Машину хочу!

- Машину? Наташа, ты хочешь, чтобы я тебе машину купил?

- Нет, не купил. Мне нужна машина, чтобы везде ездить, а то я автостопом устала уже ездить по Чечне. Мне фотографировать надо и мне надо ездить везде. Шамиль, мне машина нужна, чтобы передвигаться, чтобы ездить везде.

- Я понял Наташа. Машину я тебе купить не смогу. У меня нет таких денег. Мне привозят деньги только на зарплату, но передвигаться ты сможешь. Я отдам приказ, чтобы все кто куда-нибудь уезжает из села по делам и вечером возвращаются обратно, чтобы приходили в комендатуру и говорили. Тебя будут брать с собой. Ты сфотографируешь, что тебе надо, а вечером вернешься обратно. Я выполнил твою просьбу. Скажи мне спасибо. Произнеси слова – спасибо Шамиль. Скажи так. Так надо.

- Спасибо Шамиль!

    Шамиль Басаев сложив ладошки и виртуально умылся.

- Наташа проси ещё что-нибудь, но не забывай, в разумных пределах.

- Мне интервью с Дудаевым нужно!

- Я это знаю Наташа. Но сейчас он не может с тобой встретиться. Надо подождать. Как только он сможет это сделать, тебе сообщат об этом. Все знают, что ты Дудаева ищешь. Я тебе помогу, и ты потом мне спасибо за это скажешь. Хорошо?

- Хорошо.

- Наташа, проси еще, что-нибудь.

- Все Шамиль. Больше мне ничего от тебя не надо. Все остальные вопросы я сама решу.

- Наташа, у тебя же нет денег. Ты денег хочешь?

- А ты деньги мне дашь? У тебя же нет денег. Ты сказал, что машину купить не можешь, так как у тебя нет таких денег.

- У меня нет денег, но у моих друзей есть. Я могу попросить своих друзей, и ты будешь получать зарплату в редакции своей газеты больше, чем главный редактор.

   Шамиль говорит, что он знает, сколько я получаю в редакции «Независимой газеты». Шамиль все про меня знает. Представляете, как информирован этот колхозник, в селе Ведено? Вот я про Шамиля Басаева ничего не знаю, а я фотокорреспондент, в «Независимой газете» работаю. А Шамиль Басаев, с автоматом ходит и живет в селе Ведено, но он про меня вообще все знает. Все абсолютно.  Охренеть можно!

    От предложения Шамиля повысить мне зарплату - я отказалась. Шамиль Басаев бандит и убивает людей, и как он может поговорить со своими друзьями, чтобы мне платили зарплату больше, чем главному редактору газеты, можно только предполагать. Может бандиты-чеченцы будут угрожать кому-нибудь в нашей редакции, в Москве, чтобы мне зарплату повысили? Накой черт мне эта уголовщина нужна?

    Я категорически отказалась и просила не вмешиваться Басаева в то, сколько я получаю. Сама разберусь со своей зарплатой.

    Через несколько лет я поняла, что мне предлагал Шамиль Басаев и как он мог это сделать. Ведь хозяин моей «Независимой газеты» олигарх Борис Березовский. Борису Березовскому чеченцы помогают делать деньги, а он помогает чеченцам воевать и убивать. Это бартер такой. 

    Басаев говорит, что я зря отказываюсь от хорошей зарплаты. Это он может организовать и эту просьбу он мог бы выполнить. Для него это не проблема. Но если я не хочу, он не будет решать мой вопрос с зарплатой. Мои слова для Басаева, как приказ, говорит Шамиль. Шамиль Басаев еще говорит, что, такие как я всегда живут в нищете, много скитаются  и не имеют дома.

- У меня есть дом, Шамиль. У меня есть комната в общежитии.

    Но, по мнению Шамиля Басаева комната в общежитии - это не дом. У таких, как я, яхты никогда в жизни не будет. Как жаль, что я не такая как все. Как плохо быть дурой блаженной. Ну и нагадала мне ясновидящая мое будущее. Только настроение все испортила. Пусть те, кто имеют яхты и спасают Человеческую Цивилизацию.

    С тех пор Шамиль Басаев поверил в то, что я – «святая» и всегда старался мне помочь и выполнить все, что я его прошу. Обычно меня интересовала от него только информация. Ведь я провожу расследования разных военных преступлений.

    Шамиль придумал, что он будет защищать меня на расстоянии поэтому, он мне звонил и спрашивал меня, нужна мне его помощь и защита? Каждый год, 8 апреля, в мое день рождения Шамиль Басаев звонил сам, либо звонили от него. Меня всегда спрашивали « - Меня кто-нибудь обижает? Мне нужна помощь, защита, или нет?».

    Эти звонки, как подарок были мне - на моё день рождения. Мне Шамиль Басаев говорил по телефону, чтобы я в милицию не ходила. Там мне никто не поможет. Там одни дебилы работают. Лучше просить помощи у него. Я могу приехать в Чечню в любое время и меня никто пальцем не тронет в Чечне. Террорист № 1 в России ШамильБасаев все мои вопросы решит и разберётся со всеми моими обидчиками.Представляете, от какой «крыши» я отказалась?

    Такую защиту и помощь не могут предложить силовые структуры в России. Мои расследования уголовных преступлений в «Коммерсанте» и расследования военных преступлений в Российской армии подтверждают слова террориста №1 в России Шамиля Басаева. В милиции – действительно одни дебилы работают. …И в ФСБ, военной Прокуратуре  - тоже.

    Самое ужасное, некому это рассказать и все это объяснить. Вот блядь что в России происходит. Меня на самом деле пугали эти телефонные звонки Шамиля Басаева. Конечно, мне нужна была помощь, но только не от бандитов в Чечне и тем более от таких, как Шамиль Басаев. Законы в России говно и те, кто меня должны защищать говно тоже. Поэтому ни законов, ни защиты нет в России.

    Экстрасенс, к которой меня возили чеченские боевики, помогла мне на самом деле тогда своими предсказаниями про меня. Меня после этого никто не обзывал ФСБэшницей, никто мне не угрожал, никто меня не водил на расстрелы, и я могла спокойно работать, и фотографировать.

Шамиль организовал для меня автотранспорт в апреле 1995 года, поэтому я могла ездить по Чечне на машине, и каждый день возвращалась обратно, в село Ведено в комнату, где мы с медсестрой спали под закрытой на ключ дверью. Этот ключ она прятала всегда и я об этом не знала, пока не произошла эта странная мистическая история с голубым платьем.

А еще, благодаря этой волшебной истории с голубым платьем я узнала, что Шамиль Басаев живет в селе Ведено. 

ГЛАВА 24

   Я недавно вернулась из города Грозного.

   В середине апреля 1995 года из села Ведено пришлось уехать потому, что про меня стали говорить по телевизору о том, что я пропала в Чечне. Сказали по телевизору, что я уехала на пять дней и больше месяца не выхожу на связь. Это сотрудники редакции «Огонёк» объявили меня в розыск. Редакция «Независимой газеты» не беспокоилась о том, что я пропала. Уезжая из села Ведено,я думала, что больше не вернусь сюда. Я очень устала от всей этой обстановки и ожидания встречи с Джохаром Дудаевым.

    Из села Ведено я уезжала не одна. Медсестра, моя соседка по комнате и еще одна женщина в доме, дали мне своих детей возраста от 6 до 12 лет, чтобы я отвезла их родственникам. Троих надо было отвезти в город Назрань, а одного в Москву.

    Водитель машины, за небольшую сумму денег, довез нас до Моздока. Раз я в Моздоке, надо взять аккредитацию в пресс службе, чтобы фотографировать в Грозном. Оставила детей на блок посту у входа в воинскую часть и пошла в пресс службу. В пресс службе на стенде увидела фотографию Джохара Дудаева. Под фотографией было написано, что надо звонить 02, если его кто увидит.

Меня ругает начальник пресс службы за то, что я ездила к чеченским боевикам и детей чеченских притащила с собой.

- Их мать на работе целый день, а они бегают без присмотра. Там стреляют и мне этих детей жалко. Ведь это же дети.

Я смотрю на фотографию Дудаева на стенде «розыск» и смеюсь. У меня началась истерика. Я смеюсь и плачу, а пресс секретарь ругает меня и отчитывает, что я к боевикам ездила. Какой идиотизм! Кто так занимается розыском? Как позвонить 02, если нет света, тем более нет нигде телефонов.

   Истерический смех у меня у меня кончился, после слов пресс секретаря, что он не даст мне аккредитацию. Я стала, как монстр наезжать на этого мужика в погонах, со словами, что они тут штаны протирают и не дают работать. Я фотокорреспондент и мне нужно работать!Их работа заключается в том, чтобы мне помогать, а не мораль мне читать. Чечня – это моя страна и не моя вина в том, что здесь происходит война!. Работать буду там, где захочу и буду ездить туда, куда посчитаю нужным!

    Аккредитацию получила на 4 дня. На блок посту забрала своих детей. Летчики надарили полные карманы конфет этим чеченским детям и подбросили нас на машине к местному вокзалу, откуда мы с детьми добрались до Грозного, с пересадками и с приключениями.

    Эта фотография Дудаева в пресс службе на стенде «Розыск» меня заставила вернуться в село Ведено. Я его все равно найду! Не уеду из Чечни пока сама этого Дудаева не сфотографирую!

По дороге обратно узнала очень странную историю. Об этой истории все в Чечне говорят. Эта история очень странная. Похоже, что это не труппы сбрасывают с вертолетов над лесом, а оружие так поставляют.Я знаю этот лес. После этого случая лес заминировали солдаты Российской армии и обстреливают дорогу вдоль леса. У кого бы спросить? Как проверить мои предположения?

    Хожу по селу Ведено в поисках что-нибудь сфотографировать. Шамиль Басаев увидел меня и спрашивает, где я пропадала неделю?

- Я в Назрань ездила.

- Тебя все искали Наташа. Джохар приезжал, а ты уехала.

- Я уже знаю Шамиль. Мне сказали.

- Я тебе обещал Джохара привезти и привез, а ты Наталья уехала. Теперь не знаю, когда он еще сюда приедет? Наташа ты будь на виду. Никуда не уходи. Если Джохар приедет, ты должна быть на месте, или говори в Комендатуре, куда пошла, чтобы тебя можно было быстро найти. Поняла?

- Поняла. Но меня по телевизору в розыск объявили. Шамиль мне надо было срочно ехать в Назрань и звонить в редакцию, что я – живая.

- Зачем в Назрань ездить? У меня телефон есть! У меня прямая связь с Кремлем! Ха-ха-ха! Ко мне бы подошла и попросила позвонить. Ты обращайся ко мне со всеми вопросами и проблемами. Хочешь еще кому-нибудь позвонить?

- У тебя есть телефон? …Да еще с Кремлем? Шамиль ты врешь! Тут же нет света и нет телефонов!

    Шамиль смеётся и говорит, что у него - все есть. Телефон у него спутниковый есть и этот телефон ему подарил свой человек в Кремле. Это новейшая разработка спутникового телефона, но есть и недостатки в этом телефоне. В этом телефоне быстро аккумуляторы садятся, а подзаряжать их большая проблема, когда нет электричества. От дизельного трансформатора  аккумуляторы долго заряжаются.

    У меня тоже с этим проблема, говорю я. Я свои аккумуляторы для фотоаппарата и для фотовспышки тоже заряжаю от дизельного трансформатора в Комендатуре. Тут в селе Ведено электричества нет нигде, а если есть, то только от трансформатора.

    Еще у этого спутникового телефона есть одна проблема со связью. Шамиль присел на корточки, взял палочку и стал на земле рисовать. Шамиль рисует две вертикальные линии и между ними крестик.

- Когда ты находишься вот здесь, спутник уходит за гору и связь пропадает. Это очень неудобно, когда разговариваешь и обсуждаешь важные вопросы. На полуслове связь прерывается и приходится ждать следующего спутника.

- А при чем тут спутник?

- Как причем? Связь идет через спутник.

- Правда? А я не знала. Я думала, что спутники запускают, чтобы инопланетян искать.

- Каких инопланетян? Ну и глупая ты Наталья. Прости, если я тебя обидел. Спутники запускают, чтобы связь была. Понятно?

- Понятно.

    …Оказывается, спутники запускают, чтобы колхозник из села Ведено мог звонить по спутниковому телефону, который ему подарили свои люди в Кремле, и воевал с Российской армией. Вертикальные палочки, нарисованные на земле – это горы. Видимо Шамиль звонит из ущелья, когда спутник над ними. Как интересно здесь в Чечне воюют. Охуеть можно!

- Ну что Наталья, будешь звонить? Пойдем, позвонишь, пока телефон есть.

- Это очень дорого, наверно. Потом счет мне предъявишь за телефонные разговоры, а у меня нет денег.

- Это действительно очень дорого, тем более для тебя. Но ты не волнуйся. Платить тебе не надо. Платят в Кремле. Кто подарил, тот и платит. Пойдем, позвонишь, куда тебе надо. Тут связь со спутником есть. Тут связь хорошая!

   Мы идем с Шамилем в сторону Комендатуры. Видимо спутниковый телефон там сейчас подзаряжается от трансформатора. Шамиль говорил мне раньше, что он разговаривал лично с королем Саудовской Аравии, который обещал ему сделать его Президентом Чечни, а потом и всего Кавказа. Наверно по этому телефону звонят и в другие места, чтобы собрать информацию. Ведь Шамиль узнал обо мне все от сотрудников ФСБ и МВД, даже в какой детский сад я ходила, и узнал это Шамиль быстро, не выезжая из Чечни. Вот как, оказывается, Шамиль Басаев поддерживает связь с миром и находится в курсе всех событий.

Я иду и думаю, тот, кто платит, наверно проверяет номера телефонов. Позвоню я кому-нибудь, а тот, кто платит, проверит этот телефон и спросит у Шамиля, что за телефон? Если в Кремле узнают о том, что мне Шамиль проболтался про этот телефон – ему пиздюлей вставят, а меня убьют в Москве за то, что знаю много. Ведь это военная тайна. Это секрет, про который Шамиль мне проболтался.

Ну их всех нахуй! Лучше не звонить никуда, а то потом проблем не оберешься.

- Шамиль, ты знаешь, я не хочу никуда звонить. Я звонила уже в редакцию и всем сказала, что жива и со мною все в порядке. Может быть потом как-нибудь.

- Как хочешь. Только мы должны уйти на несколько дней и телефона не будет.

    Позже, в Москве, работая в «Коммерсанте», я ходила на пресс-конференцию по презентации спутникового телефона, который разработан в России. Мужчина на пресс-конференции демонстрировал спутниковый телефон и говорил, что разработки этого телефона шла несколько лет. Минута разговора по этому спутниковому телефону - стоит 20 долларов США. Раньше еще дороже было. Сам спутниковый телефон стоит несколько сотен тысяч долларов США и позволить его купить простой человек - не может. Только очень и очень богатый олигарх может купить такой спутниковый телефон.

    После этой пресс-конференции я подошла и спросила, покупали ли такой телефон в конце 1994 года, или в начале 1995 года?  Мужчина, который занимался презентацией этого телефона, сказал, что экспериментальные разработки этого спутникового телефона покупали очень высокопоставленные люди в Кремле и богатые олигархи. Покупали и в начальной стадии разработки этого телефона.

- Кто покупал? Мне нужна фамилия этого человека, или этих людей.

Этот мужчина знает, кто именно покупалэтот спутниковый телефон,но мне сказать не может. Это секрет их фирмы. 

ГЛАВА 25

Асланбек большой сидит на бревне и смотрит в точку. Сяду рядом. Поболтаю немножко. Сижу и рассказываю Асланбеку куда сегодня ходила и жалуюсь, что мне тут надоело, а уехать без интервью с Дудаевым не могу. В Москве скажут, где я шлялась полтора месяца? Приехала без фотографий Дудаева и все командировочные потратила. Как жаль, что я уехала в Назрань! Дудаев приезжал, а я его проморгала. Не вовремя я уехала.

Как мне надоело ждать этого Дудаева? Когда он ещё сюда в Ведено приедет? Как мне хочется на Мальдивские острова поехать. Я в детстве видела книгу…

    Рассказываю Асланбеку про Мальдивские острова, и какие там красивые рыбки в океане плавают. Мне так хочется туда съездить и посмотреть этих рыбок. Но я не могу. Денег нет. Асланбек мне рассказывает, что у него тоже проблемы с деньгами и он всем должен много денег. Асланбек должен столько денег, что можно три города Шали на эти деньги построить и все село Ведено тоже можно отстроить.

    Асланбек говорит, что любит играть в Казино. Асланбека во всех Казино города Москвы знают. Он из Московских Казино не вылезал до войны, но после того, как все проиграл, должен много денег. Очень и очень много денег должен Асланбек и вынужден теперь прятаться здесь от своих должников, в Чечне.

- Какая у меня была интересная жизнь Наташа. Я очень по игре скучаю и по Москве.

    Асланбек говорит, что когда война кончится, он будет заведовать всеми Казино в Чечне. Игра в рулетку – это его любимое занятие. Асланбеку хочется, чтобы война быстрее закончилась и хочется, чтобы Чечню быстрее отстроили, и она стала как Арабские Эмираты. Ага, значит, Асланбек тоже план Саудовской Аравии знает и знает, что Чечню будут полностью отстраивать. Отстроят Чечню и сделают из неё как ОАЭ.

    Асланбек сидит, смотрит в точку и разговаривает со мной. Он говорит тихо очень. В прошлый раз мы так сидели несколько недель назад городе Шалии разговаривали по душам. Асланбек сказал, что у него есть героин, и он меня может угостить. Героин чистейший, говорит Асланбек. Героин им привозят, чтобы употреблять его перед боем, а он на него уже так подсел, что без него не может уже. Асланбек не только перед боем героин употребляет, но и просто так. Шамиль его ругает за это и выдает понемногу.

    Я видела Асланбека в январе и в феврале 1995 года. По внешнему виду он был в январе очень упитанный, а в апреле уже выглядел в 2 раза худее. Видимо это от употребления наркотиков.

Асланбек принял наркотики и сидит сейчас смотрит в точку. Ловит кайф. Как действуют наркотики на человека, я не знаю, но разговаривать Асланбек может. Может под воздействием наркотиков человек ничего не соображает и не помнит, о чем с ним говорили? В любом случае, хороший момент поболтать по душам. Спрошу что мне надо про поставку оружия, а Асланбек потом ничего не будет помнить.

Я вам говорила, что Асланбек несколько раз помогал мне и спас от расстрела, когда меня хотели расстрелять за кражу солдат из плена.

Во второй поездке в Чечню, я увидела в Шалях, как около местной комендатуры и тюрьмы, ходят люди русской национальности с автоматами в руках и я их хотела сфотографировать. Пока я меняла длиннофокусный объектив на 35-70 мм и подняла фотокамеру, этот русский схватил мой фотоаппарат и стал орать, чтобы я его не фотографировала. Рядом проходил Асламбек и вступился за меня. Мне отдали фотоаппарат. Асланбек сказал…

- Не надо их фотографировать. Вот этого можно фотографировать. Хочешь, я тебя с ним познакомлю? Сашко, иди сюда!

    К нам подходит улыбчивый, небритый мужчина с автоматом в руках и зеленым бантиком на башке, примерно моего возраста, около тридцати лет.

- Сашко познакомься, это Наташа Медведева. Наташа – это настоящий журналист и свой человек.

- А можно я вас сфотографирую?

- Нет, лучше не надо, – смеется Сашко и уходит.

    Несколько раз я видела этого Сашко в Шалях и один раз потом в селе Ведено.

    Мы в феврале 1995 года сидим с Асланбеком в Шалях, на бордюре у дороги, и я спрашиваю, кто это такие, которые мне камеру ломали, и кто этот Сашко? По виду они русские, но почему они тут с автоматами ходят?

У Сашко прозвище Белый и он не русский, а украинец, поясняет мне Асланбек. Сашко Белый - их брат.

- Сашко чей-то брат? Чей-тородственник, да Асланбек?

- Нет, не родственник, а брат по вере. Сашко Белый тоже мусульманин, поэтому с нами воюет.

    Сашко Белый принял Ислам и приехал в Чечню помогать братьям мусульманам, воевать против Российской армии. Много русских и украинцев принимают Ислам и приезжают в Чечню воевать, говорит Асланбек. Со всего мира и со всей России мусульмане приезжают в Чечню воевать и все мусульмане им помогают воевать против русских.

Те двое, которых я хотела сфотографировать, и один из них хотел сломать мне камеру – это русские. Это не идейные мусульмане, как Сашко Белый с Украины, а наемники из Москвы. Сашко Белый за идею приехал воевать в Чечню. Сашко Белый истинный мусульманин и верит в Аллаха, а эти двое русских приехали в Чечню воевать за деньги. Эти русские- инструктора. Они каждый месяц меняются, говорит Асланбек. Эти двое уедут – приедут другие. Эти двое русских профессиональные военные инструктора и они учат чеченцев, как вести боевые действия. Это инструктора настоящие садисты, говорит Асланбек. Инструктора учат их не только воевать, но и как пытать пленных солдат.  

- Наташа, если бы ты знала, как они издеваются над пленными солдатами. Как они их мучают. …Это невозможно смотреть. Ты знаешь, как эти солдаты орут и плачут, когда их мучают. Ну, зачем так издеваться над людьми? Просто взяли бы да убили. Но просто убить нельзя. Надо мучить перед смертью. Эти солдатики совсем молодые мальчишки. Дети еще и мне их крики даже во сне снятся. Я спать не могу. Я все время просыпаюсь ночью от их криков и не могу уснуть. Если бы ты знала Наташа, какой мерзостью мы тут занимаемся. Я никогда не думал, что буду этим заниматься. Но, к сожалению, ничего изменить нельзя. Так надо.

- А почему так надо?

- У нас религия такая Наташа. Эти инструктора говорят, что надо перед смертью мучить людей. Обязательно надо. Они другой веры. И я это тоже делаю Наташа.     

Асланбек большой разговаривает со мной, как на исповеди. Он сидит рядом со мной и плачет. У него слезы текут из глаз, по щеке. Когда Асланбекнаклоняет голову вниз, его слезы текут по носу и капают на его камуфляжные военныештаны, на ботинки, на его руки. Асленбекумывает руки своими слезами, шмыгает носом, вытирает сопли, и слезы с лица, но слёзы все равно опять текут из его глаз. Слезы ручьем текут из глаз Асламбека большого.

Асланбек всегда ходит с пистолетом. Этот пистолет висит у него на поясе. Его пистолет рядом со мной, с моей стороны. Я сижу справой стороны рядом с Асланбеком. Этот мусульманин Асланбек обычный убийца, который сожалеет от тех зверствах, которые он делает. Его религия Ислам требует от него этих зверств. 

    Я сижу и боюсь даже дышать, но и уходить не хочу. На самом деле я не боюсь этого Асламбека, я боюсь его вспугнуть, ведь он открывает мне свою душу и достает оттуда такой ужас, который страшно слушать. Может это от того, что он под воздействием наркотиков? В принципе это не важно, важно то, что он говорит.

    Мы с Асланбеком стали обсуждать этих садистов инструкторов.  Асланбек говорит, что он ненавидит этих русских наемников инструкторов, которые к ним приезжают. Асланбек ненавидит их за то, что они из него сделали зверя и садиста.

- Это очень поганые люди, Наташа. Ты их правда не сфотографировала?

- Нет. Не сфотографировала. Не успела.

- Очень жаль. Может можно как-нибудь их так снять, чтобы никто не знал?

- Асланбек, когда я фотографирую сразу слышно. Слышно как шторки в фотоаппарате клацают и пленка перематывается. Тихо - это невозможно сделать. Техника такая.

- Ты аккуратнее будь, когда фотографируешь. Эти наемники здесь побудут и уедут обратно в Москву. Понимаешь, о чем я говорю?

- Понимаю Асланбек.

- Наташа, вот их надо было тебе сфотографировать и в ФСБ отнести фотографии, чтобы с ними там разобрались. Это не люди, а звери в человеческом облике. Таких зверей уничтожать надо. Хорошо, что я в тот раз проходил рядом. Если бы не я, они бы тебя убили. Как котенку шею свернули и все. Это тебя Аллах спас, от этих зверей и меня вовремя послал.

    Асланбек говорит, что эти русские инструктора все время находятся в военном лагере, или воюют. Сюда очень редко приезжают, чтобы не светиться. Но если они еще появятся здесь в Шалях, и я тоже здесь буду, Асланбек поможет мне их сфотографировать. Он их будет отвлекать, чтобы я их сфотографировала и в ФСБ потом отнесла их фотографии. Его тоже можно фотографировать. Асланбек не боится попасть в кадр, его и так все ищут, говорит Асланбек.

Асланбек этих продажных русских садистов так ненавидит, что сам убить хочет их за то, что они русские и над русскими так зверски издеваются. Но Асланбек не может этого сделать, хотя у него руки чешутся. Всех этих садистов не перестреляешь, говорит Асланбек. Их много приезжает к ним в отряд, и они часто меняются.

    Эти русские инструктора садисты приезжают сюда только за деньги и приезжают из Москвы. Им только деньги нужны. Эти русские садисты не верят ни в Аллаха, ни в Бога и Асланбек таких людей ненавидит. Эти садисты получают по 200 долларов США в сутки, а те, кто их присылает, получают по 500 долларов в сутки.

- Мне кажется это не справедливо Асланбек. Эти садисты всю грязную работу делают, а получают меньше, чем те, кто их присылает.   

     Асланбек засмеялся, вытер рукой нос и говорит, что начальство всегда больше всех получает. На то оно и начальство. Присылают этих садистов инструкторов сотрудники ФСБ, говорит Асланбек. Сотрудники ФСБ начальники этих садистов инструкторов. Асламбек говорит, что в ФСБ очень много продажных людей, которые им помогают воевать за деньги. Деньги платят не они чеченцы, а в Москве свои люди. Через банки происходит оплата. Им, чеченским боевикам, помогают банкиры и много богатых и высокопоставленных людей, даже в Кремле. Им помогают сотрудники МВД, сотрудники МВД и военные в Российской армии и все вообще. Но я об этом тоже услышу потом, когда с Шамилем Басаевым познакомлюсь. Мне Шамиль Басаев тоже этим будет хвастаться, что у него кругом связи и ему все помогают.

    Асланбек говорит, что от них требуется только одно, чтобы они воевали с Российской армией и делали то, что скажут. Вот он и делает то, что говорят – вздыхает Асланбек.

     Асланбек говорит, что он не понимает, зачем он все это мне рассказывает? Это нельзя говорить, но у него душа уже разрывается от всего того, что происходит в России и Чечне, а поговорить ему не с кем об этом. Асланбек говорит, что я ему всю душу вынимаю и ему самому страшно и противно все то, что он говорит и вынимает из своей души. Асланбек сам себе противен. Асланбек встает и уходит…

    В 1997 году, в январе месяце, я опять встречусь с этим садистом наемником, который ломал мне камеру в феврале 1995 года, в Шалях.

    27 января 1997 года в Чечне были выборы Президента и Парламента Чечни. После выборов я возвращалась в Москву. Аэропорт города Грозного отремонтировали, и он стал работать.Мы с немецким журналистом Ульрихом Хайденом с трудом достали билеты на первый рейс Грозный - Москва.

Надо было проходить металлоискатель, и вдруг подошел этот садист наемник, которого сотрудники ФСБ присылали в феврале 1995 года.  В 1997 году их опять присылали, наверно все те же сотрудники ФСБ. Этот наемник был не один. С ним был другой человек, не чеченец. Они оба были одеты в одинаковую спортивную форму фирмы «Адидас» и кроссовки тоже фирмы «Адидас». У них были одинаковые сумки, тоже фирмы «Адидас». Короче, они оба были одинаково одеты, как двое спортсменов.

     Этот наёмник столкнулся со мной нос к носу у метало-пищалки. Он узнал меня и я его тоже. Что делать? Идти с ними в самолет – я боюсь. Но оставаться здесь, в Грозном – еще страшнее. Несколько секунд подумав, я приняла решение, что надо идти. Поставила свою сумку для осмотра, прошла метало-пищалку. Пока шли к самолету, я Ульриху шепотом рассказала, что мы будем лететь с наемниками и садистами, который приезжали в отряд Басаева. Ульрих говорит, что он боится и никуда не полетит. Он лучше вернется. Возвращаться уже нельзя Ульрих. Только вперед! Если мы вернемся - и меня и Ульриха убьют в Грозном.

- Ульрих, если хочешь жить – слушай меня. Никакой самодеятельности. Делай то, что я говорю. Понял Ульрих?

- Понял Наташа.

    Я говорю Ульриху, что лучше делать вид, что ничего не замечаем. Ульрих говорит, что надо написать записочку летчику и аккуратно передать через стюардессу.

- Ни в коем случае Ульрих! Эти садисты должны не одни лететь, а в сопровождении. Это профессиональные убийцы. Они могут захватить самолет и всех в самолете перережут! Обязательно должен быть еще человек, который их должен сопровождать. Может этих садистов двое сопровождают?Надо вычислить сопровождающего, или сопровождающих этих садистов.

    Договорились с Ульрихом, что он должен за всем следить, а я буду спать. Ульрих будет моими глазами и ушами во время полёта. Разговаривать во время полета - нельзя. Это опасно. Если есть третий, то он обязательно сядет рядом с нами, чтобы следить за нами.

    Ульрих знает, что я часто ездила в Чечню и в таких вопросах хорошо разбираюсь. Ульрих полностью мне доверился и делал то, что я ему сказала.

    Изучив все физиономии на соседних сиденьях в самолете, я уснула. Проспала весь рейс. Тот, кто сидел за нашим сиденьем в самолете, пристроился к нам и идет за нами до здания аэропорта Внуково.

    Рейс из Грозного будут досматривать отдельно, и проверять каждого человека через металлоискатель. Впереди нас в очереди на проверку стоят двое наемников садистов в спортивной одежде. Я вижу, что немного в стороне стоят сотрудники МВД с автоматами и три человека в штатском. Трое в штатском болтают между собой, поглядывая на очередь, пассажиров из города Грозный. Возможно они сотрудники ФСБ, но я в этом не уверена.

Один наемник, переодетый под спортсмена, пошел на досмотр. Он вынул из кармана ключи, швейцарский красный перочинный нож фирмы «SHOP» и красное удостоверение. На красном удостоверении написано золотыми буквами «Удостоверение помощника депутата».  Его досмотрели, и он скрылся в здание аэропорта Внуково.

Прошли досмотр три пассажира нашего рейса, и на досмотр пошел второй садист, который мне камеру ломал в городе Шали в феврале 1995 года. Он тоже вынул ключи, перочинный нож и красное «Удостоверение помощника депутата». Садист наемник прошел пищалку, забрал все, что он вынул из кармана, забрал свою сумку с ленты, где досматривают вещи и оглянулся, чтобы посмотреть на меня.

    Я поймала взгляд зверя, садиста, наемника, который занимается страшными зверскими преступлениями в Чечне. У него страшный взгляд. Зверь посмотрел на меня и ушел в здание аэропорта Внуково. Слился с толпой.

    Все время пока этих садистов досматривали в аэропорту Внуково, мы с Ульрихом стояли, уткнувшись носом в стеклянную перегородку, а за мной вплотную стоял тот самый чеченец, который сидел за нашими пассажирскими сиденьями в самолете. К моей спине он что-то приставил. Чем-то тыкал мне в спину, этот чеченец. Значит это тот, кто сопровождает этих наёмников до Москвы. Если бы я вякнула что-нибудь про этих спортсменов в самолете, или в аэропорту при досмотре, меня бы этот чеченец убил сразу в самолете, или у этой стеклянной перегородки.

 Я опять не сфотографировала этих наемников. Я, даже, боялась пошевелиться у этой стеклянной перегородки. Этих русских садистов много, как говорил Асланбек, и всех их не пере фотографируешь.

    Русские садисты в спортивной форме ушли, растворившись в здании аэропорта Внуково и чеченец отошел от меня. Значит, я и Ульрих можем тоже идти на проверку.

    Вы знаете, когда мне Асланбек рассказывал про этих садистов, я думала, что они приезжают в Чечню не легально. Думала пешком идут как-нибудь партизанскими тропами, а оказывается все просто. Просто садятся в самолет и летят с удостоверениями «Помощник депутата». 

     Наверно вы уже догадались, что я занималась этим расследованием. Вы не забывайте, что у меня есть хобби заниматься расследованиями. Я нашла, где в Москве работают эти садисты наемники, которых сотрудники ФСБ присылали в отряд Шамиля Басаева обучать военному делу и обучали чеченских боевиков зверским пыткам солдат Российской армии. И этих сотрудников ФСБ я нашла тоже.

   В 1995 году на улице Мясницкая дом 24, в Москве, был офис «МММ», где продавали ваучеры.Надеюсь, вы помните как аферист и мошенник Сергей Мавроди официально грабил население России? Этого афериста Мавроди никто не трогал. Так вот. Начальником охраны и зам начальником охраны, в этом офисе, у Сергея Мавроди были сотрудники ФСБ. Начальник охраны был действующий сотрудник ФСБ, а его зам - сотрудник ФСБ в отставке. Вот эти сотрудники ФСБ и присылали тех садистов инструкторов в отряд Шамиля Басаева.

Эти инструктора-садисты официально работали охранниками в офисах у Сергея Мавроди в МММ, а в Чечню ездили в командировки на месяц, по двое, сменяя друг друга.

    Получается вора и мошенника Сергея Мавроди сотрудники ФСБ охраняли и защищали, поэтому он безнаказанно грабил жителей России.

     Когда я узнала,где работают эти садисты и эти сотрудники ФСБ, я боялась ходить по Мясницкой улице. Боялась опять встретиться с этими наемниками садистами и когда мне предложили работать в журнале «Огонёк» я очень обрадовалась, что мне не придется ходить в редакцию «Независимой газеты». Ведь редакция «Независимой газеты» находится тоже на Мясницкой улице дом 13 строение 3.

    А в начале Мясницкой улицы, рядом с метро «Лубянка» - находится главное здание ФСБ, в котором сидят те, кто не умеет ходить в разведку, не умеют проводить расследования, не умеют выявлять диверсантов вокруг себя и не умеют защищать людей, таких как я, например.

    В этом ФСБ столько продажных уродов работает, которые помогали чеченским боевикам во время войны. Эти сотрудники вокруг себя ничего не видят и вокруг себя диверсантов не могут выявить, куда им в разведку ходить?

    Когда такая гнилая и продажная служба безопасности в стране, жить в стране становится страшно и опасно.

ГЛАВА 26

    Асланбек большой сидит на бревне в селе Ведено и смотрит в точку. Все чеченские боевики ушли из города Шали. В конце марта 1995 года в Шали вошла Российская армия. Солдаты Российской армии сделают зачистку в городе и проверят все дома, на предмет обнаружения чеченских боевиков. После этого все боевики во главе с Асланбеком большим, маленьким и Абу Мовсаевым обратно вернутся в свои дома. А Российская армия засядет в здании бывшей Комендатуры и местной тюрьмы, обложившись вокруг себя бетонными блоками и мешками с песком.

    Сяду рядом с Асланбеком. Поболтаю немножко. Сижу и рассказываю Асланбеку куда сегодня ходила и жалуюсь, что мне тут надоело, а уехать без интервью с Дудаевым не могу. Асланбек сидит, уткнувшись в точку, значит он под кайфом.

В прошлый раз, у нас получился очень интересный разговор с ним.

   Как мне хочется на Мальдивские острова поехать. Как мне хочется рыбок посмотреть в Индийском океане. Какая хорошая погода – весна! Птички поют и солнышко припекает. Как я устала этого Дудаева искать, а без интервью с ним не уеду.

    Асланбек говорит мне, что он тоже ходил к ясновидящей. Он сказал, что к этой ясновидящей очень много людей теперь приходит, после того, меня к ней возили. По Чечне поползли слухи, про меня. Всем стало интересно то, что рассказывает ясновидящая про меня. Это как сказка, про дурочку с фотоаппаратом, которую все чеченцы из села Ведено хотят услышать.  Асланбек сказал, что он ели-ели пробрался через эту толпу людей и его пропустили без очереди, так как он полевой командир.

- Ты знаешь Наташа, я тоже спрашивал у нее по поводу тебя. Я специально к ней ездил. Я для себя спрашивал. Она сказала, что ты - как Синяя птица приносишь людям удачу. Она сказала, что с тобой можно ходить в Казино и всегда деньги выигрывать будешь. 

- Асланбек, такого не может быть. Я в Казино никогда не ходила, но я играла в лотерею. Обычно я никогда не выигрываю. Один раз в жизни 25 рублей выиграла и один раз рубль, но это было очень давно. Эта ясновидящая точно ошиблась.

- Нет, Наташа, не ты будешь выигрывать, а я буду выигрывать. Такие как ты сами ничего не выигрывают, но ты приносишь удачу в игре другому человеку. Ты Синяя птица, а у птиц ничего не бывает кроме перьев. Самое главное, чтобы ты ко мне хорошо относилась и пожелала мне удачи. Как жаль, что я не знал тебя раньше, до войны и не знал, что ты удачу в игре приносишь. Мы бы с тобой в какое-нибудь Казино в Москве сходили и проверили это. Теперь мне в Москве показываться нельзя. Но ничего, когда война закончится, отстроим Чечню, построим здесь Казино и проверим это. Если это так и есть, то тебе отказа ни в чем не будет. Будешь жить у меня, будешь получать все что захочешь, а я буду играть и выигрывать.

- Я не хочу жить у тебя. И вообще, у меня муж в паспорте написан.

- Наташа, что это за муж такой, который разрешает своей жене на войну ездить?

- Не твое дело Асланбек. Не надо лесть в мою личную жизнь.

- Я не буду. Ты только на меня не обижайся Наташа. Но я советую тебе, бросить такого мужа. Зачем тебе такой муж нужен?

Если это работает, что сказала ясновидящая, то Асланбек и мужа моего содержать будет, говорит Асланбек. Асленбек просит только не обижаться на него и просит меня простить его, если он меня обидел своими словами. Я говорю, что прощаю. Асламбек умывается моим прощением и говорит, что придет время, и он все равно это проверит. Пригласит меня, и мы с ним сходим в Казино, которое построят в Чечне после войны. 

- Даже не думай Асланбек! Никогда в жизни! А вдруг это не работает? Вдруг ты проиграешь все деньги? Тогда ты разозлишься и пристрелишь меня как курицу, – смеюсь я. – Лучше не рисковать. А если я действительно приношу удачу в игре, то для меня это еще хуже! Жить у тебя – ни за что. Это значит жить в клетке. И вообще с вами лучше не связываться. Мне вообще не хочется быть «Синей птицей».  Это рискованно и не надежно, лучше буду фотокорреспондентом.

    Асламбек думает о своем и рассуждает, что ошибки быть не может. Раз эта ясновидящая так сказала, значит это так и есть. Самое главное, чтобы я искренне желала ему удачу и хорошо к нему относилась.

- Ты ко мне хорошо относишься, Наташа?

- Хорошо!

- Значит, все получится и у меня будет удача! Тебе просто надо быть рядом со мной и хорошо кок мне относится. Больше тебе ничего делать не надо. Если тебе будет хорошо, то и мне тоже будет хорошо, а я с тобой поделюсь потом деньгами. Тебе будет хорошо, а мне еще лучше. Так сказала ясновидящая про тебя. Ты как живой и счастливый талисман работаешь, понимаешь?

   Недавно я видела в селе Ведено Сашко Белого. Спрашиваю у Асланбека, этот Сашко тут постоянно живет, или уезжает на Украину? Асланбек говорит, что Сашко тут просто воюет и  находится все время в лагере, а сюда в село приезжал по делам.

- Слушай Асланбек, а где вы оружие берете, чтобы воевать?

   Асланбек говорит, что он мне не скажет.

- Скажи Асламбек, а то я на тебя обижусь!

    Асланбек говорит, что я могу на него обижаться, но об этом он мне никогда не расскажет. Если я него обижаюсь из-за этого, он пойдет в Мечеть, и будет молиться там целый день, но мне ни за что не скажет. Поставка оружия - это самая важная военная тайна, говорит мне Асланбек большой. Они не хотят без оружия остаться.

- А я сама все знаю. Это давно всем известно. Я просто хотела проверить, правда, это, или нет? Давай я тебе буду рассказывать, а ты проверишь, в чем я ошиблась?

   Я рассказываю Асланбеку, что оружие им поставляют генералы из Министерства МВД в Москве через посредников. Посредников в этой цепочке много и они даже не всех этих посредников знают, а я их знаю.

    Асламбек удивляется и спрашивает меня, откуда я это узнала? 

- Неважно как я это узнала Асланбек. Знаю и все. Я знаю лично нескольких этих посредников. И вообще, я все про поставку оружия знаю!

    Я улыбаюсь и продолжаю разговор о поставке оружия…

- Еще я знаю, что оружие вам поставляют вертолетами, в дни перемирия. Оружие сбрасывают в мешках для трупов. Это очень удобно придумано. Дни перемирия назначают, чтобы меняться труппами и в эти дни оружие поставлять удобно из Российской армии в мешках для трупов. Когда мешки над лесом сбрасывают, все думают, что это труппы, а там оружие. Ведь никто не стреляет по вертолетам. Стреляют только те, кто это оружие привозит и убивает свидетелей. Солдат сначала используют как грузчиков, чтобы эти мешки с оружием таскать, а потом убивают, как свидетелей. Всех солдат убивают как свидетелей те, кто поставляет вам оружие из Российской армии. Я все правильно сказала? Я где-нибудь ошиблась Асланбек?

- Ты все правильно сказала! А откуда ты все это узнала? Ведь об этом вообще никто не знает. Только несколько человек об этом знают и те, кто поставляет нам оружие из Российской армии.

    Я рассказала все абсолютно верно! Асламбек это подтверждает и очень удивляется всему тому, что я ему рассказала. Он просит меня, чтобы я ему сказала, как я это могла узнать, если об этом только несколько человек всего знают?

- Асланбек, я это в «Общей газете» прочитала перед 8 марта, когда в Чечню собиралась ехать.

  Асланбек говорит, что надо эту «Общую газету» обязательно найти. Он скажет об этом Шамилю Басаеву и он эту газету обязательно найдет. Они всех в Москве на уши поднимут, чтобы найти этого журналиста, который об этом написал в газете. Они найдут этого журналиста, чтобы узнать у него - кто ему об этом рассказал?

А еще Асланбек говорит, что здорово журналисты работают  в Чечне! Журналисты круче спецслужб работают, круче ФСБ. Только, как могли журналисты все это узнать? Мало, кто эту информацию знает среди чеченцев боевиков. Только несколько человек знают и все эти чеченцы –надежные, рассуждает Асланбек вслух. С чеченской стороны никто болтать не будет про это, но он все равно это проверит. Свидетели не остаются. Ведь всех солдат свидетелей убивают. Никто из свидетелей выжить не мог. Солдат свидетелей после использования убивают так, чтобы не выжили. Скорее всего, это из Российской армии проболтались. Это несколько человек и поэтому, легко этого болтуна со стороны Российской армии можно вычислить, говорит Асланбек.

- Кто же из Российских военных мог проболтатьсяоб этом? – Удивляется Асламбек.

- Мне только не понятно Асланбек, почему оружие поставляют в мешках для трупов?

- А в газете про это не написали?

- Нет, не написали. Ну, скажи Асламбек. Скажи, почему в мешках для трупов оружие перевозят? Скажи, пожалуйста, а то я обижусь! Ведь все равно уже все известно.

- Наташ, а ты когда-нибудь эти мешки для трупов видела?

- Нет, никогда не видела.

- Эти мешки как сумки. Они из не промокающей ткани с молнией, как сумки и там несколько ручек. Оружие ведь тяжелое и очень удобно его в этих сумках нести. Если что и удобно прикапывать эти мешки, чтобы потом забрать. Мешки не промокают. Тебе в Российскую армию надо съездить и посмотреть на эти мешки. Ты как их увидишь, сразу все поймешь, о чем я говорю. Но кто же мог проболтаться об этом? Обязательно найдем этого болтуна!

- Асланбек, а зачем сбрасывать это оружие над лесом?

- Вертолет в лесу сесть не может!

- А-а-а. …Теперь понятно.

    Вертолет действительно в лесу сесть не может. Деревья мешают! Как я об этом не догадалась?

    Асланбек говорит, что кто-то болтлив слишком со стороны Российской армии, раз это уже написали в газете. Эти русские вояки ругают их, что чеченцы болтают много журналистам, а сами журналистам и трепятся. Наверно русские военные напились водки и проболтались, рассуждает вслух Асланбек большой. Рассуждает дальше, что русские водку пить любят, а водка очень язык развязывает.

- Асланбек, а почем это оружие стоит? Я слышала, вы по 400 долларов за автомат платите.

- Нет. Мы вообще ничего не платим. Нам оружие только привозят. С оплатой там, в Москве разбираются свои люди. Ведь это же оптом считается. Я слышал, что по 200 долларов за автомат платят.

- А свои люди это где?

- В банке. Через банк в Москве оплата проходит.

- А гранатометы почем оптом стоят?

- Наташ, ты, что у меня все спрашиваешь? Мне нельзя это говорить. Ты мне своими вопросами весь кайф сломала. Лучше я лучше пойду.

    Асланбек встал и ушел. Интересный у нас разговор получился. Начали, говорит про рыбок на Мальдивских островах и птичек, а закончили разговором о поставки оружия. Асланбек был под воздействием героина. Надеюсь, он ничего не вспомнит о том, что мы с ним сейчас говорили.

    На следующий день Асланбек большой, подошел ко мне и сказал, что я все наврала ему вчера. По числам, когда я якобы прочитала в газете дни передачи оружия –не сходятся.

- Что не сходится Асламбек? Я уже все забыла, о чем мы с тобой вчера говорили!

- Как можно прочитать раньше времени то, что произошло позже? – спрашивает меня Асланбек.

Он утверждает, что в газете такого написать не могли перед 8 марта потому, что переброска оружия с помощью вертолетов была после 8 марта, и это было первый раз. Раньше им действительно из Министерства МВД в Москве оружие поставляли через посредников, но вот о поставке оружия вертолетами - никто еще не знает, поясняет мне Асланбек.

- Наташа, как ты об этом узнала? Я тебя отведу к Абу. Пусть он с тобой разбирается. Тебя с такой информацией нельзя выпускать из Чечни. Будешь жить тут, пока война не закончится.

    Асланбек говорит, что он отдаст меня Абу. Абу – это АбусупьянМовсаев, который считается начальник местной Контрразведки. Еще Асланбек сказал, что меня нельзя выпускать с этой информацией из Чечни.

- Какая тебе разница Асланбек, как я все это узнала? Считай, что во сне мне это приснилось. Я никому не скажу, не бойся. А что я скажу Абу? Как где узнала? Ты вчера сам мне все рассказал. Мне придется рассказать Абу про то, что ты мне вчера рассказывал.

- Я тебе ничего не рассказывал.

- Как ничего? Это ты мне вчера все рассказал.

- Я ничего не рассказывал тебе вчера!

- Рассказал! Ты сам мне все рассказал. Ты что Абу не знаешь? Абу меня убьёт и все. Ты хочешь, чтобы меня убили Асланбек?

- Нет, не хочу!

    Конечно, Асланбек не хочет, чтобы со мною что-нибудь плохое случилось. Ведь у Асланбека на меня планы в будущем. Ведь я блаженная, святая и меня обижать нельзя, а еще я Синяя птица и живой талисман и с помощью меня Асланбек планирует очень разбогатеть в будущем. Я не боюсь этого Асланбека и знаю, что он никуда меня не отведет.

Я защищена со всех сторон мистическими сказками, которые подарила всем чеченским боевикам ясновидящая чеченская женщина. Шамиль Басаев сам видел, какой я бываю страшной и я умею превращаться по ночам в красивую Королеву, в голубом платье. А когда я смеюсь – волосы дыбом встают от страха у любого бандита.

    А еще мне нельзя угрожать убийство и наводить на меня оружие. Самому можно умереть в тот же день от оружия. Все чеченские боевики об этом уже знают. Спасибо большое Богу и этой ясновидящей, которая своими предсказаниями спасает меня! Я не знаю, что со мною будет дальше, и весь мир я спасать не умею, но мне бы самой сейчас спастись после того, что я узнала.

   Я стою и улыбаюсь. Асланбек упокоился и уже не хочет сдавать меня на растерзание Абу Мовсаеву. Но Асламбек просит меня рассказать ему, как я об этом, обо всемузнала? Я говорю Асланбеку, что кое-что узнала от людей и потом все проанализировала. Ведь не всех свидетелей убивают. Люди в Чечне видят издалека, как эти мешки с вертолетов сбрасывают и слышат выстрелы автоматной очереди, а потом выстрелы из пистолетов.

    Ведь в дни перемирия стрелять нельзя. Это стреляют офицеры российской армии и убивают солдат как свидетелей сначала из автомата, а потом из пистолета в голову их добивают. Потом вертолет благополучно возвращается на свою базу, но без солдат.

Еще мне Шамиль Басаев немного про поставку оружие рассказал, а остальное Асланбек сам рассказал. Асланбек тоже стал улыбаться и говорит, что он ничего мне не рассказывал, а я очень хитрая, но я очень профессионально работаю.

Асланбек уже говорит, что уважает меня за мой характер и мой профессионализм потому, что таких людей как я - он в жизни не видел. Асланбек большой говорит, что мне ни один сотрудник ФСБ в подметки не годится и поэтому, он будет меня защищать, и помогать мне. Защищать будет из уважения ко мне, ну и как Синюю птицу и его будущий талисман тоже, наверное.

- Асланбек, скажи мне, кто поставкой оружия в Российской армии занимается? Ты ведь уже проболтался и все мне рассказал.

    Асламбек уже не улыбается, а смеется. Он говорит, что я не только профессионально работаю, но и наглая до такой степени, что он в жизни таких наглых людей как я не видел. Асланбек удивляется, что я его вот так просто, в наглую, спрашиваю об этом. Если я хочу что-нибудь об этом узнать, то должна ехать в Российскую армию и сама там все искать, а он - ни за что мне не скажет.

- Скажи Асламбек, а то я на тебя обижусь.

   Асламбек говорит, что это на него не сработает. Он не скажет ничего. Они не хотят остаться без оружия. Асламбек просит меня никому об этом не рассказывать и говорит, что таким способом, вертолетами им теперь и будут поставлять оружие из Российской армии. Если я об этом скажу кому-либо в Москве – меня сразу убьют. Убьют не они чеченцы, а те русские, кто оружие им поставляет. В ФСБ, в МВД и армии России много продажных людей и они для меня опасны. Поэтому, если я хочу жить, то мне лучше молчать о том, что я узнала.

    После этого разговора Асланбек перестал разговаривать со мною ни о рыбках, ни о птичках, даже о погоде. Нет. Не обиделся на меня Асланбек большой, а сказал, что это приказ по отряду. Шамиль Басаев запретил всем со мною разговаривать,  даже о погоде, тем более про рыбок на каких-то островах.

    Как вы думаете, приехав в Москву, я рассказала кому-нибудь про поставку оружия? Конечно, нет! Кому про это рассказать? Вы помните, как я ходила 7 марта 1995 года в отделение Милиции «Вешняки» с информацией о том, что сожитель моей соседки Руслан Джамбеков является посредником поставки оружия в отряд Шамиля Басаева? Причем эта поставка идет от генералов в МВД. Вы помните, как меня с лестницы спустили после разговора с заместителем начальника ОВД «Вешняки»? Я даже коленки и ладони до крови расцарапала об асфальт!

    Прийти в ФСБ и сказать, что у них тут работают диверсанты, поставляющие садистов инструкторов  в отряд Шамиля Басаева? Прийти в ФСБ рассказать о том, что кто-то из Российской армии регулярно поставляет оружие чеченским боевикам? Можно, конечно, попробовать, но что будет потом? В ФСБ ведь нихуя ничего не делают и ничего расследовать не умеют. Спросите у главного разведчика России, он хоть что-нибудь в своей жизни расследовал? Он хоть раз в разведку ходил? Поехал бы главный разведчик России в Чечню и сам бы все узнал у чеченских боевиков. Но в ФСБ только деньги умеют делать, используя свое удостоверение. Там через одного – состоятельные и богатые люди работают.

    Если меня с лестницы ФСБ не скинут, то наверняка оставят на растерзание продажным русским зверушкам и садистам наемникам. Ведь их очень много в силовых структурах России. Мусульмане паутину сплели в силовых структурах  России и прибавьте к ним продажных русских. Ну и куда идти? Кому жаловаться и у кого просить помощи, если сталкиваешься с преступлениями такого рода?

    Предположим, вдруг и в самом деле, поймут что-нибудь в этом ФСБ и спасибо скажут, а что потом? Измажут грязью меня за то, что я к боевикам ездила, и начнут про меня сплетни рассказывать, а потом отдадут на растерзание убийцам – вот и вся награда мне будет за мою помощь.

ГЛАВА 27

    Итак. В марте - апреле 1995 года, находясь в селе Ведено, я узнала, что с начала войны в Чечне поставка оружия шла чеченским боевикам действительно от генералов, работающих в Министерстве МВД в Москве. В этой цепочке было несколько посредников, и один из этих посредников был сожитель моей соседки по квартире в общежитии Руслан Джамбеков, из города Малгобек, в Ингушетии. Что с этим Русланом Джамбековым произошло дальше, я вам обещала рассказать в конце этой книги. Расскажу обязательно.

    Также я узнала, что сначала апреля 1995 года поставка оружия чеченским боевикам стала осуществляться вертолетами в отряд Шамиля Басаева и вообще всем боевикам, включая арабов во главе с Хаттабом. Эта поставка оружия происходила вертолетами в дни перемирия. Это очень удобно. В эти дни никто не стреляет и под видом обмена труппами  из Российской армии, в мешках для трупов, чеченским и арабским боевикам поставлялось оружие из Российской армии. Этим оружием чеченские и арабские боевики вели войну с Российской армией и убивали сотрудников ГРУ, Спецназа, ОМОН, СОБР и так далее.

    Как мне объяснил Асламбек большой, эти мешки для трупов очень удобны для переноски оружия. Это мешки похожи на сумки с несколькими ручками. Взяв за ручки эту сумку с оружием удобно переносить тяжелое оружие. Для переноски этого оружия в сумках нужны солдаты, как минимум 4 человека. Для того, чтобы грузить вертолет оружием и потом просто сбрасывать это оружие над лесом - достаточно двух солдат. Этих солдат потом убивают и добивают выстрелом в голову, чтобы свидетелей не было. Вертолет и офицер возвращается обратно потом в Российскую армию.

    Возможно, вертолеты не всегда сбрасывали оружие над лесом и были случаи, когда они садились. В любом случае, по труппам солдат, которые погибли на «секретных» заданиях по приказу генерала Шаманова, можно определить, как часто это оружие поставлялось из 58 армии мусульманам боевикам. Это я позже узнала.

    Поговорив с Асланбеком и взяв интервью у Джохара Дудаева я поняла, что мне нечего больше делать у чеченских боевиков. Теперь мне надо ехать в Российскую армию и искать там поставщиков оружия.

Что я имею? Я имею информацию, что это стало происходить с апреля 1995 года и это должны быть военные, летающие на вертолетах. Вертолет просто так не полетит, это должен быть человек, который командует этим вертолетом и может его послать в нужное место. Должна быть связь, а связь спутниковая у мусульман боевиков есть.

    Все перелеты строго контролируются сотрудниками ФСБ. Везде, где бы я ни была – сотрудники ФСБ появлялись у вертолета. Значит, преступная группа поставщиков оружия должна состоять из нескольких человек:

- двух человек, кто этим вертолетом рулит и везет оружие в мешках для трупов, 

- одним, или двумя офицерами, которые командуют солдатами и потом солдат убивают,

- сотрудниками ФСБ, которые контролируют погрузку в вертолет оружия в зеленых мешках для трупов,

- нужен начальник в таком воинском звании, который может командовать вертолетами, солдатами, офицерами и посылать их на задание,

- нужен вертолет для транспортировки оружия боевикам.

Получается, у нас сформировалась преступная военная группировка и все они в погонах Российской армии. Имея такой шаблон, сделанный из информации, которую я собрала, в разное время, можно искать этих преступников в Российской армии. Где и как их искать? Я искала этих военных преступников всю первую войну, но так и не смогла найти.

Началась вторая война в Чечне и в феврале 2000 года я попала в 58 армию. Как вы помните, военный прокурор рассказал, какие странные он ведет расследования по поводу гибели и пропавших без вести солдат Российской армии в 58 армии, которой командует генерал Владимир Шаманов.

    Асланбек большой правильно сказал, что русские любят пить водку и у них языки развязываются. У следователя тоже развязался язык после водки, и он рассказал о шаблоне переброски оружия. Но только следователь не понял, что он ведет расследование регулярной поставки оружия из 58 армии в отряд Шамиля Басаева и Хаттаба. Этой поставкой оружия занимается военная бандитская группировка во главе с генералом Шамановым.

    Про Шаманова я слышала, но не видела его в первую войну. Я его не фотографировала раньше, поэтому ничего про него не знаю. Приехав в Москву в 2000 году, я навела справки по поводу генерала Шаманова. Оказывается, Владимир Шаманов  появился в Чечне в марте 1995 года. Оказывается Шаманов, служит в ВДВ. ВДВ – это воздушно-десантные войска.

    Вот я дура тупая! Что я сразу не догадалась, что надо искать в тех войсках, где военные на вертолетах летают. А я с пехотой всегда общалась в первую войну.

    Переброска оружия с помощью вертолетов первый раз была в начале апреля 1995 года. Асламбек сказал, что так и будут им поставлять оружие из российской армии. Все сходится. Вертолеты, генерал Шаманов, который посылал на «секретные» задания, гибель солдат, которые ни разу не вернулись живыми с этих«секретных» заданий, но вертолет, летчики и офицеры всегда возвращались живыми. 

По серии преступлений в 58 армии, которые не смог расследовать ни один следователь военной прокуратуры, можно сказать, что переброска оружия боевикам была регулярной. Надо добавить в эту банду сотрудников ФСБ в 58 армии. Все эти преступления были под их контролем.

Продажного крота-диверсанта Владимира Шаманова прислали в армию мусульмане и сформировали группу военных, продажных преступников, которые за деньги продавали оружие и убивали солдат Российской армии столько, сколько можно убить. Следователь сказал, что у генерала Владимира Шаманова гибель солдат в несколько раз больше, чем у других генералов.

Судя по тому, как хорошо продвигается по служебной лестнице генерал Владимир Шаманов можно сказать, что никто его диверсии и военные преступления так и не расследовал. Все военные преступники на свободе, во главе с «героем России», генералом полковником Владимиром Шамановым.

·         с марта 1995 — командир оперативной группы 7 гв.вдв, выполнявшей боевые задачи в Чечне

·         с октября 1995 по 1996 — заместитель командующего группировкой войск Минобороны России в Чечне и заместитель командующего 58-й армией.

·         с апреля по июль 1996 года — командующий группировкой войск Минобороны России в Чечне. Именно под его командованием федеральным войскам удалось в ходе третьего штурма взять Бамут.

·         с 1998 по 1999 — начальник штаба — 1-й заместитель командующего 2-ой гвардейской общевойсковой армией Московского военного округа

·         с августа 1999 по декабрь 2000 — командующий 58-й армией Северо-Кавказского военного округа, руководил операцией по ликвидации ваххабитского оплота в дагестанских сёлах Чабанмахи и Карамахи (Кадарская зона).

·         с сентября 1999 года — командующий западным направлением Объединённой группировки федеральных сил на Северном Кавказе, освободившей Ачхой-Мартановский и Урус-Мартановский районы Чечни и принимавшей участие в освобождении Грозного.

Влади́мир Анато́льевич Шама́нов (род. 15 февраля 1957 годаБарнаулАлтайский край) — российский военачальник и государственный деятель.

Депутат Государственной думы VII созыва, Председатель комитета Государственной думы по обороне с 5 октября 2016 года.

Командующий Воздушно-десантными войсками (с 24 мая 2009 по 4 октября 2016 года), генерал-полковник (2012). 

Герой Российской Федерации (1999). 

Губернатор Ульяновской области (2000—2004). Почётный гражданин Рязанской области(2014).

    Посмотрите сколько наград у этоговоенного преступника Владимира Шаманова. За что такие награды? За диверсии и продажу оружия боевикам?

·         Герой Российской Федерации (Указ Президента от 4 декабря 1999 года) — за боевые действия в Дагестане в августе — сентябре 1999 года.

·         Орден Святого Георгия IV степени № 006 (2008 год)

·         Орден Мужества

·         Орден «За военные заслуги»

·         Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени

·         Юбилейная медаль «300 лет Российскому флоту»

·         Медаль «В память 850-летия Москвы»

·         Юбилейная медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР»

·         Медаль «За отличие в воинской службе» 1-й степени

·         Медаль «За безупречную службу» 3-й степени

·         Медаль «За безупречную службу» 2-й степени

·         Медаль «За безупречную службу» 1-й степени

·         Медаль «За воинскую доблесть»

·         Медаль «Адмирал Кузнецов»

·         Медаль «200 лет Министерству обороны»

·         Медаль «100 лет Военно-воздушным силам»

·         Медаль «За возвращение Крыма»

·         Крест «За службу на Кавказе»

·         Почётный знак «За труд во благо земли Самарской» (3 марта 2017). Награждён 30 марта после выступления на форуме «Экстремизму — нет!», посвящённого массовым протестам оппозиции, на котором Шаманов заявил, что «Горбачев и Яковлев были завербованными агентами ЦРУ», вследствие чего «мы не нуждаемся ни в каких учителях из-за бугра».

    А мне нечем крыть награды генерала Шаманова. У меня наград никаких нет, зато я умею в разведку ходить, и умею проводить расследования военных преступлений. За расследования и спасение от преступников никто не платит и вообще таких людей как я – не ценят,  не уважают и не награждают.

Убивать людей и грабить – вот чем надо заниматься в России. Чем больше оружия продадите, чем больше  людей убьёте и ограбите, тем богаче будете и тем больше вас любить, и уважать будут в России. Народ в России - очень тупорылый.

Самое главное попасть в банду! В любую банду.

Можно пойти в банду в фото отделе «Коммерсантъ» к Эдди Оппу и Юре Дьяконову, и грабить фотографов. Будете как фотокорреспондент «Ъ»  Дима Азаров летать с Президентами России по заграницам и фотографировать самые высокооплачиваемые съемки.

    Но лучшепойти в банду мусульман в силовых структурах: в ФСБ, в МВД, или в Российскую армию. Будете помогать готовить преступления против неверных и евреев, и помогать своим братьям мусульманам - готовиться к захвату России. Богаче будете, и больше уважения в обществе будет, а дальше прямая дорожка в Гос. Думу и во власть в стране!

    Про генерала Владимира Шаманова очень много положительных и статей в интернете. Есть немножко отрицательных статей, но на его карьерный рост Шаманова плохие статьи не влияют, а хорошие помогают ему получать славу и почет в обществе.

Вот несколько цитат из статьи про Владимира Шаманова...

    «…Серьезные проблемы у Шаманова возникли и из-за отношения к местному населению. А ряд эпизодов деятельности его подчиненных стал предметом международного разбирательства.

Европейский суд по правам человека признал военным преступлением события 29 октября 1999 года: шамановцы не пропустили через блокпост "Кавказ-1" многотысячную колонну беженцев из Грозного, и ракетно-пушечным огнем ее накрыли штурмовики Су-25.

В декабре 1999-го шамановцы "порезвились" в селе Алхан-Юрт, разграбив его и убив десятки жителей. Лояльный к федеральной власти чеченский политик и предприниматель Малик Сайдулаев свидетельствовал: именно по команде Шаманова устроили бойню в его родном Алхан-Юрте, в котором боевиков уже давно не было. "Этот генерал фактически настраивал своих подчиненных против чеченского народа. Там, где был Шаманов, там больше всего крови среди мирных жителей, там больше гибло и российских солдат". https://www.rospres.org/government/4605/

  По беженцам мусульманам самолеты стреляли по приказу диверсанта Владимира Шаманова, а по Аргунскому ущелью, откуда выходят несколько тысяч вооруженных боевиков мусульман арабов и чеченцев, Су-25 не стреляли.

Вы понимаете эти диверсии Шаманова? Вы понимаете взаимосвязь этих диверсий, как и зачем Шаманов диверсии делает?Думаю, что вы не понимаете этого, и Президент России Вова Путин не понимает такие диверсии, а он сотрудник ФСБ, разведчик считается.

    Вы помните ситуацию с могилами, которые мне генерал Шаманов предложил сфотографировать в 58 армии? Помимо арабов, прикопанных в расположении танков, была могила с чеченскими боевиками у вертолетной площадки. Там в могиле лежали труппы мусульман чеченцев, у которых носки были с заплатками. Это не наемники, это жители Чечни мусульмане чеченцы и они бедные, судя по их носкам.

    Вы знаете, в первую войну все чеченские боевики получали зарплату. Им каждый месяц раздавал деньги Шамиль Басаев. Деньги Басаеву привозили для выдачи зарплаты чеченцам боевикам. Много банков мусульмане имели, а потом, собрав с населения деньги исчезали. Эти деньги шли мусульманам боевикам в Чечню. В России русских продажных тварей полно, и евреев.

    Эта ситуация в России, в Чечне в период правления Горбачева и Ельцина похожа на то, что происходило в России перед революцией 1917 года и убийством царя и царской семьи Романовых. Банду Шамиля Басаева финансировали так же, как и в свое время финансировали банду коммунистов «некие неизвестные лица».  Идейные банды коммунистов, в которые входили такие как Ульянов (Ленин) имеющий корни разных национальностей, как дворняжка, русская Крупская с польскими корнями, грузин Сталин, чистокровный еврей Свердлов и так далее. Захватив власть в России эта банда революционеров уничтожала православное население страны и разрушала православные храмы. На место заморённых голодом и убитых неверных и евреев привозились мусульмане  и расселялись по всей России.

Кто привозил деньги Басаеву – я не выяснила.  После первой войны в Чечне много чеченских боевиков из отряда Шамиля Басаева получили статус беженцев и разъехались в Америку, в Европу. Америка чеченским боевиками их семьям даже оплачивала авиабилеты до Америки.  Помощью в оформлении документов семьям чеченских боевиков занимались правозащитные организации и помогали всем боевикам получать статус беженцев в разных странах Европы и Америки. 

    Эти правозащитные организации, типа «Мемориал», или правозащитника Сергея Ковалева - не помогали никому из русских, или евреев,  которых мусульмане убивали в Чечне семьями и выгоняли их из Чечни. Правозащитные организации помогали только мусульманам и в первую очередь тем мусульманам, кто воевал с Российской армией.

    Видите, как просто можно манипулировать людьми, добиваясь своих преступных целей. Банда мусульман очень организованно работает, оказывая помощь и поддержку членам своей банды. Делают это мусульмане руками тупорылых русских, евреев, грузин, поляков, которые подлежат уничтожению в соответствии с Кораном.

   В начале второй войны в Чечне в отряде у Басаева было мало людей. Много боевиков убийц уехали за границы на ПМЖ, а воевать надо. Ведь по плану Саудовской Аравии Чечня должна быть очищена от неверных и евреев. Чечня должна быть отстроена на деньги неверных и евреев и отсоединена от России.

Для того, чтобы мусульман в Чечне поставить под ружье надо их озлобить. Если честно, то люди в Чечне устали от войны и не хотели воевать. Эта война всех в Чечне замучила. К началу второй войны в Чечне русских и евреев вообще не осталось. Мусульмане всех неверных, а тем более евреев убили, или выгнали из Чечни. Кругом в Чечне развивались черные и зеленые полотнища с арабской надписью. Получилось так, что Саудовская Аравия победила Россию и отгрызла территорию Чечни, сделав её Исламской республикой. Теперь нужны бабки на восстановление Чечни и платить должны за это – тупорылая и продажная нация русских. Русские обязательно за все заплатят. Их просто надо поставить в нужную позу и попользоваться, для получения удовольствия и материальных средств.

     Президентом Чечни был выбран Аслан Масхадов, а он боевик и воевал против Российской армии. Поэтому Чечня не финансировалась из Госбюджета России с января 1997 года, а по плану Саудовской Аравии, она должна быть отстроена, как Арабские Эмираты. Что для этого нужно сделать? Нужно все поменять. Нужна провокация, чтобы все поменять. Конечно, нужна опять война!Конечно, нужно поменять руководство в Чечне. Если Чечня очищена от неверных и евреев, а Масхадов плохой для Кремля, значит, нужен «хороший», но тот, кто не воевал, а планы Саудовской Аравии выполнит.

 Для этого нужна военная провокация. Басаев и Хаттаб в августе 1999 года совершили военную провокацию в России и вторглись в Дагестан. Им дали приказ из Саудовской Аравии и они пошли в Дагестан. Опять война в России. Конечно, к этой второй войне мусульмане уже подготовились.

    Мусульманские страны, во главе с Саудовской Аравией, перед второй войной прислали в Россию несколько тысяч профессиональных убийц мусульман арабов. Их стала больше, чем в первую войну. Наверно эти арабы приехали по туристической визе, чтобы воевать и убивать неверных в России. Но и местное мусульманское население в Чечне должно воевать тоже. Чтобы воевать – нужно ненавидеть Российскую армию. Нужен провокатор в Российской армии.

   В Российской армии этим провокатором был Владимир Шаманов и тот, кто отдал приказ бомбить беженцев с помощью самолетов.

 Мусульмане чеченцы – тоже тупая нация, как и русские и ими легко управлять из Саудовской Аравии с помощью религии, из штабов-мечетей. Ведь Ислам – это подчинение и повиновение. Чеченцы видят, что русские военные обстреливают колонну беженцев. Значит армия России – это враги, которых надо убивать.

 После расстрела колонны беженцев самолетами Су-25 люди озлобились в Чечне и опять взяли автоматы, а Владимир Шаманов чеченцам эти автоматы опять привозит в вертолетах по 200 баксов за штуку. Солдат, как свидетелей, убивают опять после поставки оружия, и сидит потом тупой военный прокурор за бутылкой водки, ненавидит вслух Шаманова, но он нихуя ничего в этом не соображает и расследования проводить не умеет.

    А Президент России Владимир Путин тупой тоже и в войне, в диверсиях, в провокациях вообще ничего не понимает и никогда не понимал, поэтому он награждает диверсанта Шаманова и делает все то, что от него требует банда Ислам, под руководством Саудовской Аравии.

    Поняли теперь, что такое диверсант в армии и как это вообще делается, и почему военные преступления не расследуются?

     Вот еще очень интересная цитата из статьи про генерала Шаманова…

    «…В августе 1999 года, Шаманов принял 58-ю армию. Бои в Дагестане еще шли, но казенные летописцы пиарили его уже во всю как победителя: «Кавказские горы увидели рождение нового русского полководца... Тогда они и назовут генерала Суворовым наших дней», – писала «Красная звезда» 28 августа 1999 года. Суворов, Жуков, Ермолов, Шаманов – впечатляющая компания».

     Если вы посмотрите на хозяев тех изданий, кто пиарил генерала Шаманова, включая журнал «Огонёк», то обнаружите, что хозяева этих изданий мусульмане, либо продажные люди, работающие на мусульман, такие, как еврей Борис Березовский.

Еврею Березовскому помогли разбогатеть мусульмане, и еврей обязан заниматься диверсионной работой против России, и обязан помогать мусульманам боевикам. Еврей Березовский просто продажная тварь, как и русский Шаманов. Они оба любят деньги. Среди русских и евреев все такие, как Шаманов и Березовский.

Писать, что-либо плохое в журналах и газетах и говорить плохо по телевизору про Шаманова - никто не позволит. Хозяин Борис Березовский не разрешит. Ведь Борис Березовский друг Шамиля Басаева, которому поставляет оружие Володя Шаманов.

    Я не знаю, кому принадлежит газета «Красная звезда».  В этой газете «Красная звезда» бывают много не проверенной информации. Это армейская газета, а военные не умеют думать, тем более анализировать и проверять достоверность фактов. У военных одна извилина от фуражки, поэтому они в диверсиях не понимают ничего.

Прежде чем журналисту из «Красной звезды» сравнивать диверсанта генерала Шаманова с кем-либо из известных военных, защищавших Россию в разные годы, надо сесть на танк, и поехать с 58 армией в наступление, чтобы окружить Аргунское ущелье.

58 армией руководит генерал Владимир Шаманов. Этот журналист увидит и может, поймет, что Шаманова нельзя сравнивать с Суворовым. Но если его статья заказная в газете «Красная звезда», то он напишет только хорошее про Шаманова, как мой журналист Лешка из журнала «Огонёк».

    Вот еще отрывок из статьи…

    «…В марте 1995 года Шаманов был направлен в Чечню. Командовал группировкой 7-й Новороссийской дивизии ВДВ. Через два месяца он был тяжело ранен. Боевая машина десанта, которой полковник Шаманов управлял лично (ему не понравилось, как солдат ведет машину), подорвалась на мине. Взрыв в разные стороны разбросал сидящих на броне десантников.

    По сведениям биографов Шаманова, ему, единственному находившемуся внутри БМД, семь осколков разорвали правый бок, а восьмой мог попасть прямо в сердце, но жизнь офицеру спас пистолет Макарова, лежавший в кармане разгрузочного жилета. Раненого полковника собирались отправить самолетом в Ростов, но Шаманов с помощью все того же пистолета сумел переубедить начальника госпиталя, после чего вернулся в расположение своей части. 3 июня 1995 года Шаманов руководил высадкой десанта при штурме села Ведено, в ходе которого было уничтожено более трехсот боевиков.

    В октябре 1995 года Шаманов был назначен заместителем Геннадия Трошева - командующего 58-й армией и командующего группировкой войск Министерства обороны РФ в Чечне. Осенью 1995 года Шаманову было присвоено звание генерал-майора». https://lenta.ru/lib/14170704/full/

    Вот еще отрывок из статьи на ту же тему про генерала Владимира Шаманова….

    «….8 июня 1995 года его называют среди командиров, чьи солдаты брали Ведено. 20 июня 1995-го о нем скажет в той же «Красной звезде» командующий группировки войск МО в Чечне генерал Геннадий Трошев: сбежал из госпиталя в часть, герой!»

    Раненый генерал – это круто звучит. Еще круче звучит, что этот генерал Шаманов сбежал из госпиталя, угрожая пистолетом врачам потому, что начался штурм села Ведено. Ну, прям герой это Шаманов, охренеть можно. Шаманов не герой, а диверсант.Все просто. В селе живет Шамиль Басаев, а Шаманов со своей бандой поставляете ему оружие вертолетам. Шаманов переживает за дом Шамиля Басаева, чтобы его не разрушили десантники. Ведь Шамилю Басаеву негде будет жить. У руководства Саудовской Аравии большие планы на Шамиля Басаева. Басаеву все помогают и Вова Шаманов тоже.

В статье указано, что убито 300 боевиков. Не верьте этой информации. Это вранье. Скорее всего 3 жителя села погибли, либо вообще никого, а боевиков в селе не было при штурме. Я знаю, как эти штурмы сел происходят.

   Обычно все боевики с семьями выходят из села, но остаются кто-нибудь из стариков, чтобы за своими домами наблюдать и за соседскими. Потом приходит российская армия, везде в каждый дом заходит и все просматривает. Ищут типа мусульман боевиков, а их нет. Потом выставляются блок посты. Российская армия окапывается и занимает административное здание. Рапортуют об освобождении села от боевиков и боевики с семьями опять возвращаются в свое село Ведено, Элистанжи, г. Шали и так далее.

Генерал Шаманов случайно подорвался на мине. После ранения Владимир Шаманов сбежал из госпиталя в свою часть, которая вела наступление на село Ведено. Шаманова все называют героем,после этого и генерал Трошев в первую очередь считает Шаманова героем.

Вы знаете, мне есть чем крыть статью про пидораса диверсанта Володи Шаманова. У меня есть козырь.

   Меня тоже в городе Буденовке ранили. Мне осколок попал в левый висок после взрыва.

От этого взрыва тяжело ранен сотрудник ФСБ, который меня в городе Грозном в апреле 1995 года допрашивал и ранены несколько солдат, включая меня.

В другой больнице города Будённовск, под местным наркозом меня и сотрудника ФСБ оперировали в одной операционной. Сотруднику ФСБ делали трепанацию черепа, и он умер на операционном столе, а мне под местным наркозом сделали операцию. Осколок вынули из головы, зашили  и на следующий день я сбежала из больницы.

    Диверсант Владимир Шаманов сбежал из госпиталя после ранения, чтобы помочь Шамилю Басаеву и его отряду боевиков, проживающих в сале Ведено. Шаманов должен контролировать, чтобы дома мусульман боевиков в селе Ведено десантники не разграбили и не разрушили. Владимира Шаманова кормит Шамиль Басаев. Шамановуи банде диверсантов платят деньги за поставку оружия в отряд Шамиля Басаева.

    Я в Будённовске тоже сбежала из больницы на следующий день после ранения, чтобы пойти заложницей в захваченную мусульманами больницу, и чтобы людей из больницы мусульмане боевики отпустили.

    Нас всех, кто пошел добровольным заложником в захваченную чеченскими боевиками больницу, сразу предупредили, что как только автобусы с заложниками и чеченскими террористами выедут из города – будет штурм автобусов, а мы будем живыми щитами для чеченских боевиков и в случае обстрела, нас сразу убьют первыми.

    На фото группа журналистов и 2 депутата Государственной Думы, кто добровольно пошел заложниками в захваченную чеченскими боевиками больницу в городе Буденновске в июне 1995 года. В центре – мужчина с бородой в военной камуфляжной одежде и берете – это Асланбек Абдулхаджиев (Асланбек большой).

    Мы все шли умирать, и каждый из нас думал, что ему повезет, и он выживет во время обстрела. Мы были живыми щитами 2 дня в автобусах, пока ехали из Буденновска в село Зандак, в Чечне. В селе Зандак все чеченские боевики вышли, торжествуя и празднуя свою победу, а нас заложников отправили обратно в Будённовск.  Штурма не было.

    В принципе, мы все совершили героический поступок, но меня, в отличие от генерала Шаманова, никто героем не называл, и орденов не давали. Мало того, надо мною потом смеялись и обзывали меня не нормальной мои коллеги журналисты. Говорили, что нормальные люди в заложники добровольно не пойдут, только умственно не полноценные и психически не нормальные люди. Это говорили те журналисты, кто струсил и не пошел добровольным заложником, а также те, кто сидел в Москве и все страшные, трагические события в городе Буденновске наблюдал по телевизору, сидя дома на диване у телевизора.

    Эта психологическая травля на меня и грязные обзывательства со стороны моих коллег журналистов имеет причины и организована уголовниками, которые остались на свободе после ряда преступлений.  Психологическая травля на меня со стороны уголовников продолжается с начала 2000 года, и она началась после того, как я провела расследования серии уголовных преступлений в Издательском доме «Коммерсантъ» в 2000 году. Ведь уголовными расследованиями никто в Москве не занимается, преступники на свободе, поэтому и борзеют, лают и нападают, как крысы.

На меня уголовники из «Ъ» объявили травлю с начала 2000 года и всем рассказывали, что я занимаюсь расследованиями потому, что меня в Буденновске контузили и ранили. Мой военный архив у меня украл директор фото службы Коммерсант Эдди Опп и продавал мои военные фотографии во все издания по всему миру, а деньги от продаж моих военных фотографий банда Эдди Оппа и Юры Дьяконова делили между собой.

    Банда преступников из «Ъ» украла мои вещи, и продавали для собственного обогащения. И ничего невозможно сделать в этой России. Некому защитить от мошенников и криминала. Законы в России говно, милиция говно, власть говно, судебная система говно, но самое противное то, что люди тоже говно. Уголовники, гуляющие на свободе, мне мстили экономически за то, что я расследовала разбойные нападения и ограбления квартир, которые происходили в нашей редакции «Коммерсант», которые организовывал Юра Дьяконов, а потом и Эдди Опп ему стал помогать. Я вам писала об этих преступлениях в моих книгах.

Невозможно в одиночку бороться с организованной бандой в «Коммерсанте»сраными законами Российской Федерации и следователи в милиции не возможно заставить работать. Следователи уголовного розыска все пересрали, когда уголовники с удостоверением прессы из Коммерсанта, на следователей мерзкие кляузы писали в Министерства МВД.

На войне, в военной банде Владимира Шаманова происходит то же самое, что и у нас в «Коммерсанте», но немного по-другому и это уже более глобальные и серьезные преступления с более серьёзными последствиями.

    Генерал Владимир Шаманов готовит диверсии и преступления, имея должность, а сотрудники ФСБ, вертолетчики и офицеры совершают преступления. Шаманов получается главарь военной банды. Все как в банде Юры Дьяконова, который работал шеф редактором фото службы «Ъ». Юра Дьяконов готовил преступления и информировал свою банду, а они нападали ночью на фотокоров и разбивали им головы, грабили их и грабили их квартиры.

Раз такие преступления происходят в России, и их никто не может расследовать, значит, сотрудники уголовного розыска и военной прокуратуры не умеют заниматься расследованиями и даже не понимают, когда им что-либо объясняешь на эту тему. Наверно это очень сложно понять, хотя для меня это все просто.

    Опять я одна оказалась против организованной и страшной банды в погонах РФ.

Такие, как генерал Геннадий Трошев тоже не умеют разбираться в военных преступлениях и не умеет выявлять преступников  диверсантов вокруг себя.  Это трудно понять и трудно выявить, когда ты доверяешь человеку, который лизоблюдничает перед тобой, с которым работаешь и с которым служишь. Я тоже не сразу выявила преступников в «Ъ», с которыми мне пришлось работать несколько лет. Просто я всем доверяла и всех считала хорошими. Но когда начинаешь разбирать преступления, то эти преступления приводят к исполнителям и заказчикам преступлений, и маски с этих «хороших» людей и «героев», сразу слетают.

Помните, я вам рассказывала, как Шаманов нас Алешкой гонял в Ханкалу к Трошеву? Когда Шаманов лизоблюдничает перед Трошевым, Трошев воспринимает это за чистую монету. Геннадий Трошев считает Владимира Шаманова героем и доверяет ему,  поэтому не понимает, зачем раненый Шаманов рвется в село Ведено? Все просто, на самом деле, и причина не в геройстве Шаманова.

    Владимир Шаманов за Шамиля Басаева переживал. Вдруг Басаева ранят и возьмут в плен, а Шаманов Басаеву оружие поставляет вертолетами со своей бандой в Российской армии. Ведь в селе Ведено живет Шамиль Басаев и брат его Ширвани Басаев там живет, и их младший брат тоже там живет. У них дома в селе Ведено, где они и живут. Их старший брат живет в другом месте. Где точно я не знаю. У матери Шамиля было 4 сына.

Шаманов сбежал из госпиталя  в Ведено еще и потому, чтобы его солдатики не трогали дом Шамиля Басаева и не повредили там ничего. И чтобы не трогали дом его брата Ширвани и их членов семьи. Ведь Шамилю Басаеву где-то надо жить, когда он выйдет из Аргунского ущелья. Ведь на Шамиля Басаева Саудовская Аравия возлагает большие надежды, а чтобы он воевал с Российской армией, ему все мусульмане помогают, и все диверсанты в Российской армии защищают Басаева.

Шамиль Басаев мне сам хвастался, что  все продажные русские во всех силовых структурах ему помогают. Вот и генерал Шаманов тоже помогает оружием и даже сбежал из госпиталя, чтобы охранять дом Шамиля, в селе Ведено.

    По поводу уничтожения более трехсот боевиков при штурме села Ведено – это враньё. Это полное вранье! Просто боевики – жители села Ведено, все вышли из села, а потом все вернулись опять в свое село Ведено и Шамиль Басаев тоже. Дом Шамиля не пострадал. Зато это умышленное вранье в СМИ, прибавляет диверсанту Шаманову больше звезд на погонах и на груди, в виде медалей.

    Кому принадлежат СМИ, и как пишутся такие статьи - я вам уже объясняла.

ГЛАВА 28

    Утром проснулась от резкого толчка. Танк, в котором я спала, сдвинулся с места.

    Ночью я очень замерзла. Спать зимой в танке еще холоднее, чем на улице. Металл замерзает, и ты лежишь как в холодильнике.

Мы,наконец-то,едим в бой. Проехали немного и остановились. Пойду на разведку схожу и узнаю обстановку.

 Картина все такая же, как и вчера. Грязь, холод и танки сидят на брюхе. Танки опять тащат друг друга на тросах. Тросы лопаются, рвутся гусеницы на танках. Солдаты все это ремонтируют, и тросы опять лопаются, а гусеницы опять рвутся.

    Мы не так много проехали вчера по лесу. Это расстояние можно легко пройти пешком.

    Да… Это конечно не наступление. Пока мы тут с танками стоим, все чеченские боевики и арабы убегают из Аргунского ущелья. Что это за наступление такое? Это хуйня полная, а не наступление! Шаманова тут нет. Нет генерала Шаманова на боевом коне впереди танковой колонны.

Шаманов - это не Суворов. Шаманов сам по себе, а армия сама по себе. Это называется, он армией так командует. Диверсант Шаманов в штабной палатке сидит, или к Трошеву полетел в Ханкалу отчитываться, что танковая колонна застряла в лесу из-за плохих погодных условий. И Трошев поверит этому вранью Шаманова диверсанта. Вот так все в России делается.

    Ребята солдаты покормили меня завтраком и согрели горячим кофе. Все мне говорят, что я сильно кашляю, и я заболела. Я знаю, что я заболела, но мне хочется дождаться того счастливого момента, когда мы до этого Аргунского ущелья доедим. Как окружать Аргунское ущелье, если все танки застряли в грязи?

    Спасибо заботливым и добрым ребятам из Российской армии, которые меня накормили своими сух пайками, а мы с вами опять сядем на танке и будем за всем этим бардаком наблюдать. Фотографировать все равно нечего. Пока стоим, я вам расскажу хорошую историю, а то я вам все плохое, да жуткое рассказываю.

    Давайте я вам расскажу про Славку. Помните, я вам обещала про него рассказать? Это тот самый майор Слава, которого взяли в плен чеченские боевики в январе 1995 года вместе с его частично выжившим отрядом разведчиков.

   Расскажу вам военную сказку, которую я сама придумала и она произошла именно так, как я её придумала. Наверно эту историю надо было поставить в другую книгу «Зов САЛАМАНДРЫ». Но ладно, пусть в этой книге остается.

Слава – сказке, или сказка для Славы!

Слава - это Славка. Слава  - это мужское имя.

    Вы знаете, есть песня «Марш авиаторов», которую часто поют на парадах. Там есть слова: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!» Именно это я и сделала. Я сказку сочинила и сделала былью.

   Проснулась я апрельским утром в 1995 году в комнате, куда меня поселил Комендант села Ведено Ширвани Басаев. Ширвани – это младший брат Шамиля Басаева. Комната, где я спала по ночам, находилась на первом этаже, в этом же здании, где была Комендатура села, но в соседнем подъезде. В этой комнате я жила с медсестрой, которая целый день работала в больнице.

    Я проснулась утром с мыслью, что я как будто бы что-то забыла, или мне надо что-то сделать? Мне надо что-то важное сегодня сделать! Что сделать - понять не могу? Что снимать сегодня и куда ехать?

    У меня даже спину сводит и кожа щиплет. Ну что я должна сегодня сделать? Я куда-то должна пойти, а куда? Может мне пленных сегодня пофотографировать? Кажется, я угадала! Спину отпустило и можно спокойно дышать.

    Пойду сегодня пленных фотографировать!

Я вчера слышала разговор между боевиками. Они про пленных разговаривали, и я поняла, что эти пленные находятся в селе Ведено.

    Надо срочно найти этих пленных солдат и сфотографировать! Надо их всех переписать и отдать потом этот список в комитет Солдатских матерей. Надо у всех пленных записки собрать тоже. Пусть напишут что-нибудь родным, а я передам потом. Больше я ничего сделать не могу и ничем не могу помочь.

   Пошла в Комендатуру к Ширвани Басаеву. Ширвани говорит, что с этим вопросом мне надо обращаться к Асланбеку большому. На улице увидела Асланбека большого и спросила его, как мне попасть к пленным солдатам, чтобы их сфотографировать? Он сказал, что пленные российской армии, в разных местах содержатся в селе Ведено. Есть такие пленные, которых мне показывать нельзя, говорит Асланбек. Эти пленные солдаты очень сильно избиты и мои фотографии, сделают плохой имидж для чеченских боевиков.

    Меня отвели к таким пленным, которые не избиты и которые имиджа боевиков не испортят.

   Я фотографирую пленных Российских солдат возраста 18-19 лет, которые сидят с гитарой у костра. Не плен, а курорт! Такие фотографии пленных, делают хороший имидж для чеченских боевиков.

К некоторым пленным солдатам приехали их родители. Один из родителей пленного солдата был в церковной рясе. Наверно этот священник одел свою рясу, чтобы произвести впечатление на чеченских боевиков? Вот дурак!

Какой он тупой этот священник! Теперь сына священника убьют в первую очередь. Ведь чеченцы – это мусульмане и в Коране четко написано, чтобы мусульмане убивали неверных и евреев, чтобы мусульмане уничтожали и разрушали храмы и церкви других религий. Чеченцы взяли в плен сына священника, и убьют его потому, что он не мусульманин. Но православный священник в этом не разбирается и никто об этом не пишет в газетах. Запрещено это писать и объяснять. Не толерантно.

   Среди этих пленных солдат я увидела Славку, с которым ругалась больше трех месяцев назад в Шалях. Славка постоянно выходит из кадра, закрывается и просит меня не фотографировать его.

- Не надо меня снимать, - просит меня Славка.

- Не буду. Раз не хочешь фотографироваться, то не буду снимать. Не волнуйся Слава.

   Второй раз я встретилась с этим Славой.

В город Шали зашла Российская армия, и пока солдаты там делают зачистку, все боевики переехали в село Ведено. Когда зачистка закончится, все боевики опять вернутся в Шали в свои дома.  Всех пленных российских солдат из Шалей, перевезли тоже в село Ведено. Тут тоже сделали тюрьму, о которой я долгое время не знала.

   Со Славой я познакомиласьв январе 1995 года, когда приехала первый раз в Чечню с солдатским  матерями, в город Шали. В Шалях у чеченских боевиков находились пленные российские солдаты. Когда меня с матерямипленных российских солдат привели в местную тюрьму, где содержались военнопленные солдаты Российской армии, вывели еще несколько солдат с офицером, которых мусульмане боевики поймали и взяли в плен неделю назад.

   Я сначала всех сфотографировала, а потом стала ходить вдоль строя пленных российской армии, с бумажечкой и ручкой, переписывая их фамилии и адреса, чтобы потом отдать эту информацию в газету и сообщить их родителям, что их дети в плену.

 Самый старший по возрасту,из группы пленных, стоял в строю и все время смотрел на небо. Что он там увидел на небе? Ведь звезд днем не видно. Наверно это офицер, но погон у него нет. Если бы и были, я все равно в погонах не разбираюсь. Мы с этим офицером поругались сразу, как только я стала с ним разговаривать. Он упрямый очень. Не хотел мне ничего сообщать про себя. Говорит, что у него мама очень старенькая и у нее сердце разорвется от страшной новости, когда узнает о том, что он в плену у чеченских боевиков. Чеченские боевики мне сказали про него, что он не сообщает про себя ничего вообще, даже как его зовут?

- Как тебя зовут? Ты хоть это можешь мне сказать? - Шепчу я этому упрямому офицеру.

- Меня зовут Слава. Фамилию знать не обязательно. Меня все равно убьют...

    Встретившись со Славой в селе Ведено, где он находится в плену у мусульман боевиков, мне захотелось с ним поговорить. Слава ходит как неприкаянный. Ему петь песни не хочется с молодыми мальчишками. Слава очень угрюмый и задумчивый выглядит со стороны.

- Не надо меня снимать, - опять просит меня Славка.

- Не буду. Раз не хочешь фотографироваться, то не буду. Ты меня помнишь Слава? Я тебя фотографировала в Шалинской тюрьме, и мы с тобой поругались. Ты не хотел мне ничего говорить.

- Я помню тебя. Как тебя зовут?

- Наташа. Наташа Медведева. Я в «Независимой газете» работаю.

    Пофотографировав российских пленных солдат, я предложила Славе поболтать о жизни, о погоде, о природе. Апрель в Чечне теплый и травка зеленеет, птички поют...

   Славка как ёжик сидит. Разговаривать с ним очень трудно. Слава не хочет со мной разговаривать, но я лезу в его душу. Славка рассказывает мне, как они тут живут в плену. Сбежать невозможно, говорит Слава. Кто пытался это сделать - убит, или избит до полусмерти.

   Славка попал в плен в январе 1995 года, когда с группой солдат пошел в разведку. Через несколько дней, за ними в назначенном месте должен был прилететь вертолет. Разведчики, где старшим был майор Славка, пришли в назначенное место. Вертолет прилетел и увидел их, но не сел, чтобы их забрать, и помахав лопастями - улетел, оставив разведчиков на произвол судьбы. Видимо вертолетчик, очень испугался и решил не рисковать своей жизнью, бросив разведчиков в тылу мусульман боевиков.

А может этот летчик был тот, кто возит оружие боевикам и специально бросил разведчиков в тылу чеченских боевиков? Прилетел диверсант на вертолете, посмотрел на группу неверных военных разведчиков и улетел. Пусть теперь этих неверных убивают мусульмане, в соответствии с Кораном.

   Отряд разведчиков, во главе со Славой, пытался пробиться к расположению российских войск. Ребята оголодали за неделю пути и пытались украсть барана, чтобы покушать. Пастух чеченец увидел их и побежал звать чеченских боевиков. После перестрелки с боевиками и гибели нескольких солдат, Славка принял решение сдаться в плен, чтобы сохранить хоть кого-нибудь из его отрада разведчиков. Патронов не осталось все равно, и смысла небыло уже стреляться, говорит Слава. Куда маленькой группой против огромного количества чеченских боевиков?

- Наташа, я понять не могу, почему боевики меня сразу не убили?

  Славка в летной куртке был, говорит, когда его поймали, но он не летчик. Он одел эту летную куртку, чтобы теплее было. Летные куртки теплые. Действительно странно, думаю я, ведь русских летчиков чеченские боевики в плен не берут. Летчиков не расстреливаютчеченские боевики, а казнят. Головы отрезают летчикам, как баранам. Мне это Асланбек говорил и боевики тоже. Значит судьба у Славки такая. Жить – будет!

  Вообще, на войне в Чечне, служащие российской армии одевались как попало и кто во что горазд. Военные сами себе разгрузки дома шили и сами себе вещи и обувь покупали. Ведь форма, которую выдают военным от Министерства обороны – говно полное.

   Не подходит к боевым и экстремальным ситуациям та одежда, которую выдают в Российской армии. Обувь для солдат дают в армии – тоже полное говно. Обувь ОМОНовцы и СОБРовцы сами себе покупают, а ту обувь, что дают в армии - на даче в ней огород поливают.

А солдаты не покупают себе ничего и ходят в той обуви, что им дают. Эта обувь не греет, промокает и ноги у солдат мерзнут. При сильных морозах происходит обморожение конечностей в этой обуви.  Потом происходит гангрена и в Подольском госпитале, в Подмосковье, этим ребятам солдатам ноги кромсают по самую задницу. Солдаты инвалидами становятся из-за плохой обуви.

Одежда, которую выдают солдатам тоже плохая. Она быстро намокает и в ней можно замерзнуть зимой. Именно поэтому, Славка пошел в разведку в летной куртке. Чтобы теплее было.

   Славка рассказывает и другую историю...

   Когда Слава был в Шалях, в тюрьме, зашли однажды боевики и говорят - ты и ты на выход. Славка пошел, но увидел, что у него шнурок на ботинке развязан. Присел и стал завязывать шнурок, а шнурок вообще оторвался. Чеченец закричал на него, спрашивая, что он делает? Славка говорит, что шнурок порвался, сейчас завяжу шнурок и пойду. Чеченец подошел и толкнул его ногой так, что Славка упал.

- Ладно! Оставайся!

   Чеченец и пленный солдат ушли, а Славку оставили. Потом Славка услышал автоматную очередь. Чеченцы вернулись через некоторое время, подошли к Славке и сказали, бери ведро с водой и иди мой стену. Славка пошел мыть стену от крови, где только что чеченские боевики, расстреляли того пленного мальчишку российской армии, с кем Славка шел на выход по требованию чеченцев.

   У одного чеченца, поясняет Славка, убили брата в бою, вот он и пришел за брата мстить и убивать пленных солдат российской армии.

   Я сижу и думаю, что чеченец алаверды делал, расстреливая русского пленного солдата, чтобы плиту на могиле брата поставить горизонтально и железный кол на могиле воткнуть. Ведь по чеченской традиции, за каждого убитого в бою родственника надо мстить русским. Надо чтобы плита стояла вертикально на местном кладбище, а не лежала, иначе все чеченцы в Шалях будут смеяться и говорить что он не чеченец, раз местные традиции нарушает и не отомстил русским за брата убитого в бою.

   Получается, что развязавшийся и порвавшийся шнурок на ботинке Славки, выданный с формой от Мин обороны, такой же плохой, как и ботинки. Ботинки плохие, а шнурки на ботиках размокают и рвутся. Но этот гнилой шнурок спас Славке жизнь.

  Славка все время смотрит в небо, когда разговаривает со мной и рассказывает мне о жизни в плену у чеченских боевиков. Что он там нашел в небе? Звезд не видно днем. Да и что толку, смотреть на звезды ночью? Нельзя сесть на звезду и уехать на ней к маме, где она печет пирожки и ждет сына.

   Хорошая погода, в апреле 1995 года в селе Ведено. Светло и травка зеленеет, птички поют, где пленные российской армии находятся под охраной. Как на курорте!

   Славка говорит, что тяжело ждать смерти. Три месяца в плену – как вечность. Каждый день тянется очень долго. Славку избивают периодически чеченцы и всех пленных солдат бьют тоже до полусмерти. Бьют просто так, говорит Славка,для профилактики, и он больше не может терпеть эту физическую боль и ждать расстрела.

   Безысходность полная, говорит Славка. Все равно его чеченцы убьют, рано или поздно. Зачем ждать смерти? Славка говорит, что все приготовил для того, чтобы повесится и сегодня вечером, собирается это сделать.

   Сижу рядом со Славкой и думаю, …как вовремя я пришла! Не зря меня колбасило утром. Как что-то гнало меня, сфотографировать пленных сегодня.

   Вы знаете, я тут хожу везде в селе Ведено, фотографирую и информацию всякую собираю, но я нахожусь под постоянным присмотром. Мне тоже морально тяжело, как и Славке, но я на работе. За мною постоянно наблюдают и постоянно за мной кто-то ходит. Обычно чеченские дети меня караулят и ходят за мной по пятам.

Я помню8 апреля 1995 года. Это быломое День Рождения и мне было очень плохо в этот день. Морально было плохо от постоянных обзывательств, что я ФСБэшница и постоянных угроз, что меня расстреляют потому, что я русская. Я обиделась и пошла в разрушенную крепость, чтобы поплакать.

Местные чеченцы говорят, что в этой крепости служил известный русский поэт и писатель Михаил Юрьевич Лермонтов. Наверно здесь, в этой крепости он писал свои гениальные рассказы о Кавказе. Эту крепость в селе Ведено построили русские военные в ХIХ веке, когда очередной раз воевали с мусульманами. Русский генерал, граф Николай Евдокимов воевал здесь в 1858 году, в Ведено, с имамом Шамилем.

К апрелю 1995 года от этой крепости сохранились только стены высотой полтора метра, два метра. Под стенами этой крепости кругом кучки говна. Чеченцы в эту крепость срать ходят.

Встала я у стеныкрепости села Веденои стала реветь от обиды, что мне приходится находиться в этом кошмаре, вреди вооруженных людей, среди гадости, которая происходит вокруг меня. В прошлом году свое День Рождения я отмечала в Испании, в Сан бое. Я в этот день, в прошлом году пилавкусное вино с друзьями испанцами в кафе, а потом мы всю ночь с девчонками и ребятами прыгали на дискотеке.

А сейчас я нахожусь в этой жопе, в Чечне, среди чеченского говна в бывшей крепости и плачу. Блядь! Куда я попала? Что за работу я себе выбрала? Вот дура! Работала бы сейчас следователем в Перовской Прокуратуры Москвы, или начальником 2 участка в СУ-204 и не стояла бы здесь, в Ведено, среди чеченского говна..

Мимо меня прошел мальчишка, а когда я вернулась в Комендатуру, ко мне сразу подошёл Шамиль Басаев и стал меня спрашивать, почему я плакала в крепости? Шамиль не поймет меня. Мы с ним на разных языках разговариваем и у нас разные цели, разные ценности в жизни и разные традиции.

- Просто у меня День Рождения сегодня Шамиль. Мне 31 год сегодня исполнился, а шампанского негде купить. Вот поэтому я и плакала.

    Мне тут так надоело в этом селе Ведено за несколько недель, а уехать без интервью с Дудаевым не могу. Мне все здесь противно, если честно. Мне все здесь не нравится. Не нравятся эти чеченцы с автоматами и то, как они тут живут по своим волчьим законам. Как дикари живут. Как звери со звериными повадками и традициями. Может они так привыкли жить и им так нравится, но мне - нет. Мне не нравится тут находиться, и я Славку прекрасно понимаю, о чем он говорит.

    Славка разведчик, сказал и Славка военный. Славка тут уже больше трех месяцев и он ждет своей смерти каждый день. Это морально тяжело и страшно. Это очень страшно. Еще Славку  избивают постоянно чеченцы, и я не могу ему помочь. Не могу Славу защитить. Не могу положить майора Славку в карман и унести отсюда. Не могу его украсть. Это невозможно. Кругом охрана сидит и каждый чеченец будет его искать, если Славка сбежит из плена.

Что бы придумать? Как Славке помочь? Украсть я его не могу, но я могу поднять его моральный дух.

    Когда у воина есть моральный дух – ему не страшны пули и любые тяготы плена, неволи. Славка хочет расстаться с жизнью, и он не шутит. Я это чувствую. Я это вижу. Я знаю.

Придумала! Ведь Славка разведчик! Что такое разведчик? Разведчик это тот человек, который ходит к врагам и ищет их секреты, а потом хранит эти секреты – вот что такое разведчик.

- Слав, а тызнаешь, я умею гадать по руке. Дай мне руку, я тебе погадаю.

    Слава дает свою левую руку, и я пальцем вожу по линиям на его ладони.

- Ты знаешь Слава, а у тебя линия жизни длинная. Смотри. Видишь? Я не вижу твою трагическую смерть, а это значит, ты будешь жить долго и счастливо. Ты только потерпи немного. Потерпи еще совсем немного. А вот здесь линия пересекается. Ты знаешь Слава, это означает, что мы с тобой еще встретимся. Сейчас посмотрю где? Вот эта линия означает, что ты поедешь в Москву, и мы с тобой в Москве встретимся. Да, точно в Москве! Вот смотри, у тебя все на руке написано. Ты придешь в редакцию ко мне с цветами, и мы с тобой пойдем в кафе пить кофе с пирожными. Я тебе фотографии подарю, где ты в плену был в Шалях. Фотографию хочешь получить? Я тебя фотографировала в январе, как ты смотришь на небо. Этот снимок публиковали в «Независимой газете».

   Слава смотрит на свою руку и говорит, что я говорю полную ерунду. Такое по руке предсказать нельзя. На руке не может быть написано, что мы в Москве встретимся. Слава понимает, что я хочу его поддержать, но он знает, что никогда отсюда не выйдет и его все равно чеченцы убьют.

- Мы встретимся в Москве и будем пить кофе? Такого не может быть никогда, - утверждает Слава.

- Будет так, как я сказала! Вот увидишь. На твоей руке это все написано по линиям, значит так и будет! Это называется Судьба. Слав смотри по знакам. Бог всегда знаки посылает и их надо уметь видеть. Слав смотри, тебя не убили когда взяли в плен в летной куртке - это рас. Тебя не убили и тебя спас порвавшийся шнурок от ботинка – это два. Теперь я пришла к тебе – это три! А Бог любит троицу! Ты в Бога веришь Слава?

- Верю!

- Вот и хорошо! Значит, ты будешь жить Слава! Просто поверь мне и все будет хорошо. Я знаю, что говорю. Ты будешь жить долго и счастливо! По знакам так сходится и на твоей руке так написано - значит так и будет!

   Славка говорит, что я шучу, а ему не до шуток и я не смогу его переубедить, поэтому то, что он задумал, обязательно сделает сегодня ночью, когда все солдаты спать лягут.

   Что бы придумать? Я достаю из сумки листочек бумажки и ручку. Отрываю кусочек бумажечки, типа шпаргалки и пишу на нем телефон редакции «Независимой газеты» и мой домашний телефон в общаге.

- Слава, вот тебе мои координаты. Будешь в Москве – звони. Не вздумай показать этот телефончеченским боевикам. Не дай Бог к чеченским боевикам попадет этот листочек с моими телефонами. Чеченцы меня могут найти в Москве по этим телефонам и убить. Фамилию и имя я писать не буду. Ты запомни ее наизусть, хорошо Слав? Запомни – фотокорреспондент Наталья Медведева. Запомнил?

- Запомнил!

- Вот и отлично! Не дай Бог Слава, если чеченские боевики узнают мои телефоны. Это военная тайна, понимаешь? Это самая секретнаявоенная тайна, какие только бывают в мире. Не подведи меня Слава!

   Славка сказал, что я могу полностью довериться ему, как себе самой.Славанашей тайны не выдаст и номер телефона редакции, где я работаю и домашний телефон - никто из чеченских боевиков не узнает.Слава спрячет листок как военный секрет, в самое надежное место.

- Я тебе доверяю Слава. Смотри не выдай меня бандитам.

   Славка говорит, что чеченским боевикам эта бумажка с моим телефоном не достанется, и они не узнают ничего. Если что, то Славка съест эту бумажку перед расстрелом.

   Вот и молодец Слава, говорю я. Охраняй Слав мою бумажку и подожди еще немного. Потерпи еще немного и не делай глупостей. Будет так, как я сказала. Вот увидишь! До встречи в Москве! Пока Слава!

   Мы простились со Славкой, и я ушла, с полной уверенностью, что Славка теперь будет думать и верить в ту сказку,которую я придумала.

В этой сказке Славка выживет! Он все вытерпит и выживет! В этой сказке, мы со Славкой должны встретиться в Москве, а в конце сказки мы со Славкой пойдем в кафе, чтобы выпить кофе и поесть пирожные. Чтобы эта сказка осуществилась, Славка не должен делать глупостей и забыть о том, что задумал. Ведь Славка разведчик и он должен уметь хранить секреты и военные тайны. Значит, Славка теперь будет охранять бумажку с номером телефона так, как самую важную и секретную военную тайну в мире.

Я подарила Славке важное секретное поручение и, находясь в плену, он теперь будет думать и делать то, что я ему приказала.

   Через несколько дней, после этого разговора со Славкой, я узнала, что старшего брата Джохара Дудаева, которого зовут Махарби Дудаев, поменяли на одного из пленных, которые были в селе Ведено. На кого именно, я не знала.

Мы с Махарби семечки грызли на подоконнике комендатуры села Ведено и обедать ходили в столовую, в соседнем здании,а я его «обрабатывала», как следует, чтобы он велел своему младшему брату Джохару, мне интервью дать, а то мне надоело здесь в Чечне жить. Домой хочу, в общагу, в Москву!

   ...В один из летних дней 1995 года, после теракта в Будённовске, мне позвонили с проходной редакции журнала «Огонек» и попросили спуститься вниз, к проходной редакции. Меня тут ждут.

   Я спускаюсь на лифте и иду к выходу. Смотрю... Майор Славка с цветами стоит!

- Здравствуй Наташа Медведева! Ты меня помнишь?

Это Славка стоит и улыбается. Славка говорит, что он - сюрприз с цветами для меня и все действительно произошло именно так, как я и сказала. Точь в точь как я сказала! Как в сказке!

- Наташа, ты обещала мне фотографию подарить, где я был в плену, в Шалях.

- Раз обещала, сейчас принесу. Подожди меня здесь…

    Принесла Славе фотографию, когда я его фотографировала в плену, в Шалях, в январе 1995 года. На этой фотографии Слава смотрит на небо и думает, что его жизни пришел конец.

- А теперь пошли в кафе. Я тебя приглашаю фотокорреспондент Наталья Медведева! Мы должны кофе выпить. Ты пирожные любишь?

- Конечно, люблю!

   Сидит Славка в кафе за столиком напротив меня и говорит мне, что хранил в плену кусочек бумажечки с моим номером телефона, как я и велела.

-  Вот Наташа твоя бумажка с телефонами.

Никто не видел и никто из боевиков не знал, что у Славкиесть бумажка с номерами моих телефонов. Вот как надежно Славка хранил этот листочек. Чеченские боевики не знают телефон моей редакции и не знают мой домашний номер телефона, говорит Славка, поэтому я не должна бояться и переживать за это.

   Я беру у Славки свою бумажечку, которую писала ему в апреле 1995 года, когда он был в плену, в селе Ведено, в Чечне. Все это было, как в другой страшной жизни и как в страшной сказке. Сейчас другая сказка происходит. Эта сказка добрая, волшебная и настоящая. Мы со Славкой в Москве, сидим в кафе за столиком и пьем кофе с пирожными.

Какой надежный оказался этот Славка. Настоящий разведчик! Славка сохранил военную тайну и принес мне мою записку. С таким Славкой можно идти в разведку!

- Слав, а как ты нашел меня, ведь написан телефон редакции «Независимой газеты», а я в «Огоньке» сейчас работаю. Девчонки в общаге моих телефонов не знают.

- Наташа, ведь я разведчик. Я провел небольшую разведку по поводу поисков тебя. Но я тебе не скажу, как я тебя нашел. Это военная тайна!

   Настоящий военный разведчик этот Славка. Правда?  

   Сижу и смеюсь. Славка тоже смеётся. Он довольный, как танк!

   Какой смешной этот Славка. Ведь я всё наврала ему. Я понятия не имела, что с ним будет дальше? Я не умею гадать по руке. Я умею только видеть смерть человека, если она трагическая. Вот только это умею делать. Это у меня дар с детства. Но какая теперь разница? Это уже не важно.

   Самое главное то, что я смогла предотвратить эту смертельную трагедию. Я обманула Славу, придумала хорошую сказку и заставила поверить в неё.

Я придумала всю ситуацию с цветами и встречей в Москве, как сказку. Я надеялась, что Славка выживет и специально дала этот листочек с моими телефонами, чтобы отвлечь его от самоубийства. Ведь Славка разведчик по натуре, как я поняла, раз фамилию не говорил и адрес мамы не давал, значит с ним надо поиграть в военную тайну. Это психологический прием был, чтобы Славке помочь морально.

   Листочек с моим телефоном – это военная тайна для Славки была, а с военной тайной в плену, легче переносить физическую боль после побоев и тяжесть ожидания расстрела. Листочек с моим телефоном-как билет, как пропуск к жизни для Славки стал в плену. Я не могла положить Славку в карман и спрятать, чтобы украсть его из плена, ведь он не листочек.

   Простились мы со Славкой после кафе. Больше я Славку не видела никогда. Надеюсь, с ним все в порядке и он счастлив. Славку сам Бог три раза спасал. Видимо Богу понравился этот Славка, поэтому Бог ему помогал и спасал его от смерти в Чечне. И как хорошо, что в Российской армии выдают ботинки с гнилыми шнурками.

   Иду в редакцию «Огонёк» из кафешки с цветами и думаю, моя записочка спасла Славке жизнь, или это стечение обстоятельств такое?

   Если бы Славка знал, что на самом деле я его и здесь обманула. Ведь прятать мою записку с телефоном небыло смысла никакого вообще. Тем более есть эту бумажкуперед расстрелом. Ведь Шамиль Басаев знал обо мне все абсолютно, даже в какой детский сад я ходила. Шамилю Басаеву его друзья из ФСБ и МВД сообщили все про меня и все мои телефоны тоже Шамиль знает.

   Какая странная война в Чечне. Что там происходит и как разгадать этот ребус? Какие там тайны, секреты и кто с кем воюет, если помощь и поддержка чеченских боевиков идет от сотрудников ФСБ и МВД, а оружие им из Российской армии поставляют? Я и этот военный ребус разобрала, потратив на это несколько лет жизни и расследуя огромное количество военных преступлений. Все очень просто, ребята, но это другие истории...

   Вот такая военная сказка получилась, которую я придумала в апреле 1995 года для Славы, чтобы морально поддержать его в плену и которая действительно произошла точь в точь, как я придумала. 

   Хорошая сказка получилась. Настоящая сказка. Военная сказка. Ведь мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Самое главное придумать хорошую сказку, захотеть, чтобы сказка произошла, и сказка сама придет в вашу жизнь.

 

ГЛАВА 29

    Второй день мы идем в наступление, чтобы окружить Аргунское ущелье, где засели чеченские боевики и арабы, которых прислали в Россию руководители мусульманских стран. В России идет война мусульман против неверных. Эту войну в России, опять организовали мусульмане.

    На самом деле нет никакого наступления потому, что танки не могут ехать. Чем мне заняться - не знаю?Мой пишущий Лешка тусуется постоянно с военными, или спит. Интересно, какой Лешка напишет репортаж про Шаманова? Нам велели написать для «Огонька» хороший репортаж про генерала Владимира Шаманова. Если написать правду и рассказать, что на самом деле происходит в 58 армии – такой репортаж не разрешат опубликовать ни в одном издании России, тем более в зарубежных СМИ. Подождите. Сейчас спрошу, мы поедим сегодня, или нет?

- Ну что стоим? Когда поедим? Сегодня бой будет?

  Солдаты отвечают, что скоро поедим. Ну и отлично! Чем больше мы стоим, тем больше шансов у чеченских и арабских боевиков выйти из окружения, которого не будет, если мы не успеем окружить.

- Вы моего пишущего Лешку не видели? Если увидите, то скажите ему, что я здесь, на танке!

    Пока стоим, расскажу вам еще что-нибудь интересное, чтобы не скучно было «идти в бой». Должна же я вас развлекать, а то вы тоже разозлитесь от такой поездки в бой. 

Что вам рассказать? Может вам детскую историю рассказать на военную тему. Расскажу вам, как я в детстве в войну с мальчишками играла.  Ведь мы на войне, в Чечне, значит все должно быть военное.

Детская игра в войну

   В детстве, мы с мальчишками играли в войну. Не часто в войну играли, а иногда.

    Играть без меня в войну мальчишки не любили потому, что со мною интереснее играть. Я много придумываю, и мальчишкам всегда нравятся мои нововведения и правила игры.Мы постоянно придумывает, как надо играть в войну. Мы смотрим кино про войну и так же потом играем.

Но самое главное, я умею делать то на войне, что ни один мальчишка не может делать, поэтому меня мальчишки всегда зовут, чтобы я с ними играла. Я умею узнавать секреты. Все мальчишки в нашем дворе и в других дворах знали, если я играю в войну, то победят те, за кого я играю. Я всегда играла за мальчишек нашего двора, и наши мальчишки побеждали во всех войнах.

    Смысл любой нашей игры в войну – это узнать все военные тайны и найти все военные секреты, которые мы прячем перед игрой. Кто узнает все военные тайны и найдет все секреты – тот и победил в войне. Поисками тайн и секретов всегда занималась я, а мальчишки только стрелялись.

   В войну мы играли по-разному. У нас были игры в мелкие войны и большие. Девчонок мы не принимали играть, но я была исключением, как вы понимаете. Самая интересная война была, когда мы договаривались несколькими дворами и собирались потом в детском саду, куда меня водили родители до школы. В детский сад я ходила давно, когда была маленькой. Сейчас я большая уже и хожу в школу.

   Большая война, происходила по всем правилам, как показывали в кино. У нас было все по-взрослому: военная тайна, секреты, пленные, допросы, пытки, раненые, убитые, ну и так далее. Как положено на войне.

   Самое важное, подготовиться к войне, а потом надо разделиться на Белых и Красных.  Никто не хотел быть Беляком. Все хотели быть Красными и мальчишки всегда спорили между собой. Начинали игру, после спора и всегда получалось, что мы играли так - Красные против Красных, но между собой все противника называли все равно Беляками.

     Перед войной мы из дома брали бинты, вату, йод, чтобы лечить раненых и делали военные секреты. В процессе усовершенствования военных у нас появились фальшивые секреты, что усложняло поиски настоящего военного секрета.

   Война заканчивалась после того, как находился весь расклад военных секретов и фальшивых секретов тоже.

    В детском саду были беседки. Когда я была маленькая и ходила в этот сад, группы детского сада, прятались в этих беседках от дождя, когда гуляли. У каждой группы – своя беседка.

   Хорошие беседки были не только для  того, чтобы от дождя прятаться, но и  для игры в войну. Эти беседки похожи на штаб, а еще в этих беседках можно было держать пленных, которых мальчишки ловили, кто не успел убежать и спрятаться.

   Привязав пленного Беляка за руки сзади скакалкой, к железным прутикам беседки, мальчишки начинали допрашивать и пытать. Нужно было узнать военный секрет. В этом весь смысл игры. Где спрятан военный секрет – это военная тайна.

   За всем ходом боевых действий я всегда наблюдала, и все боевые действия происходили под моим контролем. Я обычно сидела на лавочке в беседе, болтала ногами и за всеми наблюдала. Когда кого-нибудь убивали, я бежала к убитому Красному, или убитому Беляку,вставала рядом и считала.  Каждый мальчишка знал, что их жизнь зависит от моего настроения. Могу до ста считать, могу до десяти. Могу медленно считать, могу быстро.

    Убитые мальчишки падали так, как в кино показывают и руки в сторону. Красиво умирали мальчишки. Но, долго валяться убитому никому из мальчишек не хочется. Ведь все играют, все стреляются и им тоже хочется. Я считала до ста и объявляла убитого живым. Мальчишка оживал и опять бежал стреляться.

    А еще я бинтовала раненых. Я мазала их йодом, клала кусок ваты и забинтовывала. Все мальчишки мечтали, чтобы их ранили в голову. Раненый в голову – это красиво выглядит. Все мальчишки хотели быть ранеными в голову, и от меня тоже зависело, куда их ранят. Если я хорошо отношусь к этому мальчишке – забинтую ему голову, чтобы он красиво выглядел, как настоящий раненый военный, а если мне не нравится мальчишка, то я тоже его забинтую, но не голову, а ногу, или руку.

Я ходила в штаб к Белякам и садилась на скамейку рядом с нашими пленными. Мальчишки Беляки ругали меня и говорили, что мне не положено ходить в чужой штаб, так не играют. Так не положено!

- Как это не положено? А я пришла раненых бинтовать.

    Мне говорят, что я должна бинтовать за территорией штаба. Штаб – это военный секретный объект, куда врагов не пускают.

- А я не враг. Меня можно пускать! И вообще, куда хочу, туда и хожу! Это мой детский сад и я сюда ходила, когда была маленькой. Это моя беседка, в которой я пряталась в детстве от дождя. Вот та беседка – тоже моя, я и там с нашей группой детского сада от дождя пряталась.

    Короче каждый мальчишка Беляк понимал, что меня выгнать не возможно из штаба, поэтому они старались не обращать на меня внимания. А еще со мною лучше не связываться. Ведь если их убьют, то я буду считать до ста очень и очень долго, а им играть хочется. Кому хочется убитым валяться, если все мальчишки стреляются?

    Я играла в войну по своему, по-девчоночьи. Мне не нравилось стреляться, как это делали мальчишки, издавая звуки ды-ды-ды, тра-та-та-та-та-та! Я занималась многими важными вещами на войне и в первую очередь, я занималась разведкой.

   Глупые эти мальчишки. Что в этом интересного делать ды-ды-ды и тра-та-та-та-та-та, раздувая щеки?  Меня другое в этих военных играх интересовало. Это военные секреты и тайны Беляков.

   Я ходила в беседку к Белякам, чтобы поболтать с нашими пленными мальчишками. Выгнать меня Беляки не могли, ведь это мой детский сад. Хожу где хочу. Как меня выгнать? Меня выгнать невозможно. Сижу в беседке у Беляков, никому не мешаю. Простите, не в беседке, а в штабе Беляков и болтаю с нашими пленными, которые скакалками привязаны к прутикам беседки.

    Наших мальчишек пытают Беляки, а я наблюдаю. Мне вмешиваться нельзя, когда пытают. Если честно, то тем пленным кого пытают, нравится, что их пытают. Мальчишки  чувствуют себя героями. Если я стукну сандалией Беляка, за то, что он больно пытает наших, меня потом поругают и наши Красные, и Беляки.

    Мальчишки друг друга пытают всегда палкой, сломанной пополам. Эту палку разгибают и щиплют за руку, за ногу. Мальчишки кричат, что им больно. Еще прутиком по ногам бьют.Сказав фальшивый секрет, пленных мальчишек отвязывали от беседки и они с криками, что это был фальшивый секрет убегали, хохоча, и начинали стреляться ды-ды-ды, раздувая щеки.

   Иногда я наших мальчишек спасала из плена. Скучно когда не пытают, а ты сидишь  привязанным в беседке. Все мальчишки стреляются из палок и пистолетов, а ты сидишь как дурак в плену. Я наших пленных развязывала и они убегали.

Что мне могут сделать эти Беляки? Застрелить меня они не могут. Они боятся меня. Только попробуй, сандалией ударю, ведь я лягаюсь как лошадь. И вообще меня бить нельзя, ведь я же девочка. А еще, когда Беляки умирают, я считаю до ста и их оживляю. А еще я бинтую раненых Беляков. Короче жизнь этих Беляков в моих руках, и их жизнь зависит от моего настроения.

   У нас были фальшивые военные тайны. Мы их делали несколько штук, закапывая в разных местах под деревьями.  Наши мальчишки выдавали во время пыток фальшивые секреты. Я разрешала им это рассказывать, чтобы не скучно было играть, но самый главный военный секрет - никто из наших мальчишек не знал.

   Перед началом войны, я знала все наши фальшивые тайны. Мы их вместе с мальчишками придумывали, вместе делали и прятали. Настоящую военную тайну и самый главный секрет, знала только я.  Мальчишкам я это не говорила. Наши мальчишки знали, что только я могу сказать нашу самую главную военную тайну потому, что этот секрет делала я и надежно его прятала.

   Главный военный секрет нельзя было взять в руки. Только раскопать и посмотреть. Наши военные секреты, которые я придумывала и делала, были очень красивые.

«Вот это да-а-а-ааа!»- Вот самая положительная оценка нашей Военной тайны.

    Хотите, научу, как делать военные секреты? Роете ямку в секретном месте. Берете фольгу из-под конфет и фольгой аккуратно обкладывайте выкопанную ямку. Потом красивые стеклышки раскладываете, можно бусины, блестящие пуговки, можно октябрятскую звездочку положить. Самое главное, чтобы было красиво и правильно по композиции. Ничего лишнего и все пространство заполнено. 

    Закрываете стеклом ваш военный секрет и аккуратно присыпаете землей. Проверим секрет. Пальчиком раздвиньте землю...

- Красиво?

- Красотища-а-а-ааа!

   Опять закапываем – вот вам и военный секрет готов. Где этот секрет зарыт – военная тайна. Мальчишкам знать не обязательно. В конце игры этот секрет все увидят. Мальчишкам и фальшивых военных тайн достаточно. Пусть играют.

   У Беляков, в смысле тоже Красных, были простые военные тайны. Ну что могут придумать мальчишки? У них примитивный склад ума. Они же мальчишки. Закопают железного солдатика, или военную игрушку под деревом и это у них считается военный секрет. Однажды вообще закопали просто палку и сказали, что это военный кортик, как в кино. Тоска зеленая. Разве это военный секрет?Это очень не интересный военный секрет. Вот наш секрет – всегда самый красивый был.

   Во время игры в войну, я всегда узнавала у мальчишек, пленных Беляков, в смысле тоже Красных, про все их фальшивые военные секреты и тайны. Про самый главный секрет – узнавала тоже. Проблем узнать все секреты и тайны, у меня небыло никогда.

Мальчишки потом спрашивали друг у друга, ну как Наташка могла все узнать? Кричали:  « - Кто предатель?»  Самое смешное то, что кто кричали громче всех те и были предателями. Но я никогда не выдавала предателей. Ведь в другой раз, опять  играть будем в войну, и он мне опять все расскажет.

   Беляки разные бывают. Есть такие, которые рассказывают сразу, ведь не первый раз со мною мальчишки играют в войну, а есть такие, которые не рассказывают про самый главный военный секрет и долго упираются. Это новенькие. Раз новенький и по-хорошему не рассказывает, значит, буду искать к нему индивидуальный подход...

   Я узнавала все тайны Беляков, во время бесед, если беседа не помогала, я говорила, что когда его убьют, я буду считать до ста очень, и очень медленно. Беляк никогда не оживет, если я захочу, поэтому лучше меня не злить и все рассказать по-хорошему. Если и это не помогало, то я угрожала по-другому, что сниму с него штаны и спрячу, как военную тайну. Беляк не сможет без штанов играть в войну. Над ним все мальчишки будут смеяться. Как без штанов играть в войну? Ему так стыдно будет, что он не сможет потом во двор выйти гулять. Над ним всегда все мальчишки будут смеяться, что я ему штаны сняла.

    Подсаживаюсь ближе к привязанному пленному Беляку, считающего себя Красным и начинаю с ним разговаривать о чем угодно, даже о погоде можно говорить, спрашивая между слов, про военный секрет, где он зарыт и про все военные тайны тоже.

    Все мальчишки предсказуемы в своем поведении, и я это уже для себя отметила. Они прячут свои секреты в одних и тех же местах. Почему они это делают, я не знаю. Только я это замечаю, а наши мальчишки не замечают этого. Наверно мальчишки все мыслят одинаково и мыслят не так, как девочки.

    Очень интересно разговаривать с Беляками, когда сама им рассказываешь об их секретах и о том, где именно они спрятали этот главный военный секрет. Самое главное узнать, что именно они спрятали, а где спрятали, я и сама найти могу. Эти Беляки очень удивляются, когда я им рассказываю, про их секреты и тайны. Они не понимают, что прошлый раз у них точно такие секреты и тайны уже были.

    Где зарыт главный военный секрет Беляков можно узнать, и найти его можно, зная приблизительно место. Холмик земли подскажет это место. Поэтому я всегда рассказываю Белякам про их секреты, а они говорят, правильно я угадала, или нет? Если я ошиблась, то они говорят, что я не угадала, и смеются – это значит, под другим деревом сегодня секрет зарыли и зарыли другую военную игрушку. Но все равно я узнаю и найду их военную тайну по холмику.

Я не могу пойти и раскопать этот секрет Беляков, чтобы проверить. Ведь война сразу кончится, если все секреты узнают, а мальчишки еще не наигрались в войну. Это место Беляки охраняют, поэтому после моих угроз, Беляки все мне рассказывают, ели есть изменения.

    Когда все узнаете у Беляка, можно попросить наших ребят, чтобы пленного отвязали и отпустили.  Говорю нашим мальчишкам, что я с ним уже поговорила.

Бежит мальчишка Беляк, считающий себя Красным, играть в войну дальше. Делает ды-ды-ды, но на меня, даже смотреть боится.

   О! Наши Красные поймали еще одного Беляка! Пусть поиграются мальчики в пытки. Им нравится в пытки играть. Вы думаете, что этот пленный Беляк, что-то нашим Красным мальчишкам скажет про главный военный секрет? Нет, конечно. Разве могут мальчишки пытать так, как это может сделать девчонка? Наши мальчишки поиграют в пытки и уйдут стреляться,  я все узнаю у этого Беляка. Всю информацию проверю. А вдруг мне не все сказали? А вдруг я где-то ошиблась?

    Весело, в войну играть, правда? Вы знаете, мне никогда не пришлось снимать штаны, ни с одного мальчишки Беляка.

   Девчонки бегут!

- Андрей, Сашка вас ищут родители! Наташ, а твоя мама с ремнем вокруг дома ходит и говорит, что убьет на месте сразу, когда тебя найдет.

    Нам всем пора домой и мне тоже. Моя мать опять меня будет бить дома.

- Мальчики, всё! Война закончилась! Пошли я вам все ваши секреты и тайны покажу!

   Какие они глупые, эти мальчишки. Ну и примитивные у них военные секреты. Я все секреты Беляков выкопала. Беляки стоят и удивляются, как я их секреты нахожу?

- А теперь пойдем и я вам всем наш военный секрет покажу. Смотрите, какой у нас красивый военный секрет! Красиво? Нравится?

- Ухты! Вот это да!

- Здоровско!

- Как все красиво!

- Красотищааа-а-а!

- И звездочка в середине секрета лежит.

Я так и знала, что всем понравится. Трогать нельзя, только смотреть. Никто и никогда не может понять из мальчишек, игравших в войну, как я секретыу Беляков узнаю? Больше всех удивляются те, кто мне все и рассказал, что, где и как? Но я их, эти мальчишек,  не выдам, а то их будут обзывать предателями и в войну играть – больше не примут.

     В конце войны, все Беляки искали предателей среди друг-друга, и каждый из них знал, что предатель - он! Эти предатели громко орали друг на друга. Очень интересно наблюдать, как себя ведут предатели после войны.

Ура! Наши мальчишки радуются, что они опять войну выиграли. Опять мы победили и нашли все секреты Беляков!

    Ну и глупые эти мальчишки. Как рассказать всем мальчишкам про их поведение? Ведь все они предсказуемы и примитивны своим поведением! Все абсолютно! Они ничего не поймут, даже если им это начнешь объяснять. Это очень сложно мне объяснить мальчишкам, а скорее всего - невозможно объяснить.

   То, что умею делать я на войне, никто из мальчишек не может делать. Поэтому меня мальчишки зовут всегда играть в войну. Они знают, если я с ними – то играть будет интересно, и они обязательно победят в войну. Я нашим мальчишкам помогу победить и узнаю все секреты у врага.

   Мы с мальчишками нашего двораи двух соседних дворов уходим, а некоторые мальчишки, с других дворов, остаются играть дальше. Они будут играть в войну, без секретов и тайн. Просто так будут стреляться. Им нравится играть в войну, раздувать щеки и делать ды-ды-ды. Многие из нихмечтают,что когда вырастут, будут военными и будут играть в войну по-настоящему.

   Нашим ребятам игра в войну тоже нравится. Мы в разные игры играем. Для разнообразия,можно поигратьи в войну.

   Мы идем в наш двор быстрыми шагами, небольшой детской стаей. Девчонки с пупсиками в руках, ели успевают за нами и бегут вприпрыжку.

  Нам в школе рассказывают, что мы с ребятами живем в самой лучшей стране в мире. В городе, который назвали в честь коммуниста Куйбышева. Коммунисты это те, кто пришел к Власти революционным путем. Они убили всю царскую семью, даже детей, но это было убийство во благо моего светлого будущего, сказала наша учительница. Убийство детей царской семьи - оправданное убийство называется, говорила наша учительница. Ведь эти дети вырастут и могут захватить власть, поэтому их и убили. Те, кто убил царскую семью с детьми и миллионы граждан страны – победители считаются. А победителей - не судят.

    Наш двор двухэтажного дома, который построили военнопленные немцы после Великой Отечественной войны и таких домов в нашем городе много. Рядом двухэтажный барак, который в сто раз хуже нашего дома. У нас кухня и туалет на три семьи, а в бараке кухня и туалет на тридцать семей. Ванны нет в домах нигде и горячей воды нет нигде в этих домах, тоже. Все в баню ездят на троллейбусе один раз в неделю.

   Когда наша страна встанет на ноги после войны, эти дома и бараки снесут и людям дадут человеческое жилье. Учительница в школе нам говорит, что когда мы вырастем -будет Коммунизм и мы будем жить лучше. При Коммунизме снесут эти временные двухэтажные дома, не раньше.

   Обязательно будет жить лучше потому, что нам обещали это в школе! Коммунизм – это от каждого по способностям, каждому по труду. К этому и идем, топая сандалиями. Так и будет!

   Мы опять победили всех мальчишек из соседних дворов, раскрыв все их секреты и тайны. Это моя заслуга и мальчишки знают это. Мы дружим и защищаем друг друга всегда. Заем друг про друга все абсолютно. Знаем, кто и кем будет, когда вырастит.

   У нас у каждого есть цель жизни. Каждый идет к своей цели по жизни, ступая уверенно сандалиями, по разбитому асфальту города Куйбышева.

   Сережка, когда вырастет, хочет ходить в костюме и галстуке, поэтому он хочет стать инженером.

    Олег, когда вырастит, хочет построить себе дом, поэтому он хочет стать строителем. Он уже нарисовал себе этот дом и нам всем показал, какой дом у него будет.

   Сашка хочет быть военным потому, что военным ордена и медали дают. Сашка любит медали и всегда с разными значками ходит и хвастается, если ему мама новый значок купила. 

   Генка хочет быть автогонщиком, поэтому он гоняет по улицам на велосипеде. Скоро Генку похороним всем двором, как солдата в закрытом гробу потому, что его задавит грузовик так, что смотреть на него нельзя будет. Его отца мы будем жалеть и гладить по руке, чтобы он не плакал, когда он идет с работы и останавливается около нас. 

   Андрюшка хочет быть космонавтом и летать в космос как Юрий Гагарин. Как Юрий Гагарин у Андрюшки не получится летать в космос, но летать он будет. Он будет виртуально летать, в мыслях. Его в школьном возрасте посадят в тюрьму, за употребление и распространение наркотиков. А потом Андрюшку опять посадят в тюрьму, потом опять, и в результате Андрюшка умрет от передозировки наркотиков, в возрасте двадцатис небольшим лет.

   Юрка – любит животных и мечтает завести собаку, но его мама не разрешает держать ему дома собаку потому, что они сами как собаки в конуре живут. Они живут в маленькой комнате - четыре человека. Юрка мечтает гладить собак целыми днями и давать им таблетки, чтобы они не болели.Поэтому Юрка, когда вырастет, хочет быть ветеринаром.

Юрка болен и сам сидит на таблетках. У него падучая, по-научному эпилепсия называется. Я не знаю, кем он стал, но он похоронит отца, выдаст замуж сестру и много лет, будет жить в этой собачьей конуре с матерью, которая ему помогает и спасает его во время приступов эпилепсии.

   Девчонки с пупсиками, все хотят быть невестами. Они прямо сейчас бы пошли в невесты, но они еще маленькие.

  А я еще не решила точно, кем я  хочу быть? У меня много желаний. Много на столько, что моей жизни не хватит, чтобы осуществить мою детскую мечту.

Я хочу быть мороженщицей и продавать мороженое потому, что все мороженщицымогут, есть мороженого сколько хочешь. Я хочу быть  художницей, потому, что люблю рисовать и мечтаю, чтобы меня отдали в художественную школу учиться. Я хочу быть укротительницей тигров, потому, что я люблю кошек и мечтаю погладить тигра, или льва, которых все люди боятся. Я хочу быть милиционершей, потому, что я люблю разгадывать тайны, как в детективах и ловить преступников. Я люблю наблюдать за людьми и животными. Я люблю ходить в ювелирный магазин и смотреть на бриллианты. Они красиво блестят. Вот бы нам с мальчиками такой бриллиант, да побольше, чтобы военный секрет был самый красивый в мире.

    А еще я люблю сказки и люблю смотреть на звезды. Мне отец сказал, что наша Земля - это круглая планета и таких планет в Космосе много. Все планеты находятся в Галактиках и эти Галактики похожи на две тарелки сложенные вместе, или на ладошки, прижатые друг к другу. Галактик тоже очень много.

Как мне хочется попасть на ту звезду, которая появилась на небе и горит как бриллиант в магазине. Как узнать, есть там жизнь или нет? Может быть там, на другой планете, тоже живет такая же девочка Наташа, которая умеет прыгать на скакалке, любит играть в дочки матери с девчонками, а с мальчишками играет в войну, разгадывает тайны врагов и верит в сказки.  Может быть, эта девочка на другой планете, тоже мечтает и смотрит сейчас на нашу звезду, на нашу планету и думает – есть ли там жизнь на этой Земле, или нет?

    Я выросла и стала фотокорреспондентом. Все девчонки выросли и вышли замуж. Мальчики тоже выросли и в настоящую войну играют. Но странно то, что я на этой настоящей войне, в Чечне, делаю то и делаю так, как в детстве играла с мальчишками в войну. Все это так странно. На настоящей войне я также хожу к «Белякам» и узнаю их военные тайны и секреты.

    Как играть в войну и как узнавать секреты и тайны – этому я научилась в детстве, играя с мальчишками с войну, в своем детском саду. 

    Вы знаете, когда Шамиль Басаев смеялся надо мной и хвастался, что ему друзья из ФСБ все про меня рассказали кто я такая. Сотрудники ФСБ рассказали Басаеву даже в какой детский сад я ходила, то я вспомнила, чем я занималась в этом детском саду. Я там с мальчишками в войну играла и об этом Шамиль Басаев не знал. Видимо в моем досье, в ФСБ, этого не написано.

    Получается я, играя в войну, в детстве с мальчишками занималась разведкой. Я была сотрудником спецслужб и все контролировала во время игры. Поэтому мальчишки подсознательно понимали, что без меня они не выиграют ни одной войны. Наверно этому невозможно научиться, если мозгов нет, а мне Бог такой талант дал с рождения.

    Дать такие таланы девушке, блондинке, фотокорреспонденту.  …Любит Бог пошутить. Сижу вот в танке и не могу понять, когда, блядь, это окружение Аргунского ущелья будет? Когда наступление будет? Надоело уже вас веселить.

 

 

ГЛАВА 30

   Мы в бой не идем, а стоим все время. Мы застряли в этой ж..., простите в Чеченском лесу. 

Ну и бой... Ну и танки... Я переживаю за то, что нас с Лешкой заберут отсюда,и я бой так и не сниму. Мне хочется посмотреть, как этот бой будут происходить?  Только как его снимать этот бой, если у меня нет каски и бронежилета? Если честно, то я боюсь. Спрячусь куда-нибудь, когда бой будет. В танке спрячусь во время боя, а потом вылезу и буду фотографировать эмоции солдат.

- Картошку? Конечно, хочу!   

   ...Простите, меня солдаты приглашают картошку печеную поесть.

Вертолет вчера за мной и Лешкой не прилетал и сегодня не прилетит, это и ежу понятно. В лесу вертолет сесть не может. Я сижу у костра с военными ребятами и пишущим Лешкой. Майор, выданный нам Шамановым - пропал, вместе с моими валенками. Наверно майор спит где-нибудь в танке. Мы с Лешкой договорились, если нужно кто-то конкретно для материала в журнал сфотографировать, он подойдет и скажет мне. 

    Лешка сказал, чтобы я на свое усмотрение все фотографировала, а он материал для репортажа соберет. Что он насобирал, я не знаю. Он не говорит. Лешка сидит и водку пьет с ребятами. Мне тоже предлагают водку, чтобы подлечиться. Я кашляю бронхитом, и все мне опять говорят, что я заболела. 

   Я задыхаюсь от кашля, если честно. У меня от кашля, все кишки уже болят. Но я хрен два уеду отсюда, пока бой не сниму.

- Наташа, на выпей водочки. Водка – это хорошее лекарство. Тебе легче станет.

- А другого лекарства нет? Я не люблю эту водку!

- Пей, тебе говорят! Пей как лекарство!

- ...Фу-у-у-у... Какая гадость! Нет, я не буду это лекарство.

  Лекарство – всегда противное, говорят мне солдаты и смеются, наблюдая, как я пью этуводку. Меня никто из военных уже не обзывает, что женщинам на войне на место. Наверно меня перестали так обзывать потому, чтобы меня не обидеть.

   Я спрашиваю ребят военных, откуда они родом? Из каких мест и как сюда в Чечню попали, вообще?

   Мужчины, которые сидят у костра, попали сюда разными способами. В основном по контракту. Говорят, что в их селе, или районном центре, работы нет совсем. Этим мужикам негде работать. Была фабрика, на которой работали местные жители их районного центра, но ее закрыли. Все люди без работы несколько лет и каждый выживает так, как может.

   Другой контрактник, работал в колхозе. Был колхоз, где пахали землю, выращивали хлеб, свиней, кур, но все развалилось после распада СССР. Сейчас от колхоза, одно название осталось, типа «Путь к Коммунизму». Шли к Коммунизму, а пришли в тупик. Коров перерезали, чтобы они не сдохли от голода,и доить теперь некого. Работы нет в Колхозе вообще, вот он и подался на войну в Чечню. Тут обещали заплатить 1000 долларов в месяц! Это сумасшедшие деньги для колхозника Российской глубинки. 

   Приедет этот контрактник в свой колхоз, и Дохуярхом будет считаться в своем колхозе «Тупик Коммунизма». Несколько месяцев, он уже продержался в Чечне. Говорит, еще полгода продержаться надо и выжить. У него годовой контракт. 

   Молодые мальчишки, сидящие у костра, призывники Российской Армии. Они здесь в Чечне, становятся мужчинами. 

   Российская армия – это место, где мальчишки становятся мужчинами, и кого мама не отмазала от армии, чтобы они на войну не ездили. Они бы и на гражданке смогли мужчинами стать и на войну не ходить, но для этого нужен дедушка – большой начальник, которого у этих мальчишек нет.  

   Мальчишки сидят, засунув руки в костер. Они тоже замерзли как собаки, как и я. Контрактники учат их пить водку из железных кружек, за своих друзей однолеток, которые погибли в Чечне. Мальчишкамеще 18 и 19 лет, но они курят дешевые папироски и у меня стреляют сигареты. 

   Я солдатикам даю сигареты, хотя знаю, что им нет 21 года. Мы же не в Америке. Это в Америке нельзя пить и курить до 21 года, а в России можно. Мы сидим у костра в Российской заднице и идем в бой. Второй день идем на танках в бой и никак до этого боя, дойти не можем. Танки застряли. 

   Спрашиваю ребят, так всегда ходят в бой? Мне отвечают, что бывает по-разному. По-разному в бой ходят. Я говорю, что таким шумом от танков, можно распугать всех боевиков. Солдат и контрактников много в танковой колонне, несколько тысяч, а толку никакого нет. Военных много, но все они у танков тусуются.

Может бросить их, эти танки? Ну их нафиг эти танки, раз они на брюхо сели и пойти пешком? Надо мною смеются военные и говорят, что боевую технику бросать нельзя. Как можно танки бросить в лесу?   

   Я сфотографировала ребят у костра: с котелком, с гитарой, с руками в костре, с кружками водки, всех вместе сфотографировала и каждого в отдельности. Раздала всем военным свои визитки, с комментариями, если будете в Москве, звоните. Фотографии на память подарю. 

    Как мне надоел этот поход в «бой». Как скучно ходить в бой, оказывается. Танки сидят на брюхе, но некоторые танки ездят. Странно…

    Странно, вот этот танк стоит. Танк не может сдвинуться. Танк сидит на брюхе, а другой танк к нему подъезжает, цепляют трос и танк вытаскивают из грязи. Танк, который тащит на тросе другой танк, ездит по грязи и не застревает. Мало того, танк сам едет и еще танк тащит за собой. Странно…

    Почему один танк может ехать по этой грязи, а другой не может. …Ведь они абсолютно одинаковые, эти танки. Ничего не понятно. Вы что-нибудь понимаете? Вы можете мне объяснить, почему два одинаковых танка, но один застрял, а второй ездит по грязи? Почему второй танк на брюхо не садится? Странно…

    Пойду, спрошу…

ГЛАВА 31

   Иду к ребятам, под названием «Инженерные воска». Они второй день надрываются, пока мы с вами болтаем и спим в танке. Я спрашиваю одного чумазого мальчишку, а не проще ли, танкам не по колее, ехать, которая разбита, а рядом - по лесу. Мне парень отвечает, что в таком грунте, танки тем более на брюхо сядут. Закопаются в земле. Это же лесной грунт.

  Действительно, это лиственный лес. Земля в лесу с перегноем. На дачу такую землю хорошо завозить. Я видела танк, который застрял у ручья в лесу. Закопался, как говорят ребята. Ничего понять не могу? Почему одни танки едут, а другие ехать не могут? 

- Смотрите! Вот те танки едут по лесу! Почему они едут, а вы нет? Дайте мне руку! Помогите мне на танк забраться!

    Я залезаю на танк, который сидит в грязной жиже. Высовывается чумазый мальчишка.

    Спрашиваю его, почему его танк не едет? Вон тот танк едет и он такой же, как и его танк. Мне солдатик отвечает, что у него гусеницы другие, поэтому его танк ехать не может, а тот ездит.

- Как это другие гусеницы? А какие у тебя гусеницы на танке?

    Мальчишка солдатик поясняет, что за 2 дня перед наступлением, им всем по приказу Командующего велели, чтобы они поменяли гусеницы на всех танках.

    Гусеницы у его танка без зубчиков. На его танке были гусеницы с зубчиками, но их велели снять, и поменять на гладкие. Велели поменять гусеницы на танках по приказу Командующего.

- А кто у вас Командующий?

- Вы нашего Командующего 58 армией не знаете?

- Нет, не знаю! Кто Командующий? Кто приказал гусеницы поменять?

- Наш Командующий – это генерал Владимир Шаманов!

- А почему вон те танки ездят?

- А они дислоцировались в другом месте.

    Мне парень танкист объяснил, что танки и БМП согнали с разных мест. Те танки, которые стояли в 58 армии, где труппы арабов были прикопаны, Командующий 58 армией генерал Владимир Шаманов велел всем поменять гусеницы. Эти танки не могут теперь ехать по грязи и держат всю колонну. Ведь военную технику нельзя бросить в лесу.  Это мальчишка танкист, он служит в армии не по контракту, а призывник.  Он выполнил приказ, которые отдает командующий 58 армии генерал Владимир Шаманов.

    Те танки, которые дислоцировались в других местах спокойно едут по лесному грунту и по грязи, и тащат на тросах танки, которые «переобуты» в гладкие гусеницы по приказу генерала Шаманова.

    Я когда это услышала - я обалдела от удивления.

    Господи, какие они тупые эти военные! Ведь это же диверсия, а они не понимают этого.

Получается, генерал Владимир Шаманов отдал приказ по всей 58 армии за два дня, перед наступлением и окружением Аргунского ущелья, чтобы гусеницы, в которых можно ехать по лесному грунту на танке поменяли на те, в которых ехать по лесному грунту -невозможно! Были гусеницы на танках, в которых можно идти в бой и окружать Аргунское ущелье, а в этих гусеницах никто не едет. Танк не может ехать в гладких гусеницах по бездорожью. Такой танк сразу сядет на брюхо!

Это самая настоящая диверсия!

     Я переживала и надеялась, что ошиблась, когда узнала, что Шаманов занимается поставкой оружия чеченским и арабским боевикам. Это по приказу генерала Шаманова банда военных оружие боевикам поставляют вертолетами из 58 армии, под контролем сотрудников ФСБ.

Я - не ошиблась. Генерал Владимир Шаманов действительно  - ДИВЕРСАНТ. Шаманов диверсант матерый, профессиональный и хитрый.

     Конечно, никакого окружения и боя не будет. Шаманов не хочет, чтобы Аргунское ущелье окружали, и Шаманов провел диверсию в своей 58 армии, а этого никто из военных не понимает. Ну и дебилы эти военные! Настоящие дебилы!

    Эта диверсия Шаманова доказывает, что я не ошиблась!

    Шаманов провел диверсию в 58 армии, чтобы танки и несколько тысяч солдат не доехали до Аргунского ущелья. Шаманов таким образом дает возможность чеченским и арабским боевикам уйти из окружения. Ведь генерал Шаманов  чеченским боевикам и арабам оружие поставляет.

    Если вы не поняли, что мне сказал мальчишка танкист про гусеницы у танка, я вам объясню. Я вам объясню эту диверсию, которую организовал генерал Владимир Шаманов перед наступлением.

   Я вам говорила, что работала в строительном Озеленении, в СУ-204, в ГЛАВМОСЗЕЛЕНСТРОЕ. Я была даже прорабом и руководила строительством. Стою и вспоминаю один случай, который произошел с моим бульдозеристом дядей Сашей, когда мы Пансионат в Подмосковье, в Истре озеленяли.

   Ко мне подходит дядя Саша и говорит,

- Наташа, тебе придется меня отмазывать в ГАИ и на планерке. Придумай что-нибудь, я там асфальт вспахал гусеницами метров 100. Безвыходная ситуация была, Наташа. Ребята с гружеными КАМАЗами застряли в торфянике. Сама понимаешь, что время нет, чтобы гусеницы менять. Пока я буду менять гусеницы, чтобы проехать по асфальту эти 100 метров, а потом обратно гусеницы с зубчиками ставить – КАМАЗы вообще утонут.

     Дядя Саша работает на бульдозере и тракторе. Его мне прикомандировали для работы в Пансионате, в Истре, в Подмосковье. Мы благоустраиваем территорию этого Пансионата. Сажаем деревья, кустарники, делаем площадки и газон. Всеми этими строительными работами, связанными с благоустройством территории Пансионата и озеленением - руковожу я.

- Дядя Саш, а что у тракторов разные гусеницы бывают?

- Конечно разные! А разве ты не знала Наташа? Есть гусеницы, в которых по асфальту можно ездить, но работать в них нельзя. Надо гусеницы менять, когда в мягкий грунт заезжаешь, или в торфяник, иначе трактор просто на брюхо сядет и работать не сможет.

    Вы знаете, я никогда не обращала внимания, в каких гусеницах ездят трактора и танки. Оказывается, у тракторови танков есть разная обувь, как у людей.

    Мне дядя Саша рассказал, что когда он служил в армии, то был танкистом. После армии он пошел трактористом работать. Специальность тракториста, бульдозериста всегда и везде очень востребованная и зарабатывает дядя Саша больше инженера. Дяде Саше его специальность нравится. В случае войны дядя Саша с трактора пересядет на танк.

- Наташа, ты видела парады на Красной площади?

- Конечно, видела!

- Гусеницы для парада по Красной площади одевают на танк специальные, чтобы брусчатку и асфальт не испортили, а в бой танки ходят в других гусеницах. Обрати как-нибудь внимание на это. Может когда пригодится…

    Посмотрите фотографии гусениц тракторов, бульдозеров и танков.

     Поняли, что мне рассказал тракторист и бульдозерист дядя Саша? Поняли, почему он гусеницами бульдозера «вспахал» асфальт и почему танки сидят на брюхе в чеченском лесу? Ведь бульдозер, трактор и танк – почти одно, и тоже. Разница в них в том, что один используется для работы в мирное время, а другой для защиты населения в военное время.

    Вот мне и пригодилась в чеченском лесу та лекция про «гусеницы танка», которую мне прочитал тракторист дядя Саша, когда я работала прорабом в СУ -204 и была ответственным представителем в Истре от ГЛАВМОССЗЕЛЕНСТРОЯ. Этот опыт работы в СУ-204 и определенные знания помогли мне выявить очередную диверсию генерала Владимира Шаманова в 58 армии, во время войны в Чечне в феврале 2000 года. Шаманов сделал диверсию и танки сидят на брюхе в растительном лесном грунте и никакого боя не будет! А чеченские боевики и арабы спокойно уходят из Аргунского ущелья.

Вот сука - этот диверсант генерал Шаманов! Вот дебилы эти военные!

     Генерал Владимир Шаманов, Шамиль Басаев, Хаттаб -  они заодно, а вокруг несколько тысяч дебилоидов солдат и контрактников под командованием дебилов офицеров, которые не могут эту простую диверсию генерала Шаманова увидеть, хотя все происходит на их глазах.

   Подхожу к двум танкам, которые только что толкали друг друга и ищу в них разницу. Как в детской игре: Найди десять отличий. Танки с виду одинаковые, я ковыряю палочкой грязь с гусениц и вижу, что гусеницы у этих танков действительно разные. 

- Дайте мне руку! Помогите мне залезть на танк! Кто у вас тут главный?

- Я главный!

- Скажите, пожалуйста, а вы где дислоцировались перед этим походом?

- А вам зачем это знать?

- Мне надо!

- Не положено говорить. Это секрет!

- Ну, скажите, пожалуйста, как называется место, где вы дислоцировались перед походом?

    Нет, не говорит мне военный на танке. Говорит что это секрет, военный секрет. Ну вот, начинается военная тайна, военный секрет, не положено говорить и все такое.

    Единственное, что я выяснила, что они дислоцировались действительно в другом месте, не там где вся боевая техника стояла в 58 армии, и они пришли в поход утром, из секретного места дислокации. Гусеницы они на своем танке не меняли, поэтому они могут спокойно ездить по лесному грунту и грязи. Это их танк тащит тросами другой танк, который застрял в грязи и не может сдвинуться с места. Танк, который не может сдвинуться с места «переобули» тоже за 2 дня до наступления, по приказу генерала Шаманова.

    Один «переобутый» танк вытащили из грязи и проволокли на тросе метров 100. Танк, который не переобут, опять возвращается по бездорожью и едет к другому «переобутому» танку, чтобы его прицепить и вытащить из грязи. Очень медленно движется эта колонна танков и БМП. Это не колонна, которая идет в бой, а хаос из боевой техники, который специально организовал диверсант генерал Шаманов.

    Я вся грязная и вся насквозь промокла в грязной февральской жиже, но я хожу вдоль этой колонны и все проверяю, со всеми военными разговариваю, чтобы выяснить у них кто и где был перед этим наступлением.

    Приказ диверсанта Шаманова действительно был за 2 дня перед наступлением и по его приказу танки переобуты. Переобуты много танков и все они дислоцировались в 58 армии.

   Устала месить грязь. Мне с этой диверсией Шаманова все понятно. Спрашиваю у военного парня, есть ли тут какое-нибудь самое главное руководство, с кем можно поговорить? Мне парень говорит, что у этой колонны танков есть главный офицер. Он этого офицера сейчас не видит, но знает его в лицо.

- А есть заместители этого главного? Кто-нибудь из офицеров, есть?

- Вон тот!

   Подхожу к офицеру и спрашиваю - вы начальник колонны? Он отвечает, что нет. Начальник там где-то. Но он, тоже здесь командует местной бригадой или ротой, ну не важно...

   Это офицер, судя по погонам, но в каком звании я не знаю. Я в погонах не разбираюсь. Я прошу его найти для меня самое главное руководство. Мне поговорить надо. Офицер говорит, что трудно его найти. Спрашивает, кто я такая и как вообще я сюда попала? Я представилась и показала свое удостоверение прессы. Сказала ему, что с самого начала похода здесь. Генерал Шаманов мне разрешил.

   Офицер стоит злой, грязный и плюется в сторону. Разговаривать со мною, у него желания нет. Он весь дерганный. Кричит все время и дает распоряжения матом, куда кому идти и что делать?

   Я хожу за ним следом. Офицер в сапогах до колена, поэтому идет по грязи не глядя. А у меня ботинки сырые до такой степени, что хлюпают ноги, но я хожу за офицером, не обращая внимания на то, что иду по воде. Какая разница, я все равно вся промокла.

    Мы разговариваем с этим офицером на ходу. Я говорю ему, что танки и БМП не могут ехать потому, что у них гусеницы стоят такие, которые не могут ехать по лесному грунту. Нужно срочно привезти и поменять эти гусеницы, иначе танки никогда из этого леса не вылезут.

    Офицер говорит, что привести другие гусеницы нет возможности.

- Почему нет возможности? Можно на вертолете привезти. Это быстро получится. У вас  связь с Шамановым и Трошевым есть? У вас должна быть связь! Позвоните Трошеву и расскажите ему, что танки не могут ехать, так как Шаманов велел переобуть танки перед наступлением. Пусть Трошев даст приказ Шаманову привезти гусеницы для танков с зубчиками.

    Офицер говорит, что вертолет в лесу сесть не может.

- Я знаю, что не может. Но с вертолета можно сбросить эти гусеницы. Позвоните Трошеву! Объясните ему, что безвыходная ситуация сложилась, поэтому вы и звоните. Он же не будет ругать. Вы по делу звоните!

    Я иду за этим офицером и тоже ору на него. Он не понимает, что из-за приказа Шаманова, который велел поменять гусеницы перед наступлением, мы к лету доберемся до Аргунского ущелья, не раньше.

- Нужно другие гусеницы для танков! Срочно нужны другие гусеницы! Нужны гусеницы с зубчиками! Позвоните Трошеву! Их можно на вертолете привезти и сбросить над лесом.

...Мне офицер говорит, пошла ты на х?й, со своими советами. Потом начинает орать на меня, что я тут делаю и почему гражданские люди в колонне и где автотранспорт, чтобы меня вывезти отсюда?

   Ну и хам! Я ему советую полезные вещи и намекаю, что Шаманов диверсант, а он не понимает и хочет меня вывести отсюда. Ничего нельзя сделать. Этот офицер и правда меня сейчас посадит куда-нибудь и меня отсюда увезут. Пойду лучше я туда, куда меня послали.

   Иду к своему танку, вдоль колонны танков, вытаскивая ноги из грязи. Вся колонна танков, для парада на Красной площади приготовлена генералом Владимиром Шамановым, но не для похода в бой, по лесной местности, чтобы окружить Аргунское ущелье.

Иду я и думаю, ну почему все люди такие тупые, особенно военные. Ведь все очевидно – это диверсия Шаманова и все на глазах делается.

     Чем больше я общаюсь с военными в Российской армии, тем чаще вспоминаю слова Шамиля Басаева, который говорил, что с русскими воевать одно удовольствие.

Русские очень тупые и доверчивые. Конечно, русские военные тупые и все они - доверяют своему генералу Шаманову, а он генерал - диверсант. ДиверсантШамановв наглую, в открытую диверсию делает на глазах у нескольких тысяч военных, но военные не понимают этого. А в милиции вообще одни дебилы работают. Господи, если бы ты знал, как трудно жить среди дураков и дебилов.

Почему военные ничего не понимают - это уже я не понимаю?

ГЛАВА 31

   Я опять сижу у костра. Ребята разули мои ботинки и растирают водкой мои ледяные, грязные и мокрые ноги. Мне опять предлагают выпить водки, чтобы мне легче стало.

   У меня сильный кашель, слабость, температура. Я отвечаю, что мне их водка не помогает. Мне нужны антибиотики, лучше уколы. Грею разутые ноги у костра. Мои ботинки не горят в костре, настолько они сырые. Как я завтра буду ходить? Мне ребята говорят, что я зря валенки Майору отдала, которые мне Шаманов подарил.  

   Шаманов... Я все ребятам рассказала, что мне пришлось выяснить. Сказала ребятам, что Шаманов диверсант, раз приказал переобуть танки. Военные у костразасмеялись и прокомментировали, что значит так надо. Генерал Владимир Шаманов их начальство и начальству виднее. Раз, командующий 58 армии, генерал Владимир Шаманов сказал поменять гусеницы на танках, значит это приказ, а приказы в армии не обсуждаются.

   Все военные, как ненормальные. Почему обсуждать нельзя? Скорее всего наоборот, они нормальные, а я нет, раз обсуждаю.

    Мы сидим у костра, и я пытаюсь согреться.  Вспоминаю ребят из газеты «Известия», которые высушились и сидят сейчас дома в Москве. Зачем им надо было сушиться, если домой едут? 

   Вообще, я замерзла так, что хочется сесть в костер. Февральский промозглый холод, залезает сзади, под мою влажную одежду. Я поехала в бой, не высушив джинсы. Они сырые и холодные.  Когда сунешь руки в костер, становится тепло. Лицо тоже греется от костра и мне становится немного теплее.

   Уже стемнело. Погонистые ребята смеются и говорят, что мы для снайпера хорошая мишень сейчас. А мне плевать на всех снайперов. Мне холодно так, что не уйду от костра, даже когда стрелять будут. Вот такой холод в февральском, Чеченском лесу.

   Мы сидим с ребятами у костра, как в походе.

   ...Я раньше ходила в походы, когда в Куйбышеве жила. В походах мы тоже пекли картошку в костре и пели песни под гитару у костра, а я сидела и рассматривала звезды на небе. Я очень люблю на звезды смотреть, с детства.

Очень интересно смотреть на звезды и думать, есть еще где-нибудь жизнь, или нет? Как бы узнать и попасть туда, на какую-нибудь звезду, где тоже живут люди. Интересно как они там живут? Интересно, у них тоже война бывает, или нет? Как бы в разведку туда слетать? 

   Есть наверняка, где-нибудь жизнь, но только нас туда не пустят. Мы люди дикари, мы тупые жители планеты Земля. Здесь люди убивают друг друга за то, разной дорогой идешь к Богу, а за власть и за деньги тем более убивают люди друг друга. Здесь, на моей планете люди тупые, злые и любят уничтожать друг друга. Таких людей, с нашей планеты, никуда нельзя пускать.

    Лучше думать о том, что мы единственные и неповторимые во всем Космосе. Будем одни до тех пор, пока не поумнеем и не станем настоящими людьми.

    Все военные разошлись и пошли готовиться на ночлег. Они мне тоже найдут место, где мне можно будет поспать. Я им пожаловалась, что очень замерзла прошлой ночью в танке. В танке очень холодно спать.

    Мой пишущий Лешка пришел. Лешка говорит, что он меня по моему кашлю нашел. Я предлагаю Лешке поговорить на важную тему. Нужно написать репортаж о том, что я узнала. Рассказала Лешке про диверсию Шаманова, которую я сегодня выявила. Лешка говорит, что он это писать не будет. Нам велели написать хороший репортаж про генерала Шаманова.

- Леша, но ведь мы с тобой журналисты. На кой хрен мы с тобой сюда тогда приехали? Наша задача писать то, что на самом деле происходит. Лёш, а ты хочешь стать очень известным журналистом? Хочешь, я тебе расскажу, как генерал Шаманов из 58 армии оружие боевикам поставляет вторую войну. Я несколько лет проводила это расследование, а тебе эту информацию бесплатно подарю. Как я поняла, у Шаманова тут в 58 армии банда собралась из офицеров, вертолетчиков, сотрудников ФСБ. Вот ещё одну диверсию Шаманов сделал и танки переобул, чтобы все боевики ушли из ущелья. Эта диверсия подтверждает, что Шаманов военный преступник. Завтра пойди и проверь танки, в каких они гусеницах? Сам все увидишь. Поговори с ребятами танкистами. В принципе, я все уже проверила и узнала. Тебе остается, только проверить самому то, что я тебе сказала. Напиши еще про поставку оружия Леш, а то я писать не умею.

     Лешка говорит, что ничего плохого писать про Шаманова не будет. А про оружие – тем более. Лешка спрашивает меня, помню ли я, как журналиста «Московского Комсомольца» Диму Холодова взорвали прямо в редакции?

- Конечно, помню. Я ездила после этого взрыва  в редакцию «МК» и все своими глазами видела, что там произошло после взрыва. Я все там фотографировала.

- Наташа, я жить хочу. Я не хочу, как Дима Холодов умереть из-за статьи в газете. Дима Холодов тоже про оружие писал и дописался. Найти редакцию можно, которая осмелится это написать, не здесь, так за границей, но кто меня потом будет защищать? Ты забыла, где мы с тобою живем? Мы в России живем! Меня убьют после этого репортажа, тем более убьют, если в этом замешаны сотрудники ФСБ. Сотрудники ФСБ убьют, чтобы не портить имидж и свою репутацию.

- Блядь, ну что же делать?

- Да ничего! Забей на все! Приедем и напишем репортаж, как положено. Я даже слушать ничего не хочу про эту поставку оружия. Я ничего не смогу изменить в этой стране и тем более своим репортажем про диверсию Шаманова и про то, как он оружие поставляет боевикам. У тебя есть, хоть какие-нибудь доказательства, что Шаманов оружие поставляет боевикам?

- Есть. Это уголовные дела, который ведет следователь военной прокуратуры. Помнишь, я его в углу зажала, и телефон у него спрашивала. Следователь ведет дела по гибели солдат и не понимает, что эти «секретные задания» и есть, переброска оружия, на которые посылает Шаманов. Эти уголовные дела и есть мои свидетели.

- Нет, Наташа. Ты меня в эти дела не втягивай. Мне это не надо. Я ничего больше не хочу слушать. Зря я с тобой сюда поехал. У меня для репортажа о Шаманове материал уже есть и о том, что здесь происходит  - я вообще ничего писать не буду.

    Лешка встал и ушел. Вот так всегда. Кому из пишущих журналистов в доверительной беседе заикнешься про такие вещи, все сразу боятся, и я боюсь если честно. А еще, я писать не умею потому, что я фотокорреспондент.

   Пришли военные. Мне предлагают королевские апартаменты. Сказали, что я как Королева буду спать в тепле и уюте.

- Пошли!

   С кем я иду по ночному лесу - не вижу. Фонарик освещает только дорогу в лесу. Часть пути, пришлось ехать на спине у солдатика, потому, что лесной ручей очень широкий и его невозможно перепрыгнуть. У меня нет сил, ходить и прыгать. Я очень устала.

   Королевскими апартаментами, оказалась палатка в лесу и спальный мешок. Действительно по-королевски, если сравнивать с танком. В спальнике, в палатке лучше, чем в танке.

   Сидим опять у костра. Я пью горячий чай и грею руки о кружку…

   Солдаты мне померили температуру. У меня высокая температура, почти 38. А я, то, думаю, почему у меня слабость такая? Меня военные опять накормили, напоили горячим чаем и таблетки от температуры дали. Запасливые ребята, с аптечкой!

У этих солдат даже гитара есть. Парень в камуфляжной форме перебирает струны и поет про войну. Много песен, про войну в Чечне, оказывается. Я такие песни первый раз слышу. Я эти песни не знаю.

- А можно не про войну, а то надоела эта война, - капризничаю я.- Давайте что-нибудь из репертуара Юрия Визбора и Булата Окуджавы!

   Репертуар поменялся в Чеченском лесу. Концерт по заявкам получился. Все, кто сидит у костра, поют песни Юрия Визбора, про «Милую мою»,про «Ботик», который потопили. А потом ребята поют песню Булата Окуджавы «Возьмемся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке!». Мы эти песни тоже пели в Стройотряде.

   Мои шерстяные носки мокрые до такой степени, что стоят как ботинки. Я носки отжала и поставила на бревнышко у костра. Пар идет от моих носок и ботинок, значит, они сохнут. Сохнут родимые. Ребята поют и свои портянки, тоже сушат у костра.

Сижу, кашляю и клюю носом, мне солдаты говорят, что я могу спать идти, а они посмотрят за моими ботинками и носками.

- Всю ночь часовой будет у костра сидеть. Не переживай Наталья! Пошли, я тебя провожу до палатки и посвечу из фонарика. Ну как? Хорошо устроилась? Вот и хорошо. Спи Наташа. Стрелять будут, мы тебя разбудим. Спокойной ночи. Ох и кашель у тебя. Ты серьезно заболела.  

    Я очень устала сегодня. С температурой в сырых ботинках прошлялась сегодня и выявила диверсию генерала Шаманова. Эта диверсия подтверждает, что Шаманов действительно матерый и профессиональный диверсант,  но это никому не надо.

Раз это никому не надо и никто меня не понимает, тогда всем: « - Спокойной ночи!»

    Вы знаете, я совсем не понимаю людей. Я не знаю, как объяснять людям простые вещи про преступления и диверсии? Как только начинаешь об этом говорить и объяснять, то сразу все начинают шарахаться от меня, или смеяться, либо обзывать меня дурой, или не нормальной. Наверно проблема во мне. Я не умею людям объяснять диверсии и преступления. Наверно это что-то сверх научное. Только следователи меня понимают иногда, но это бывает очень редко.

    Ребята у костра бьют по струнам гитары и поют песни  Владимира Высоцкого «Охота на волков», «Вершина»...

И пусть говорят - да, пусть говорят!
Но нет - никто не гибнет зря,
Так - лучше, чем от водки и от простуд.
Другие придут, сменив уют
На риск и непомерный труд,-
Пройдут тобой не пройденный маршрут.

Отвесные стены - а ну, не зевай!
Ты здесь на везение не уповай.
В горах ненадежны ни камень, ни лед, ни скала.
Надеемся только на крепость рук,
На руки друга и вбитый крюк,
И молимся, чтобы страховка не подвела.

Мы рубим ступени. Ни шагу назад!
И от напряженья колени дрожат,
И сердце готово к вершине бежать из груди.
Весь мир на ладони - ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим, - у которых вершина еще впереди.

ГЛАВА 32

  Утром, проснулась от своего кашля.

   Воды нет и чистить зубы негде, хотя зубная щётка есть в сумке с вещами. ...А где моя сумка, с грязными вещами и зубной щёткой?Ах да, я ее где-то в танке оставила. А где мои ботинки и носки?

    От моих носок осталась только резинка. Носки на половину сгорели и подошва ботинок расплавилась. Хорошо, что ботинки не сгорели в костре, а то как мне босиком ходить по февральскому лесу?

    Сделала следки из шерстяных носок. Ботинки холоднющие! Теперь надо фотоаппарат найти и в кусты сходить. ...Фотоаппарат нашелся. Пойду в кусты, заодно проверю, есть там арабские боевики, или нет. Вдруг Басаев или Хаттаб в кустах, а я без фотоаппарата. 20 баксов на дороге не валяются. Как представитель прессы, я должна все сфотографировать и показать общественности, что тут в лесу происходит?

   Тяжелая и трудная профессия фотокорреспондента. Шамиль Басаев в январе 1997 года говорил мне, что фотокорреспондент - это чисто женская профессия и удивлялся, почему мужчины в эту женскую профессию идут?  

   Та-а-ак. Ни кустов, ни Басаева с Хаттабом! За дерево спрячусь...

   Погуляв по лесу, я отметила, что лес стал более густым, но деревья тоньше. Если по этому лесу ехать на танке, то можно эти деревья сломать. Но танки ехать по лесу не могут. У них гусеницы стоят не для похода, а для парада на Красной площади. Так, куда идти? Где мои таки?

   Послышался гул моторов. Ага! Значит мне в ту сторону!

Разведчики

    Иду по лесу на звук моторов, в направление к танкам. Впереди ручей. Переброшено поваленное дерево через лесной ручей, а с противоположной стороны ручья, появились камуфляжные военные. Они идут, обвешанные оружием как новогодние елки. Нет, как Рембоиз кино.

    Я пытаюсь, как эквилибрист пройти по дереву и не упасть в ручей. Один из Рембо, отделяется от группы и бежитпрямо ко мне. Рембо как эквилибрист пробегает по дереву и протягивает мне руку. Держись, говорит. Я держусь, и эта рука помогает мне пройти вдоль поваленного дерева.

- Спасибо!

- Не за что!

   Рембо разворачивается и уходит.

   Вспоминаю, что мне директор фотослужбы журнала «Огонек» Наталья Ударцева, просила для обложки журнала, Рембо сфотографировать. Тут Рембо полно и они не перемазанные, как мои солдаты и Контрактники, вытаскивающие танки из грязи. Оружия у этих ребят больше, но солнца нет третий день, да еще утро. Темновато для сьемки и портрета тем более. Бегу, догоняя стаю Рембо.

- Эй! Подождите меня! Остановитесь, пожалуйста! Вы мне нужны! Стойте!!!

   Военные ребята останавливаются и спрашивают меня, что я от них хочу?

- Фотографировать вас буду, для журнала «Огонёк»!

   Рембо отказываются и говорят, что их фотографировать не положено. Опять начинают идти. Тот, кто помогал мне перейти через дерево, видимо самый добрый из них, поэтому я догнала его и иду рядом с ним. Начинаю его обрабатывать.

   Обрабатываю этого Рембо комплиментами в их адрес. Говорю, что они как Рембо из кино. Красивые, до ужаса. Мне таких красивых и надо для журнала«Огонёк» на обложку.

- Моя начальница Наташка велела красивых военных снять для обложки. Вы все такие красивые, а если я вас не сфотографирую для обложки, то Наташка меня убьёт в Москве. Убьёт сразу, как только я приеду в Москву. Ну, на секундочку остановитесь! Я вам потом фотографии подарю. Пожалейте меня несчастную!  Войдите в мое положение! Остановитесь, пожалуйста!

Рембо идут медленнее. Прислушиваются, что я им говорю, и смеются над моими словами. Но им нравится, что я говорю. Это заметно по их отнекиваниям и слышно по их хохоту. Самого доброго, я бью комплиментом, что они самые красивые Рембо в мире.

- Ну, войдите в мое положение. Что вам стоит? Остановитесь! Это будет быстро, и пойдете дальше. Я вам фотографии потом подарю на память. Будете детям и внукам своим показывать, какие вы красивые.

   Ничего не помогает. Рембо продолжают идти, с комментариями, что они не Рембо, а те, которых фотографировать не положено. Нельзя!

   Ну что же мне делать? Что придумать, чтобы их остановить?

   ...Буду ныть, попрошайничать, и давить на их жалость, вдруг поможет? Если надо, слезу пущу, чтобы их разжалобить. Это я умею делать. Начинаю рассказывать доброму Рембо, что я бедная и несчастная девушка фотокорреспондент. Хожу тут по лесу и ищу, кого бы для обложки журнала сфотографировать?Меня Наташка в Москве убьет, точно! Добрый Рембо спрашивает, кто такая Наташка? После моего короткого рассказа о архивариусефото службы«Огонька» Раечке, которая замучается искать Рембо для обложки и директоре фото службы Наташе Ударцевой, заявляет, что никто меня не убьёт в Москве.

   Рембо продолжают идти, куда-то в лес... Как танки на пролом идут, не останавливаясь.

   Ага! В лес... Иду и фантазирую на тему леса. Что я бедная и несчастная девушка, иду за ними и не отстану от них, пока не сфотографирую. От меня невозможно отвязаться, они меня плохо знают! Проще сделать так, как я прошу. А в лесу можно заблудиться. Куда меня потом бросишь? В лесу могут быть разбойники, Хаттабы и Басаевы в кустах, которые меня схватят и убьют, а у меня ноги мокрые. Носки в костре сгорели, и я обута на босу ногу в сырые ботинки. Подошва на ботинках оплавилась. Если подошва отвалится, я все равно буду идти за ними, даже босиком. Вот какая я упрямая. Я болею и кашляю. Вы что не слышите, как я кашляю? А вчера температуру мне солдаты лечили. Мне холодно ногам, а они не могут войти в мое положение, чтобы я хоть один кадрик сделала. На ходу снимать нельзя. Темно еще. Выдержка слишком длинная. Ничего не фотографируется...

   Добрый Рембо добит моими молитвами о помощи. Я это слышу потому, что он кричит, чтобы впереди все Рембо остановились и вернулись. Добрый Рембо, кажется их командир потому, что его все сразу послушались. Все эти военные остановились, разворачиваются, приближаются ко мне и собираются вокруг меня.

  Добрый Рембо спрашивает меня, кто я такая и как в лесу оказалась?

- Я фотокорреспондент Наташа Медведева. Вот все мои документы. Удостоверение из журнала «Огонек», из «Коммерсанта» и зачетка и пропуск во ВГИК. Есть еще всякие аккредитации, в Госдуму, МЧС, Кремлевские пулы вот, но они просроченные.

   Добрый Командир дает распоряжение, что можно перекурить и передохнуть, заодно со мною разобраться. Говорит, что журналюги даже в лес забрались и это ужас. Говорит, что я упрямая и не отстану, это заметно, а в лесу могут быть боевики. Ну и так далее, что я действительно заблужусь и все такое, как я ему и говорила.

- Покажи, что с твоими ногами? Может, поможем тебе, но фотографироваться мы не будем. Нам не положено. Нельзя. Мы в разведку идем!

   Получается, я остановила Разведчиков. Ага! Еще интереснее! Я тоже в разведку хочу. Мне надоели эти танки. Там нечего интересного нет. Я сфотографировала все, что там стоит, или движется иногда. Все что можно сфотографировать вообще - сняла, даже костер и собственные ноги  в костре. Мне нужны другие сюжеты. Поход в разведку - то, что надо! Надо их обработать, как следует, этих Разведчиков, чтобы на хвост им упасть. Обработаю их так, чтобы они взяли меня с собой, в разведку!

Я сажусь на какую-то корягу. Разуваюсь и показываю свои замерзшие ноги. Рембо -разведчик берет мои ботинки, вытаскивает оттуда мои следки сделанные из резинки шерстяных носков и говорит, что моя обувь не годится для района боевых действий. Она хуже, чем у них.

   Зато не дорогая, но из свиной натуральной кожи. Добрый Рембо-разведчик просит, чтобы кто-нибудь из ребят дал мне по одной портянке, у кого есть лишняя. У него нет с собой, но у него есть лишние полиэтиленовые пакеты. Точнее, у него их много. 

   Один из Рембо садится рядом со мной и разувается, показывает мне на свое ноге, как я должна наматывать портянку. У меня не получается так, как у него. Он говорит, что он поможет.

- Давай ногу! Вот так надо наматывать. Теперь полиэтиленовый пакетик оденем, так... Обувай! Теперь другую ногу... пакетик... Так... Обувай! Ну как?

   Разведчик, забинтовал мои ледяные ноги, новыми портянками. Одну портянку дал один Рембо, а другую портянку, дал другой Рембо. Намотав портянки на мои ноги, их начальник выдал мне 2 полиэтиленовых пакетика и еще два просил в карман мой спрятать. Пригодятся, говорит.

- Ну как? Тепло ногам?

   Встаю на ноги и понимаю, что полиэтиленовый пакетик и портянки - это Прогресс Цивилизации. В полиэтиленовых пакетиках и правда, теплее и удобнее. Портянки не промокнут от ботинок.

   Портянки сухие, ногам тепло. Кайф!

- Спасибо большое! Чудеса... что я раньше не додумалась до этого?

   Разведчики говорят, что одевать полиэтиленовые пакетики на ноги это - солдатская смекалка. Они так всегда делают, не только когда идут в разведку. Их обувь, которую им обычно выдают - промокает, а ноги должны быть всегда в тепле. Пакетиков полиэтиленовых у них много, вот они и придумали так спасаться от мокрых ботинок.

   Дальше мне военные читают коротенькую лекцию,что обувь в разведке – самое главное! Когда ноги в тепле, то не замерзнешь.  Во время военной обстановки, лучше пользоваться портянками, а не носками. Они сушатся быстрее, и замотать можно так, как ноге удобно. Прогрессом Цивилизации - полиэтиленовыми пакетиками, надо запастись тоже во время боевой обстановки. Добрый Рембо в сапогах, но все равно, имеет Прогресс Цивилизации во всех карманах. На всякий случай, чтобы, таким как я, помочь, или помочь кому из Рембо.

   Мы с разведчиками стали про обувь разговаривать. Я сказала, что специалист по обуви и торговала обувью на рынках Москвы в розницу, покупая оптом.

   Тему обуви на войне, в Чечне, я изучила, чисто из женского любопытства, как бывший продавец этой обуви.

    Эта тема заинтересовала меня после одного случая, когда я на блок-посту, в августе 1996 года увидела солдата Российской армии в шлепанцах. Я смотрела на него и вспоминала мальчишек, которых фотографировала в Подольском военном госпитале 8 марта 1995 года. Которым после обморожения в г. Хасавьюрт, покромсали ноги, укоротив их некоторым до самой задницы, из-за гангрены.

   Это мальчишка на блок-посту в шлепанцах, такого же возраста был, как те безногие обмороженные ребята из Подольского Госпиталя. Мама его назвала Алешей, вырастила и отправила в армию защищать Родину. Вот он и стоит в шлепанцах на блок-посту в Чечне, на защите своей Родины. Мальчишка солдат в шлепанцах Родину защищает! Представляете себе?

   Мальчишка уже большой и ему уже скоро будет 20 лет. На сколько скоро? – спросила я. Мне 19 лет два месяца назад исполнилось, скоро двадцать будет, ответил Алеша улыбаясь открытой, детской улыбкой. Действительно, взрослый мальчик. Совсем большой уже.

   Алеша спросил, хочу ли я арбуз? Он угощает. У них много арбузов, а его и его друга по прозвищу Салага, в свою очередь, угостили местные Чеченские жители, которые проезжали мимо.

    Алеша уже мужчина, раз в армии служит. Вредных привычек он не имеет, т.е. не курит. Салага тоже.

- Эй! Салага! Арбуз неси! Угощать арбузом фотографа будем.

- Алеша, а если начнут стрелять, а ты в шлепанцах? Нельзя в шлепанцах на посту стоять. Ты можешь ударить палец и маленькая боль, отвлечет тебя, когда появится опасность.

- А я сбегаю и переобуюсь быстренько. Я всегда так делаю. В ботинках, которые нам выдали, ходить не возможно. Ноги в них горят на жаре. Только о ногах и думаешь, когда на посту стоишь. В шлепанцах на много лучше, чем в этих ботинках. Мы все в шлепанцах на посту летом стоим.

   Появился Салага с арбузом, в шлепанцах тоже.

   У них нет Дедовщины на блок посту, поясняет мне Алеша, отвечая на мой вопрос. Это он так шутит. На самом деле Салага стал его другом. Он его Салагой зовет потому, что Салага моложе Алеши и он его так дразнит - Салага.

   Салага, самый большой друг, по жизни, стал для Алеши. Война в Чечне их сдружила и проверила их дружбу на надежность.

    Я поблагодарила солдатика Алешу и Салагу за арбуз, но некогда его есть. Сфотографировала Алешку и Салагу, и уехала.

    Простите. Я отвлеклась... Просто эта тема обуви и одежды военных – наболевшая тема для каждого военного. Просто никто не обращает внимания на то, в чем солдаты в Российской армии служат. Их одежда вообще не пригодна для боевых условий.

    Я рассказываю Рембо-разведчикам, которые расположились на отдых в лесу из-за меня, что по моим наблюдениям и информации, которую я собрала по теме обуви, в первую войну в Чечне, ребята из СОБР и ОМОН воюют в Чечне в ботинках армии США. Летом в них ноги не потеют, как в ботинках, выданных от Мин Обороны и МВД, а зимой тепло ногам и они не промокают. Никто не замечает со стороны, в чем обуты военные Российской армии в Чечне.

    Американская военная обувь очень хорошая и российским военным нравится! Ее все Российские военные хвалят, кто носит. Ногам удобно в ней и думать о ногах не надо во время боя.

На фото: март 1995 года. Солдат Российской армии блок посту наматывает портянки на ногу.

   У этих Рембо разведчиков есть обувь, которую выдают с формой вместе и она плохая, говорит добрый Рембо, который подавал мне руку. Для войны такая обувь не годится.

   Обуты эти Рембо разведчики, по-разному. Кто во что горазд, лучше так сказать. Одни говорят, что обуты в сапоги, которые купили на местном рынке перед отъездом в Чечню. В этих сапогах удобнее  ходить в разведку, чем в той обуви, которую им выдали. Но не все на рынке скупились сапогами перед отъездом, поэтому приехали в ботинках, которые выдали с формой.

    Я тараторю дальше, чтобы заболтать разведчиков и в подходящий момент попроситься пойти вместе с ними в разведку.

    Из  разговора об обуви и одежде я поняла, что эти ребята новенькие на этой войне, в Чечне, раз меня не знают и не знают, в чем тут воюют в Чечне. Поэтому я «обрабатываю» разведчиков, рассказывая им всякую ерунду, а по их реакции я получаю информацию про них. Тема одежды и обуви ребят заинтересовала, и я добиваю их этой информацией.

- В первую войну, один ОМОНовец просил меня посмотреть на обувь в чем они ходят, выставленную в ряд. Говорит, Наташа, посмотри, в чем мы ходим? У нас весь отряд скупился Американскими армейскими ботинками, кроме одного. Он не успел купить, их не было, перед отъездом в Чечню.  А куда девают ту обувь, что выдают от МВД и Мин обороны? ОМОНовец сказал, что весь их отряд, при получении  положенного комплекта обмундирования, ботинки не выбрасывают. На фазенду, то есть на дачу эту обувь отвозят, огороды в них поливают. Или в деревню родственникам отдают. В хозяйстве – все пригодится.

   Начальник Рембо разведчиков поблагодарил меня и сказал, что не зря они остановились. Они получили очень хорошую и полезную информацию для них.

    Один Рембо говорит, что обувь на войне и на гражданке – это самое главное для них. Им много приходится ходить в своем городе. То охрана концертов под дождем, то в жару, то в холод бегают и несут службу.

   В жару летом, в обуви которую им выдают – и правда, горят ноги на жаре, подтверждает другой Рембо. Пока стоишь – только о ногах и думаешь. Стоять часто им приходится на работе и долго. В межсезонье и зимой в слякоть, они всегда пользуются полиэтиленовыми пакетиками, и эти пакетики их замучили. В них ноги не дышат,сыреют и часто надо менять портянки, а в сапогах с рынка, стоять на работе нельзя. Они должны быть в форме Российской армии.

   Добрый Рембо-разведчик и другие разведчики вокруг негосказали, что их городок маленький, поэтому к ним не дошла эта информация, про Американскую армейскую обувь. На их базаре такой обуви нет, обсуждают они эту тему между собой. Они свои базары и рынки все знают. Если бы такая обувь продавалась на рынке – они первые бы об этом узнали.

- Наташа. Где можно купить обувь Армии США?

Эти Рембо тоже хотят военную Американскую одежду и обувь купить, если она не отличается от той, что выдают. Если отличается, то только на войну будут в ней ездить или на разные важные мероприятия, типа военных.

- Не-е. Не отличается, если не приглядываться. Символики американской на армейской обуви, нет. И вообще, обычно никто не замечает со стороны, кто и во что обут из военных.

- Отлично! Сколько стоит и где купить?

   Поясняю разведчикам, мне ребята,воюющие в Чечне, говорили, что военную одежду Армии США они покупают сами на сайтах в интернете. Есть сайты в интернете, где можно купить поношенную военную американскую одежду и обувь, но в хорошем состоянии. Чтобы не было видно флага США, американский флаг отпарывают российские военные от одежды, но не всегда. Где и на каком сайте - я не знаю. Плохо в компьютерах разбираюсь.

   У Рембо - разведчиков есть специалист по компьютерам. Они найдут обязательно, когда вернутся в свой город.

    Этого специалиста по компьютерам окликает добрый Рембо, называя его по имени и говорит, что ему задание важное дают, прямо сейчас, как только они вернутся в свой маленький город, найти такие военные Американские ботинки, о которых я рассказываю. Одежду американских военных, тоже надо посмотреть. Раз все хвалят – надо брать, а то они совсем от жизни отстали.

   Компьютер у этих Рембо-разведчиков, которые расположились на перекур и даже разожгли костерок, есть дома только у троих, как я поняла. Есть еще у кого-то, но он в другом месте. Когда его увидят, у него тоже спросят и ему тоже дадут задание найти Американскую одежду и обувь.

   Значит это не все разведчики, есть еще разведчики в этом лесу, но где я не поняла.

   Слышу, что на работе у них компьютер есть, но кроме как в карты поиграть, особо его не используют. Многие не умеют пользоваться интернетом вообще, как и я, судя по их разговорам.

   Специалист по компьютерам, он же радист, просит мой е-мейл. Я говорю, что такого не имею. Не продвинута я в этом деле. Не обучил никто. Компьютерщик и он же связной, судя по его грузу и антенне, удивляется моим словам и говорит, что такого не может быть. Ведь я фотокорреспондент!

- Может, - отвечаю я.

   Мне задают вопрос о стоимости Американской военной обуви. Я точную цену не знаю на эту  обувь.Поясняю что новые Американские армейские ботинки, очень и очень дорогие говорят и их очень трудно достать, даже в компьютере.

   В основном ребята, воюющие в первую Чеченскую войну, покупали секондхенд, то есть поношенные вещи, но в хорошем состоянии.

   Ребята разведчики начинают обсуждать, что секондхенд, они никогда в жизни еще не покупалии не носили, но если обувь в хорошем состоянии и не сильно поношенные, то готовы приобрести.

   Когда они вернутся из Чечни, они смогут и новые купить по интернету. Они богатыми будут, поэтому смогут позволить себе дорогую Американскую военную обувь. Если что, будут и поношенные Американские военные ботинки носить потому, что у этого доброго Рембо-разведчика куда в карман руку не засунь – везде этот Прогресс Цивилизации лежит. Во всех карманах эти полиэтиленовые пакетики, смеется Рембо.

Потом Рембо не культурное слово говорит в адрес этих полиэтиленовых пакетиков, которые его достали, и Чеченский лиственный лес, вздрагивает от дружного хохота разведчиков.

- Возьмите меня с собой в разведку, - в наглую говорю я. - Я вам пригожусь.

   Я прошу доброго Рембо и разведчиков вокруг него, чтобы меня тоже взяли с собой в разведку. У меня спрашивают, не боюсь ли я и знаю ли я, что это такое - разведка?

- Не боюсь, - отвечаю я. - Конечно знаю. Я человек опытный на войне. Много всего знаю, и вам мой опыт может пригодиться. Я много информации знаю. В Чечне я только и делаю, что в разведку хожу. У меня большой опыт хождения в разведку на войне и в жизни. Я умею замечать то, что никто не замечает.  А еще я была добровольной заложницей в Будённовске, среди журналистов. Меня там даже ранили и контузили. Помните Будённовские события?

   Кто-то из Разведчиков говорит, что прекрасно все помнят и что я «Ух-ты», в хорошем смысле слова. Другой разведчик говорит, что я «Нифига себе», тоже в хорошем смысле слова тоже. Третий то ли спрашивает у меня, толи рассуждает вслух, что я награды имею за Чечню, получается, что ли?

- Нет у меня наград никаких за Будённовск.

- Как же так, - удивляется третий, - я видел по телику, всех журналистов награждали, кто ездил добровольными заложниками в Будённовске.

- Не всех наградили. Меня и Сережку Тополя не награждали. Наверно все награды кончились. Меня представили к награде «Ордена Мужества», но потом отставили и передумали награждать. Валентин Юмашев сделал все, чтобы меня не наградили за Будённовск.

- А кто такой Валентин Юмашев?

- Вы что, Юмашева не знаете? Это муж дочки Бориса Ельцина. Он был зам главного редактора в журнале «Огонёк». Произошла одна история, из-за которой Юмашев пересрал и испугался, поэтому мне «Орден Мужества» не дали. Я вам расскажу эту историю, если возьмете меня в разведку.

- Так ты Шамиля Басаева видела, получается? Ну и как? Что можешь про него сказать?

- Возьмете меня в разведку, я вам много и про Шамиля Басаева расскажу. Я вообще всё про всех знаю. У меня хобби такое есть, за всем наблюдать и собирать информацию.

То, что я была в Чечне в первую войну, разведчики уже поняли, по моим рассказам об обуви. Мой поход в Буденовскую больницу, говорит о том, что я и правда смелая, но чем я могу в разведке пригодиться им, конкретно? – спрашивают меня разведчики.

- Я незаменимый человек в разведке. Я могу делать то, что никто из вас делать не умеет. Я вас не знаю, но могу сказать про вас - всё. Кто вы такие, например.

- Ну и кто мы такие?

- Вы Разведчики!

- Ха-ха-ха!

- Ха-ха-ха!

- Вы приехали действительно из маленького городка, название которого я сказать не могупотому, что вы мне не сказали.

- Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!!!

- Но, ваш городок настолько маленький, что там нет журнала «Огонёк» и газеты «Коммерсантъ» в киоске. Вы не СОБР, не СПЕЦНАЗ, не Контрактники. Значит вы ОМОНовцы. Да, ОМОН к вам лучше подходит. Вы сотрудники милиции. Раз вы сотрудники милиции, то значит, у вас дома в шифоньере висят костюмы, для гражданской одежды из ткани в полоску. Скорее всего, вы небыли в первую войну в Чечне. Первый раз здесь. Так? Да именно так! Вы мало зарабатываете. Можно сказать так, живете от зарплаты до зарплаты. Пока все...

- Разведчики переглядываются и спрашивают у меня, я Гадалка или Фотокорреспондент?  С чего я решила, что они ОМОНовцы? С чего я решила, что они первый раз на войне в Чечне?

   Все просто, отвечаю я. Если вы, прочитав мое удостоверение, что я фотокорреспондент Наталья Медведева не прореагировали на это, значит вы новички на войне.

   Меня в Чечне, каждая собака знает. В Москве каждый работник Милиции и ФСБ видит мои фотографии в прессе и поэтому со мною заочно все знакомы. Не знаете ничего про Американскую военную обувь и одежду, значит точно небыли в первую войну в Чечне. Если вы долго стоите на ногах иохраняете людей на концертах, на митингах, на парадах и на всех, массовых мероприятиях - значит вы ОМОН. Кто еще концерты охраняет?

- Кто угодно!

- Нет, не кто угодно, а сотрудники милиции это делают! ОМОН в маленьком городке будет заниматься такой охраной. Надо всегда много стоять на ногах и это трудно. В Москве ОМОН тоже концерты охраняют. СПЕЦНАЗ и СОБР, не будут этим заниматься. Солдат могут прислать на концерт для охраны... Но вы же не солдаты и вам не 20 лет! Посмотрите на себя, как вы стоите? Вы стоите не как военные. Вы точно из Милиции! У военных другая выправка и ходят они по-другому. Они строем много ходят, и у них меняется походка. Военные даже стоят по-другому. Военные никогда не сутулятся, как кол проглотили. Вы стоите, припадая все время на какую-нибудь ногу. Значит и правда, вам много стоять приходится на работе. Так стоять вошло уже у вас в привычку. Значит вы сотрудники милиции. И еще, контрактники в разведку не ходят. Если бы Контрактники пошли в разведку, то не знали друг о друге то, что знаете друг о друге - вы. Вы все друзья друг другу и знаете, у кого дома компьютер есть, а у кого нет. Значит вы точно ОМОН.

- Наталья, а про костюмы, откуда знаешь?

Разведчики спрашивают друг у друга, какой у кого костюм на гражданке? Из какой ткани?

- У меня действительно в полоску. Ха-ха-ха!

- У меня тоже, кажется.

- А я не помню. Сто лет его не одевал.

- А мне что жена купила, то и ношу.

- Все-таки, про костюм в полоску, ты откуда знаешь Наталья?

- Все просто! Если вы ОМОН, значит вы работники милиции, значит у вас костюм на гражданке в полоску. В Москве, все милиционеры имеют костюмы в полоску. Это точно! Я эту тему несколько лет изучала. Я по костюмам работников милиции сразу вычисляю в толпе, когда они на митингах тусуются и разных мероприятиях, где толпа собирается.

- Совсем не обязательно, что вся милиция в Москве имеет гражданские костюмы в полоску!

- Именно так и есть! За несколько лет работы фотокорреспондентом, еще ни одного работника милиции в гражданском костюме без полоски не видела. Если всех сотрудников на Петровке в Москве, всех работников Министерства МВД и всех работников милиции, вообще, выстроить в ряд, в гражданской одежде, в смысле  в костюмах - у них у всех будут костюмы из ткани в полоску. Полоска разной ширины и толщины будет. Работники милиции, за модой не следят и в моде не понимают. В дорогие бутики не ходят. Покупают костюмчик не дорогой, но ноский, обычно как у Васи, Пети, Саши. А у Васи, Пети, Саши костюмы в полоску, значит и мне как у них надо. Примерно - так! 

- Обалдеть!

- Нифига себе!

- Круто!

- А чем еще можешь пригодиться нам в разведке?

   Я могу определить, живут в селе боевики или нет, не заходя в село.

- Как? – удивляются разведчики.

- Все очень просто! По железным палкам на кладбище. У каждого села в Чечне есть кладбище. Они родовыми считаются, для жителей сел. Убитому в бою чеченскому боевику с оружием в руках, похоронят родственники и поставят длинную палку. Эта железная палка, как кол и его издалека видно. Если этих железных кольев на кладбище много – значит, все это село воюет. Все мужчины, женщины, старики и дети помогают своим боевикам. Железный кол на могиле мусульманина означает, что убит в бою с неверным. Значит, убитый мусульманин был в Газавате, или Джихаде. Примерно так!

- Наталья, все, что ты говоришь - это очень полезная информация! Откуда ты это все знаешь?

- Я традиции в Чечне изучала. Возьмете меня в разведку, я вам еще много интересного расскажу. Я много полезной информации для разведки знаю. Я вам пригожусь. Если меня возьмете - не пожалеете об этом. Есть один недостаток с туалетом, но это можно легко решить. Мальчики налево, а девочки направо, зато польза от меня. Я могу чувствовать, куда идти, а куда нет? Я опасность умею определять. Как смертельную опасность почувствую, сразу вам скажу, что туда лучше не ходить.

- Тебя заслушаешься. Про палки на кладбище, нам информация пригодиться. Она очень нужная. Про это никто не пишет. Не читал и не слышал про это. Ты пишешь? Почитать что-нибудь можно, что ты пишешь?

- Нет. Я писать не умею. Только фотографирую.

- А ты пиши. Что там сложного? Что говоришь, то и пиши. Самое главное - это нужная информация, а там неважно как написано.

- Не-е-е. Я это дело не люблю. Я вообще писать не умею. Поболтать – пожалуйста, а писать – нет!

- Наташа, ты все время кашляешь. Ты же болеешь. Ты можешь не кашлять?

- Да, я простыла немного, но меня ребята вчера вылечили. У меня вчера температура была 38. Сейчас я в порядке, но не кашлять –я не могу. У меня хронический бронхит.

   Разведчики говорят, что им пора идти. Меня они взять не могут, потому, что я сильно кашляю. У меня кашель, действительно похожий на бронхит. В разведке надо тихо себя вести и кашлять нельзя. Я обещаю, что не буду кашлять. У меня ноги были сырые, поэтому я кашляла. Теперь явыздоровею, пока буду идти. Обещаю ребятам, что я обязательно выздоровею.

Ребята разведчики переговариваются между собой,и они хотят взять меня с собой. Я действительно могу им пригодиться. Мало ли чего?

- Стойте так! Темновато для съемки, но я кадр сделаю...

- Не-е-е... Нас фотографировать не надо.

- Я немножко. Я только чуть-чуть сфотографирую. Потом вас на фотографирую, когда солнце выйдет.

     Я фотографирую разведчиков. Некоторые мне позируют.

- Мне еще надо сбегать к танкам и найти пишущего Лешку, предупредить его, чтобы меня не искали. Сумку с вещами из танка возьму. Дайте мне сопровождающего, чтобы вы не сбежали без меня.

   Разведчики смеются и говорят, что с сумками в разведку не ходят. Не на базаре в Лужниках. У меня уже есть одна сумка с фотоаппаратурой. Это мое оружие будет, раз я фотографирую, а вещи брать нельзя. В разведку ходят налегке, без баулов. ...И время нет. Идти пора...

- Давайте позвоним с вашего телефона? Позвоните Трошеву Геннадию Викторовичу. Он всегда у телефона, а он передаст куда надо. Сообщит как-нибудь танкистам, что я с вами в разведку ушла, чтобы меня не искали. Ведь связь с танками должна быть?

   Ребята удивляются и говорят, что я везде успела. Генерала Трошева знаю? Я поясняю разведчикам, что работа у меня такая всех знать и всех фотографировать. Генерал Трошев добрый и хороший дядька. Все сделает, если у него попросишь.

   Связь у этих разведчиков есть, но генералу Трошеву, они не имеют права звонить. Они только Владимиру Шаманову могут позвонить. Он ими командует и посылает их. Это их Шаманов в разведку послал. Через голову не положено прыгать в армии и звонить тоже.

   Звоните Шаманову. Какие проблемы? Меня Шаманов тоже знает. 2 дня назад интервью у него брали с пишущим Лешкой. Это Шаманов нам с Лешкой разрешил сюда ехать. Он в курсе, что я здесь, с танками.

   Разведчики удивляются, что я и генерала Шаманова знаю тоже. Работа у меня интересная, раз всех знать приходится, говорят разведчики, но они не могут звонить Шаманову сейчас, только в определенное время. Они на прямую Шаманову звонят.

- А можно я Наташе Ударцевой в «Огонёк» позвоню? Скажу, что я в разведку ушла с ребятами и чтобы они за меня не переживали. Девчонки из фото отдела «Огонька»  на уши поставят всех, чтобы мою сумку с вещами из танка забрали. Я в этом уверена. Они такие. По телевизору в новостях объявление дадут. Ха-ха-ха, смеюсь я и кашляю.

- Это не телефон Наталья, а полевая рация. На телефон домашний нельзя по ней звонить. Этот прогресс цивилизации, еще до нас не дошел, чтобы из леса на домашний телефон звонить. За границей может быть и есть. Мобильники дошли, но мобильники в городе работают, а здесь лес.

- Дошел давным-давно! Такой телефон уже есть. Спутниковый телефон называется. Можно звонить, откуда хочешь. Хочешь из Тайги звони, хочешь из этого леса. Звонить на домашний телефон можно, если спутник поймаешь. Даже в Кремль можно позвонить, если там друзья есть. Я вам расскажу потом, все про такие телефоны и кто их имеет в Чечне? Возьми-и-ите меня с собой. Пожа-а-алуйста.

- Ты бы нам пригодилась в разведке со своей информацией. Как жаль Наталья, что у тебя такой кашель. А ты вообще не кашлять - сможешь?

- Попробую.

    Хорошо мы с тобой поговорили. Хорошо, что ты нас остановила. Не зря мы время на разговоры потратили. Танки ползут как черепахи. По плану наступления, мы еще два дня назад, должны быть в назначенном месте, а танки не едут. Застряли. Нам надо идти вперед и разведать обстановку впереди таковой колонны. Это приказ Шаманова. Боевики могут подойти к танкам.

- Я знаю, почему танки не едут! Вчера я промокла и замерзла как собака выясняя это.

- А что там выяснять? Танки сели на брюхо. Дорога плохая.

- Нет. Не в этом дело. Я выяснила, почему танки сели на брюхо!

   Я рассказала этим разведчикам, что я вчера провела расследование диверсии, которую организовал генерал Владимир Шаманов. Я узнала, что у танков в колонне, разные гусеницы. Что за два дня до наступления, по приказу Командующего 58 армией Владимира Шаманова, были все танки в армии переобуты. Поменяли гусеницы с зубчиками  на гладкие гусеницы. Только у некоторых танков, которые приехали из других мест, остались гусеницы с решетками и зубчиками. Танки в гусеницах с решетками, передвигаются легко и толкают танки с гладкими гусеницами.

   Надо бросить все танки в лесу, которые застряли. Нагрузить оружие на танки, которые могут легко передвигаться по лесу, даже вдоль ручья по сырой, мягкой почве и пойти в наступление. Эти застрявшие танки, не дают наступать. Кто так в наступление ходит? Шаманов специально это сделал, чтобы наступления небыло!Шаманов диверсант и он заодно с Басаевым и Хаттабом!

   Мне Разведчики говорят, что я говорю ерунду. Что я такое, вообще говорю? Как Командующий может специально дать приказ, чтобы небыло наступления? Если командующий дал приказ поменять гусеницы на танках, значит так надо. Может в обуви я и понимаю, как бывший торговец из Лужников, а про танки вряд ли, потому, что я женщина. Все продумано перед наступлением. Приказ Командующего Шаманова надо исполнять и не обсуждать потому, что он Командующий!  Ему виднее.

   Я разведчикам поясняю, что я и в танках все понимаю. У меня права на управление маленького трактора есть и на машину. Я их получила, когда работала на стройке в СУ-204. Такой трактор малая механизация называется. Специально учиться ходила, чтобы самой разравнивать площадки и газоны, а бульдозериста не отвлекать от работы. Любой танк в разрезе начерчу, во всех видах и изометрии тоже. Кинематику работы танка расскажу. Дайте схему! У меня техническое образование. Авиационный техникум и пол института Политеха. Я во всех технических чертежах разбираюсь и в географических картах!

   Ребята разведчики смеются надо мною и комментируют, что кого только в лесу не встретишь? Я и по танкам специалист, оказывается. Ха-ха-ха!

- Не ха-ха-ха, а понимаю! Понимаю, что танки сидят на брюхе и понимаю, почему сидят! Танки не могут ехать в гладких гусеницах по растительному грунту. Я вам это, как прораб ГЛАВМОССЗЕЛЕНСТРОЯ заявляю! На параде на Красной площади, только в таких гусеницах ездить, а в лесу застрянешь сразу. Это элементарно! Шаманов специально это сделал! Шаманов – диверсант в армии! Надо танки бросить и идти пешком. На те танки, которые могут ехать, перегрузить оружие надо и идти в бой!

- Не