Как завалить начальника? - книга Натальи Медведевой | Официальный сайт

Книги

  • Как завалить начальника?
  • Как завалить начальника?
  • Как завалить начальника?
  • Как завалить начальника?
  • Как завалить начальника?
  • Как завалить начальника?
Как завалить начальника?
Количество просмотров: 5188
Рейтинг: 5.0 \ 5.0
Комментарии: 1

Описание

     Любой начальник, руководитель – это власть.

     Власть можно получить по наследству, можно получить по знакомству, по блату, либо просто купить. На власть назначают, или выбирают. Также власть целенаправленно захватывают, используя все способы: с помощи психологической травли и психологического воздействия на людей, с помощью обмана, угрозы, вооруженным захватом и так далее.  

      Любая власть дает человеку определенный статус в обществе и всегда дает возможность доступа к материальным ценностям, поэтому во власть всегда лезут преступники, тщеславные и жадные люди, которых уничтожают всех на своем пути. Ведь преступников интересует только свое материальное благополучие.

      Власть бывает большой и маленькой, в зависимости от того, сколько людей в подчинении у начальника. Власть - это не только руководство людьми, но и ответственность перед ними. Но,преступников не интересует благополучие и будущее людей, которыми они руководят.
   
      В этой книге, мы с вами не будем разбирать глобальные способы захвата власти и их последствия, а посмотрим, на примере, как можно захватить власть в маленьком коллективе, редакции, в СМИ. Я расскажу вам достаточно неприятную историю, лучше сказать очень поганую историю, как у нас в ЗАО ИД «Коммерсантъ» криминал захватывал власть в фото отделе. Это документальная история, все персонажи и главные «герои» в этой книге - реальные люди. Имена и фамилии соответствуют действительности.

      Книга будет полезна для чтения всем, но в первую очередь её необходимо почитать работникам прессы.
      Рекомендую для чтения 16+. В книге 5 глав и Эпилог.

      Всем приятного чтения.

Какой формат книги выбрать?


ГЛАВА 1

     В редакцию газеты «Коммерсантъ», я пришла в январе 1991 года на должность фото лаборанта.

     Раньше редакция газеты «Коммерсантъ» размещалась в двух зданиях обычного жилого дома. На первом этаже по адресу город Москва, Хорошёвское шоссе, дом 17 - находились пишущие журналисты, и была маленькая кухня - столовая, куда привозили бесплатные обеды для сотрудников редакции. Фото отдел и фотолаборатория, находились в подвале - бомбоубежище, соседнего здания по адресу Хорошёвское шоссе, дом 13, корпус 3.

     Газета  «Коммерсантъ» была основана группой журналистов – акционеров. Одним из акционеров газеты "Ъ" был Сергей Подлеснов, который возглавил фото службу редакции. Главным редактором газеты "Ъ" был один из акционеров газеты Владимир Егорович Яковлев.

     «Коммерсантъ» (сокр. «Ъ») оригинальное название «Kommersant» — российская ежедневная общественно-политическая газета с усиленным деловым блоком. Газета основана в декабре 1989 года, в городе Москве. Периодичность издания — шесть раз в неделю (с понедельника по субботу). (https://ru.wikipedia.org/wiki/КоммерсантЪ).

     Соучредитель и акционер газеты «Коммерсантъ», профессиональный фотограф Сергей Подлеснов, создал с нуля фото службу в газете, став её первым директором. 

     Директор фото службы «Ъ» Сергей Подлеснов профессиональный и опытный фотожурналист. Мужчина в самом расцвете сил и внешне похож на Деда Мороза с бородой. Сергей встретил меня равнодушным, но оценивающим взглядом и сразу заявил, что я, скорее всего, не подхожу для работы фото лаборантом и мне лучше в фотомодели податься, потому, что у меня для этого есть все данные.  По мнению Сергея, проявлять фотоплёнку и печатать фотографии - что это чисто мужская работа и это трудная, тяжелая работа. Надо уметь работать с техникой, с химикатами, иметь чутье, при печати, проявке пленке и самое главное надо быть аккуратной.

     Все это я умею и у меня уже есть опыт работы фото лаборантом в НИИ, в Куйбышеве, где я работала с фотографом Володей Каковкиным. У нас фотолаборатория тоже находилась в подвале жилого дома.

     Сергей Подлеснов стал показывать мне фотолабораторию и оборудование.

- Вот здесь Наталья мы проявляем пленку и печатаем фотографии. Тебе приходилось составлять проявитель и работать на таком оборудовании?

- Я все умею Сергей. У меня дома такой же увеличитель есть.

- А вот это АПСО, на котором глянцуют фотографии. Такого у тебя точно дома нет.

- У меня дома маленький есть, но на таком АПСО мне тоже приходилось работать. У меня все получится Сергей, вы не переживайте. Я все умею, и составлять проявители, и проявлять пленку, и печатать. Вам понравится, как я работаю.

     Сергей Подлеснов всячески отговаривает меня  от этой работы и ищет причины, чтобы отказать мне в трудоустройстве, но после моих слов, что я согласна работать бесплатно - он согласился.

- Ладно, Наталья, раз ты так настаиваешь и так уверена в себе – давай попробуем. Приходи завтра утром. Завтра будет много проявки.

     Меня взяли на работу в фотолабораторию газеты «Ъ» с испытательным сроком. Я ехала домой в общежитие на Вешняковскую улицу и считала себя, самым счастливым человеком в мире. Моему счастью не было предела.

     Моя работа в фото отделе «Ъ» – это занятие любимым делом. Мне всё нравится, и всё я делаю с большим удовольствием. Когда занимаешься любимым делом и идешь к своей цели – не чувствуешь усталости, и ни на что не жалуешься. Всё что происходит у нас в фото отделе – это очень интересно и это - можно назвать творчеством.

      Фотографы – все творческие люди и атмосфера на работе располагает к творчеству. Психологически уютно в фото отделе, которым руководит Сергей Подлеснов. Мне вообще не хочется с работы домой уходить – вот как здесь хорошо и уютно, либо у меня нет сил, ехать домой от усталости, и метро уже закрыто, поэтому я иногда ночую в лаборатории, на диванчике. Езжу домой только мыться и переодеться, а кормят в редакции бесплатно. 

      Нельзя обижать фотографа, они очень ранимы как все творческие люди. У каждого фотографа свой стиль работы, разное поведение, разные способности, каждый по-разному смотрит на жизнь и все это отражается на результате – на фотографиях.

     Каждый день в фото отделе интересные разговоры: то про фотоаппаратуру, то обсуждают разные фотографии на выставках, в газетах, журналах, придумывают новые стили фото съемки, делятся впечатлениями после съемки. Просматривают контрольки – это маленькие фотографии, которые я делаю оттиском на фотобумаге, с фотопленки. Все эти съемки потом обсуждаются.

     Через месяц моей работы в фото отделе «Ъ» Сергей Подлеснов решил заплатить мне зарплату. Сергей сказал, что это не справедливо так много работать и бесплатно. Так как я не оформлена официально, Сергей из своего кармана заплатил мне за месяц работы 20 Долларов США. Это моя первая зарплата в газете «Ъ» и эта чисто символическая зарплата была в иностранной валюте, потому, что денежная единица «рубль» - потерял свою ценность в своей стране.

     Своей первой зарплате я была очень рада. Я рассуждала так – если не выгоняют – значит нравится как я работаю, а если еще и деньги заплатили значит, у меня есть шанс, в дальнейшем, стать фотокорреспондентом. Как это будет - я не знаю, потом об этом подумаю, а пока я работаю фото лаборантом.

     В марте мне дали печатать выставочные фотографии. Ребята фотографы заходят в мою лаборантскую комнатку по очереди  и шепчут, чтобы я очень старалась. Все фотографы переживают за меня. Если Сережке Подлеснову понравится, как я выставку напечатала – меня возьмут на работу в редакцию «Коммерсантъ».

     А потом я подслушала разговор, как Сергей Подлеснов меня обсуждает с ребятами фотографами. Меня все хвалят за то, что я очень хорошо работаю, что я ответственная и на меня всегда можно положиться, поэтому меня возьмут на работу фото лаборантом официально.  

    Ура!!! Я, в Коммерсанте работаю фото лаборанткой!

     Коллектив фото отдела Коммерсанта - это наша рабочая семья.  Время не чувствуется и неделя пробегает как один день. Уютно на работе всем и это наше творческое гнездо. Сергей Подлеснов вьет гнездо и набирает разных птичек. У каждой птички свой голос. Вот соловьи, вот иволга, вот воробей, вот снегирёк, вот еще одна птичка, он в студии снимает классно. Василий, Сергей, Дима, Валерка, Вовка, Юра, еще Вовка, Саша.

     А через год к нам в гнездо залетела американская птичка. Оп, и залетела! Что это за птичка - не известно. Но кто знал, что это настоящий Кукушенок из Америки. 

    Американец пришел с молодой девушкой, которая переводит с английского языка на русский и поясняет, что американского туриста зовут Эдди, а фамилия, вообще, смешная – Опп. Опп и все.

    Пришлый гость Эдди Опп по-русски не разговаривает. Он приехал по туристической визе из Америки. Американский турист Эдди Опп, принес два рекомендательных письма на английском языке и рассказывает о себе через переводчицу, что он окончил Гарвардский университет, что он профессиональный музыкант и на гитаре играет. Ещё этот американец говорит, что он программист компьютерщик. Потом показывает Сергею Подлеснову три газеты, а девушка переводчица поясняет, что это фотографии Эдди Оппа в газетах. Эдди Опп хочет стать фотокорреспондентом и работать в нашей газете «Коммерсантъ».

     Сергей Подлеснов посмотрел фотографии американца в газетах, взял рекомендательные письма на английском языке и говорит: « - Мы тут английский не знаем, поэтому эти рекомендации прочитать не сможем. А почему этот американец хочет стать фотографом? Может ему в филармонию пойти, раз он профессиональный музыкант, или туда, где нужны компьютерщики. Зачем ему с образованием Гарвардского университета в России фотографом работать? И как мы с ним будем общаться, ведь он по-русски вообще не понимает?».

    Девушка поясняет, что этот американец Эдди учит русский язык, а первое время она с ним везде будет ходить и помогать переводить ему.

    Сергей Подлеснов сказал гостям, что он подумает…  



ГЛАВА 2

    После ухода американца Эдди Оппа и девушки-переводчицы, все ребята в фото отделе, стали обсуждать их визит. Обсуждают и смеются. Рассмешил всех этот американец Эдди Опп своим визитом.

     Странный, какой - то американец... Зачем он приехал сюда, в Россию? Магазины в стране пустые. В стране все по талонам. Если какую-нибудь еду выбросят, в магазине, на прилавок, сразу очередь. За одеждой тоже. В стране полный бардак, хаос и криминальный беспредел.

     После «Перестройки» и распада СССР в 1992 году, в России полностью изменилась структура исполнительной и законодательной власти по аналогу Американской системы власти. Страной рулит Борис Николаевич Ельцин, которого выбрали на 4 года – как в Америке.

     В России все стало как в Америке. На улицах Москвы появились попрошайки и бездомные люди. Заводы и фабрики в стране останавливаются. Зарплату людям не платят, поэтому люди в стране, чтобы выжить и не сдохнуть с голоду - все занялись спекуляцией, а все кто у власти - разворовывают государственное имущество.

    Появились оптовые склады с импортными тряпками. Вся страна превратилась в одну большую барахолку, кругом появились рынки.

     На каждом углу города Москвы кто-то, что-то перепродает. Во времена СССР это называлось «спекуляцией», а сейчас это называется «бизнес». На рынках тоже стоят спекулянты – это люди с высшим образованием ставшие безработными, которые продают товар оптом и в розницу.

    Те, кто имеет возможность сбежать из страны - уезжают, а этот американец Эдди Опп, наоборот, сюда в Россию приехал. Ведь фотокорреспондентом, можно стать и в Америке. Нормальный человек, разве приедет в такую Россию? Может это американский шпион?

- А что у нас в фотолаборатории можно нашпионить? Ну, если только у Наташки в фото лаборантской узнать, как она проявитель составляет. Ха-ха-ха!

- Может этот американец не нормальный? Может у него с головой не все в порядке? Ведь в Америке, тоже, можно работать фотокорреспондентом и там на много больше платят фотографам, чем здесь в «Коммерсанте».

- А может это американец приключения захотел? Экстрима. Ха-ха-ха!  

- Точно экстримал! Или у него в Америке серьезные проблемы, раз он оттуда сбежал.

      Все фотографы и Сергей Подлеснов, после бурного обсуждения Эдди Оппа, пришли к выводу, что парень из Америки, достаточно странный. Американец имеет диплом Гарвардского университета, как он сказал, профессиональный музыкант и профессиональный компьютерщик, но хочет стать фотографом в России.

     Сергей Подлеснов говорит, что должны быть веские причины, чтобы уехать из Америки в Россию и может этот американец все врет. Ведь невозможно проверить все то, что сказал этот американец. А фотографии в газете, которые американец показал – это полный отстой. Этот американец Эдди не фотограф, а фотолюбитель. Зато у этого фотолюбителя есть плюс – он английский знает и он американец.

- Представляете, мы будем всем хвастаться, что у нас в газете настоящий американец работает!

- Да, это круто! Будем всем хвастаться и выпендриваться, что у нас в Коммерсанте настоящий американец есть.

- А по-русски, мы его говорить быстро научим!

- И снимать научим!

- Профессиональный переводчик с английского нам может пригодиться в фото отделе. Может, когда-нибудь нужно будет что-нибудь перевести.

- Американец говорил, что он профессиональный гитарист. На гитаре нам тут играть будет, или на балалайке. Ха-ха-ха!

    После веселых дебатов и обсуждений с ребятами фотографами, Сергей Подлеснов решил взять, с испытательным сроком, этого американца Эдди Оппа. В первую очередь для того, чтобы повыпендриваться и попонтоваться перед другими издательствами, что в газете «Коммерсантъ» работает настоящий американец. А также, для использования американца, в будущем, в качестве переводчика, компьютерщика и гитариста, когда мы фото отделом будем праздновать какие-нибудь торжества. 

     Редакция «Ъ» потихоньку расширяется и «встает на ноги». 6 раз в неделю выходит «Коммерсантъ-Daily» и по вторникам стала выходить «The Guardian Moscow». В фото отделе появляются новые фотографы.

     Фотокорреспондент Дима Азаров привел на работу бильд редактором Юру Дьяконова из газеты «Гудок».  Ребята говорят, что он - не состоявшийся фотограф, поэтому пошел в бильды. Этот Юра не заметен, как серая мышка, не яркий совсем и не выделяется ничем. 



ГЛАВА 3

     Любое печатное издание в виде газеты, журнала, листовки – это СМИ (Средство Массовой Информации) и это очень сильное психологическое оружие. С помощью СМИ можно манипулировать сознанием людей в стране, а потом управлять этими людьми как хочешь.

    СМИ – это очень страшное оружие, страшнее атомной бомбы. С помощью СМИ можно оклеветать любого хорошего человека, либо расхвалить опасного преступника. Хороший человек может быть уничтожен, после травли, через статьи в газетах, а преступник может захватить власть, с помощью агитации и статей в газетах.

    Например, с помощью агитации и травли в газетах, царская семья Романовых в России, потеряла власть, а потом была арестована и зверски убита. Люди в России, не защитила царскую семью Романовых, заплатив потом миллионами жизней, за бездействие и предательство.

    Или другой пример. Третьи лица, с помощью агитации в газетах, поставили Гитлера у власти, в Германии. Люди в Германии зауважали и полюбили Гитлера, доверяя статьям в газетах. За свое не понимание, доверие преступнику и поддержку преступника, народ в Германии заплатил миллионами жизней. Миллионы людей убиты руками немцев в Европе, в России, из-за тупости немцев, из-за их не понимания и поддержки преступника Гитлера, которого они поставили у власти в стране.

    Люди не умеют пользоваться своими мозгами, не умеют думать и не умеют различать, где зло, а где добро. Люди доверяют тому, что пишут в газете. Как правило, корыстные люди пользуются этим физическим недостатком людей, добиваясь своих преступных целей.

     Для одних создание газеты – это творческий процесс, любимая и интересная работа в дружном творческом коллективе, а для других это бизнес, который должен приносить доход - деньги. Там где деньги – там сразу появляется криминал.

    Деньги – это мерка благополучия и стабильности человека. Про деньги говорят, что это зло. Наверно потому, что деньги рано, или поздно, всегда ссорят и разъединяют, даже самых близких людей. Ради денег, люди идут на любые преступления.

    Для создания любой газеты необходимы, прежде всего - деньги. Деньги необходимы для аренды помещения, для покупки всего самого необходимого, чтобы журналисты могли прийти в редакцию, сесть за стол на стул, включить компьютер и писать репортажи, которые закажет хозяин издания. Писать статьи для газеты – это интеллектуальная работа за компьютером, за которую каждый журналист должен получать зарплату, гонорары и на все это необходимы деньги.   

    Каждая газета должна иллюстрироваться фотографиями, поэтому необходимо оборудование, чтобы фотографировать, проявлять пленку и печатать фотографии для газеты.

    Фотография – это тоже интеллектуальный продукт человека, за которую каждый фотограф должен получать гонорары, т.е. деньги. Фотография производится с помощью специального оборудования: фотоаппарата, объективов, фильтров, фотопленки, химикатов, фотобумаги и на все это тоже необходимы деньги.

    Как вы поняли, при наличии определенной суммы денег, можно создать страшное психологическое оружие - газету, которая будет управлять сознанием населения.

    Не знаю, где нашли деньги акционеры, на создание газеты «Коммерсантъ» в 1989 году. Знаю лишь то, что акционера «Ъ» Сергея Подлеснова обманул акционер Владимир Яковлев и в 1992 году, стал единственным владельцем контрольного пакета акций, а также занял пост председателя правления ЗАО «Коммерсантъ».

    Главный редактор «Коммерсанта» Владимир Яковлев, обманул в 1992 году Сергея Подлеснова, пообещав Подлеснову, в обмен на акции газеты «Ъ», 3-х комнатную квартиру у метро Аэропорт, в городе Москве

     Сергей Подлеснов подписал все документы и отдал свои акции Владимиру Яковлеву, но квартиру в результате не получил ничего. Вот так Владимир Яковлев “выкупил” акции газеты «Коммерсантъ» у одного из соучредителей и стал единственным владельцем «Ъ».

     Сергея Подлеснова сначала обманули и отняли у него акции «Ъ», а потом отняли у него и власть в фото службе. Таким образом, фотографа Сергея Подлеснова, бывшего совладельца акций «Ъ» и директора фото службы «Ъ» - Владимир Яковлев в один момент сделал бездомным и безработным.

     С главным редактором «Ъ» Владимиром Яковлевым я никогда не общалась, но мне приходилось встречаться с ним в коридорах редакции. Этот Владимир Яковлев никогда не здоровается, не только со мной. Он просто не имеет такой привычки.

    О главном редакторе «Коммерсанта» Владимире Яковлеве, можно узнать в интернете, что он сын Егора Владимировича Яковлева. Егор Яковлев - известная личность в СССР и России, который посвятил всю свою жизнь журналистике, автор нескольких книг, телевизионных программ, занимал разные должности в СМИ, член  Союза писателей, Союза журналистов и Союза кинематографистов.

     Председатель правления ЗАО «Коммерсантъ» Владимир Яковлев, назван в честь своего деда - чекиста Владимира Ивановича Яковлева.

    Дед, владельца контрольного пакета акций «Коммерсанта» Владимира Яковлева, после захвата большевиками и красными коммунистами власти в России в 1917 году революционным путем и убийства Царской семьи – стал работать чекистом, и помогал новой власти наводить порядок в стране.

    Наводил порядок в стране чекист Яковлев, на основании УДОСТОВЕРЕНИЯ № 432, выданного МЧК (Московской Чрезвычайной Комиссией)15 сентября 1919 года. Чекистам, в те времена, предоставлялась беспредельная власть над людьми на основании Удостоверений. «…Товарищу Яковлеву Владимиру Ивановичу предоставлено право на арест всех подозреваемых лиц в пределах города Москвы и её окрестностях. МЧК просит гражданские, военные и железнодорожные власти Российской Социалистической Федеративной Советской Республики оказывать тов. Яковлеву полное содействие, что подписью и приложением печати удостоверяется».   

    Вот что, бывший главный редактор «Ъ», сам пишет о своем детстве и родственниках.

     «… В 1919-ом, в разруху и голод, мой дед-убийца умирал от чахотки. Спас его от смерти Феликс Дзержинский, который приволок откуда-то, скорее всего с очередного “специального” склада, ящик французских сардин в масле. Дед питался ими месяц и, только благодаря этому, остался жив.

…Мой дед, Владимир Яковлев, был убийца, кровавый палач, чекист. Среди многих его жертв были и его собственные родители. Своего отца дед расстрелял за спекуляцию. Его мать, моя прабабушка, узнав об этом, повесилась.

     Мои самые счастливые детские воспоминания связаны со старой, просторной квартирой на Новокузнецкой, которой в нашей семье очень гордились. Эта квартира, как я узнал позже, была не куплена и не построена, а реквизирована – то есть силой отобрана – у богатой замоскворецкой купеческой семьи.

    Я помню старый резной буфет, в который я лазал за вареньем. И большой уютный диван, на котором мы с бабушкой по вечерам, укутавшись пледом, читали сказки. И два огромных кожаных кресла, которыми, по семейной традиции, пользовались только для самых важных разговоров.

    Как я узнал позже, моя бабушка, которую я очень любил, большую часть жизни успешно проработала профессиональным агентом-провокатором. Урожденная дворянка, она пользовалась своим происхождением, чтобы налаживать связи и провоцировать знакомых на откровенность. По результатам бесед писала служебные донесения.

    Диван, на котором я слушал сказки, и кресла, и буфет, и всю остальную мебель в квартире дед с бабушкой не покупали. Они просто выбрали их для себя на специальном складе, куда доставлялось имущество из квартир, расстрелянных москвичей.

    С этого склада чекисты бесплатно обставляли свои квартиры.

    Под тонкой пленкой неведения, мои счастливые детские воспоминания пропитаны духом грабежей, убийств, насилия и предательства. Пропитаны кровью.» (Владимир Яковлев /Свои/https://www.facebook.com)

     В 1999 году Владимир Яковлев, имея полный пакет акций, как единственный владелец и хозяин, «спекульнул», и продал «Ъ» некому «подставному лицу». Кто наш хозяин - мы в 1999 году, в Коммерсанте - никто не знали. Не знали, кому нас продал этот Владимир Яковлев. Только через несколько месяцев мы в редакции узнали, что наш хозяин известная личность – Борис Абрамович Березовский - спекулянт, вор, мошенник и друг Президента России Бориса Николаевича Ельцина.

     После продажи «Коммерсанта» Владимир Яковлев уехал в город Лос-Анджелес, в США, в секту, якобы учеником к шаману Карлосу Кастанеду. В секте Карлоса Кастаньеды с применением различных естественных галлюциногенов учили отказу от бытовой текущей жизни, отказу от любых форм обычных банальных занятий ради того, чтобы сконцентрироваться на духовной практике, на идеи достижения бессмертия и на том, чтобы развивать в себе удивительные способности.

     Был ли этот Яковлев именно в этой секте Карлоса Кастаньеды, или в какой другой секте – не известно, ведь везде указывается, что этот Карлос умер в 1998 году. Ну, это не важно. Короче Владимир Яковлев спекульнув «Коммерсантом» заработал хорошие деньги и поехал в секту, в Америке.

    Любая секта – это мошенничество ради наживы, путем психологической обработки членов секты. Желательно, чтобы эти члены секты были богаты и хорошо платили главарю секты.     

     Сколько Яковлев спустил в этой американской секте денег, за несколько лет – не известно. Думаю, на эти деньги, несколько квартир у метро Аэропорт в Москве купить можно было бы, для Сергея Подлеснова. Через несколько лет Владимир Яковлев понял, что это эта секта - обман и мошенничество.

     Сейчас Владимир Яковлев философствует на тему того, что он в секте за несколько лет понял. Он понял, что настоящей духовной школой является обычная, банальная, ежедневная жизнь, от которой его призывали отказаться в секте, в Америке. Владимир Яковлев понял, что зло не должно пройти дальше человека. Что надо отвечать здравым смыслом на безрассудство, спокойствием на агрессию, давать свободу тем, кого тяжелее и страшнее всего отпустить, а настоящим и единственным духовным учителем всегда будет мир, в котором он живет и только он.

   По моему мнению, у Владимира Яковлева уже есть талант журналиста, и он очень хорошо пишет, в отличие от меня. Зачем еще что-то искать? Может парня гнетёт прошлое его предков, и он хочет отмыться от этого, или закон Кармы сработал.

    Закон Кармы гласит: «Настоящее - это следствие прошлого и причина будущего. От того, как мы распорядимся плодами прошлой деятельности, зависит наше будущее».

 

ГЛАВА 4

     1998 год. Я нахожусь на втором этаже, в фото отделе, в редакции ЗАО ИД «КоммерсантЪ», на улице Врубеля дом 4, в городе Москве. В это здание редакция переехала с Хорошёвского шоссе в 1992 году. Внутренняя планировка в здании, сделана по желанию нашего бывшего хозяина Владимира Яковлева – на американский манер.

     Заходишь в главный вход здания, где рука вместо ручки в двери, дальше мимо охраны, по лестнице вверх на второй этаж и направо вход в фото отдел. Большая комната, несколько письменных столов, где сидят бильд редактора и их помощники, а слева - стеклянная дверь. За стеклянной дверью кабинет директора фото службы ЗАО ИД «КоммерсантЪ» Андрея Киселева. 

 imgonline-com-ua-2to1-ZQsvHnCtIsaJprtZ.jpg

      Справа, у входа, вешалка с одеждой рядом со столом бильд редактора Юры Дьяконова.

      Дальше прямо идем через комнату бильд редакторов и попадаем в маленький коридорчик.  Справа и слева напротив меня 2 комнаты – это фотолаборатории. Направо по коридорчику комната фотографов, где стоят железные шкафы, в которых хранится фотоаппаратура фотографов редакции, стоят 2 письменных стола, стулья, журнальный столик и диван.  

     В этом здании раньше школа была. Теперь здесь Издательский Дом «Ъ». Чтобы было понятнее – все это пространство редакции были классные комнаты, в прошлом, где сидели ученики. Отдел фото иллюстраций, это помещение класса, поделено на 5 ячеек – 2 фото лаборантские, кабинет директора фото службы, комната бильд редакторов и комната для фотографов. Теперь понятно?

     Прямо с лестницы, через холл напротив, вход в другой класс. Он на 2 части поделен – это тоже фото отдел нашей редакции. Здесь архив с негативами находится и маленькая комнатка для  завхоза фото службы.

     Завхоз Борис Печников снабжает нас фотокоров, дорогостоящей фотоаппаратурой, занимается её ремонтом, если надо, и достает все необходимое для работы лаборантов. Места маловато на самом деле для фото службы, но все умещаются.

     Уже поздний вечер, но домой ехать нельзя. Меня не отпускает бильд редактор Юра Дьяконов. Юра говорит, что для меня есть очень ответственное поручение и важное дело, которое надо сделать. Сейчас придет Эдди Опп и скажет это за важное дело, которое я должна сделать. Потом Юра даст мне  задание на завтра, и я могу ехать домой.

     Пока жду Эдди - пасьянс на компьютере раскладываю и думаю о своем, о важном. От времени съемки будет зависеть мой распорядок дня на завтра. Хоть бы на вечер дали задание, ведь у меня утром занятия в институте. Я учусь на дневном отделении во ВГИКе, на кинооператорском факультете. Мне приходится совмещать работу с учебой.   

    Почти все разъехались по домам, а я сижу одна в комнатке для фотографов. Ну, где же этот Эдди? Долго я еще буду его ждать? Бильд редактора  и их помощники сдают фотографии на верстку. Может быть, кто-нибудь из ребят фотографов придет, и мы в нарды поиграем. 

    Я - фотограф, фотокорреспондент. Пришла работать в редакцию «Ъ» из журнала «Огонёк». Вынуждена была прийти в эту редакцию «Коммерсант» потому, что в «Огоньке» задерживают зарплату постоянно, а жить на что-то надо, покупать все самое необходимое и платить за учебу во ВГИКе. В Коммерсанте все более-менее стабильно с зарплатой, поэтому я здесь и работаю.

    Мне очень жаль было уходить из Огонька, там очень хороший коллектив редакции и очень дружный коллектив в фото отделе, которым руководит  мастер фотографии Геннадий Викторович Копосов.

    В моей стране России хозяина в стране нет, зато есть демократия как в Америке. Второй срок мотает Борис Николаевич Ельцин на посту Президента России. В моей стране все не стабильно. Никому деньги не платят за работу и в редакциях тоже. Если и платят, то черным налом. В стране то забастовки, то пикеты, то война, то теракты, то врывают - сплошной экстрим каждый день, и каждый день что-то плохое происходит в моей стране, поэтому у меня работы хватает. Все газеты каждый день пишут новости и где, какая беда в стране произошла в очередной раз. Я всё это фотографирую и привожу потом в редакцию для иллюстраций.

    Проснувшись утром – страшно включать телевизор. Но странно то, чем больше гибнут люди в моей стране, чем больше горя и проблем в стране, тем больше у меня возможности заработать деньги на этом горе, ведь я фотокорреспондент. Проблемы, горе и смерть – это товар для журналиста.

    Я так мечтала стать фотокорреспондентом и фотографировать жизнь, но все произошло ровно наоборот – только смерть фотографирую и проблемы людей. Куда не приедешь – люди жалуются. Люди не живут, а выживают в стране. В Москве еще более менее нормально и можно найти работу, а вот в других городах, тем более сельской местности - вообще полная жопа.

    В редакции «Ъ» среди фотографов – я одна женщина и пользуюсь авторитетом среди моих коллег потому, что я считаюсь военным фотокорреспондентом. Это прозвище «Военный фотокорреспондент» прилипло ко мне сразу, как только я попала на войну в Чечне в январе 1995 года, когда работала фотокорреспондентом в «Независимой газете». Теперь это прозвище тащится за мной по всем редакциям, как шлейф за платьем.

    Это прозвище «Военный фотокорреспондент» - стало моей визиткой и благодаря моему прозвищу меня возьмут в любую редакцию. Очень много журналистов убивают на войне, поэтому журналисты способные ездить в горячие точки – всегда востребованы. Во всех редакциях Москвы меня знают. Знают по моим фотографиям, которые я привозила из района боевых действий, во время войны в Чечне.

    Все во всех редакциях знают, что я пойду в любое пекло, найду кого угодно, даже тех, за кем охотятся все спецслужбы. Всех и всё я найду, сфотографирую, а потом вернусь живая с фотографиями. Никто никогда меня не спрашивал, как мне все это удается, и почему я всегда живой возвращаюсь. Не спрашивают потому, что  это никому не интересно. Самое главное результат – это мои фотографии.

    У меня огромный военный фотоархив – несколько тысяч негативов, который я на фотографировала в Чечне, во время войны. Этот военный архив меня кормит и он стал моим приданным как у невесты, поэтому любая редакция меня с удовольствие возьмет на работу, чтобы пользоваться моим военным архивом.  В моем архиве есть все абсолютно, что надо для иллюстраций войны в газете.

    Заходит фотограф Эдди Опп. Эдди - мой друг. Я его знаю еще с тех времен, когда работала фото лаборантом в газете «Коммерсантъ» при Сергее Подлеснове. Эдди очень стесняется своей фамилии, поэтому он ее урезал до тех букв – Опп. На самом деле фамилия Эдди не Опп, а Оппенгеймер, но об этом никто не знает. Я однажды смотрела паспорт Эдди и поинтересовалась у него, почему он скрывает свою фамилию? Эдди меня спросил, знаю ли я перевод его фамилии, я ответила, что английский не знаю.

    Наверно, Эдди стесняется своей фамилии, которая переводится «Оппоиграем».

    Мы с Эдди давно дружим, почти 6 лет.  Как только Эдди пришел к нам редакцию и Сергей Подлеснов взял его на работу фотокорреспондентом, Эдди сразу стал всеми предлагать свою дружбу и мне тоже. Я тоже со всеми дружу. Я человек общительный.

     Эдди говорит, что очень ценит дружбу со мной и ему здорово повезло, что у него есть такой хороший и надежный друг как - я. Эдди говорит, что у меня очень много хороших редких качеств. Такие как я - большая редкость среди людей, а уж тем более среди существ женского пола, как говорит мой друг фотограф Эдди.

    По мнению фотографа Эдди Оппа женщины старше 5 лет – все проститутки и существа для секса женского пола. Не только все русские женщины проститутки, по мнению Эдди, но и все французские женщины проститутки - тоже, и все американки тоже проститутки, все бразильянки проститутки, все шведки. Почему у Эдди такое отношение к женщинам, я вам в следующей книге расскажу.

    А я, по мнению фотографа Эдди – не проститутка. Проституткой он меня начнет называть позже, когда я стану его врагом № 1, а сейчас, я для Эдди друг и редкое исключение из его правила. У меня просто внешность женская, а сущность скорее мужская, говорит Эдди и я его коллега, фотокорреспондент, и настоящий друг.

     Во мне, в моем характере, Эдди постоянно отмечает много таких качеств, которые не свойственны женщинам вообще. В моем характере и поведении есть и такие качества, которые редко встречаются у мужчин.

    В июне 1995 года, в городе Будённовск, я с небольшой группой журналистов пошла добровольной заложницей в захваченную чеченскими боевиками больницу. Мы, 12 журналистов,  стали добровольными заложниками у чеченских боевиков, чтобы поменять себя на захваченных людей в больнице, чтобы спасти людей и чтобы их отпустили.  Мусульмане чеченцы тогда захватили более 1000 заложников в больнице и роддоме, а потом  устроили бойню неверных с помощью военной провокации. Это была заранее запланированная, тщательно подготовленная военная провокация мусульман в России.   

     Эдди после этого случая, сравнивает меня с русской женщиной, которая лошадей на скаку остановит и в горящую избу войдет. Эдди смеётся и говорит, что я ещё круче русской женщины из поговорки потому, что я из горящей избы вынесу всех, кто там есть и лошадей тоже.

     Я спасу, если будет такая возможность, но я не идеал, на самом деле и в поведении у меня есть, конечно же, недостатки, которые не всем нравятся. Я очень целеустремлённая, очень упрямая, очень настойчивая. Если я приехала на репортаж, то передо мною нельзя закрывать дверь – я полезу в окно. От меня невозможно избавиться и послать меня на три буквы. Жизнь научила меня выдержки и терпению, поэтому если у меня что-то не получается - я изменю тактику, или подожду и выжду момент - но добьюсь поставленной цели.   

     Если мои недостатки перечислять и посмотреть на них под другим углом – то они станут моим достоинством. Ведь журналист, по моему мнению, именно таким и должен быть. Мои недостатки помогают мне зарабатывать на кусок хлеба, а от моих достоинств – мне одни убытки.

    На самом деле плохо иметь хорошие качества.  Они мешают жить любому человеку. Плохо быть честным, добрым, щедрым, доверчивым, бескорыстным, толерантным, справедливым, порядочным. Таких людей в обществе считают слабыми и называют дураками, и идиотами. Над такими людьми смеются, их не любят, даже ненавидят. Таких людей стараются использовать, а потом обчистить до нитки и уничтожить. Люди никогда не ценят добро и за добро всегда платят злом – это менталитет любого человека.  

    Хорошо и выгодно жить тому человеку, у которого нет совести, который предает, который  нападает сзади, который мошенничает и ворует, который всеми способами наживается, обманывая других. Такие люди всегда богаты и имеют деньги, а если у тебя есть деньги – то тебя все уважают в обществе. Чем больше денег у вора – тем больше у него уважения в обществе от тех, кого он предал, обманул и обворовал.  

    В общем, мой друг Эдди Опп - ценит и уважает меня во всех отношениях как надежного друга и как человека с нестандартным поведением. Эдди ценит меня, что я не такая как все.  

     По роду деятельности, мне приходится много общаться с людьми. Мне нравится говорить с людьми и слушать их, давать полезные советы, жалеть людей, помогать им в трудной ситуации, если есть возможность. Моему другу Эдди  нравится, когда его слушают, поэтому он любит открывать мне свою душу. Я для него как бесплатный психолог, выслушиваю проблемы моего друга Эдди, и мы потом ищем выход из его затруднительных ситуаций. Я в коробочку собираю все его недостатки и достоинства. Просто так. Мы с Эдди часто сплетничаем, обсуждая всё и всех. Я тоже делюсь с Эдди своими проблемами, и мы тоже их обсуждаем. Друзья, одним словом – Эдди и я, а еще мы коллеги по работе.

    Ещё у меня хобби есть - я люблю стричь, поэтому стрижется Эдди у меня. Во первых -  это бесплатно и также как в парикмахерской. Ещё я личная портниха для Эдди. 

     Из-за отсутствия всего самого необходимого в стране СССР, я научилась шить. Шью хорошо, аккуратно и в этом Эдд убедился не раз. Всю одежду себе, я раньше шила сама. Сама составляла выкройки, или переводила их через кальку из разных журналов мод.

     Сейчас у меня нет времени шить, но помочь другу из Америки, который приехал в мою страну и считает каждую копейку – я всегда готова. Эдди ходит в одежде, которую купил еще в Америке. Джинсы у него за шесть лет  пребывания в России все износились, а новые он не покупает, деньги экономит.

     Некоторые штаны для Эдди аккуратно заштопала, не видно, что штопанные.  Некоторые штаны заношены так, что приходится ставить заплатки, из своих старых джинсов. Будет Эдди ходить как Ковбой с заплатками между ног. Вот! Все готово!  Теперь у моего друга Эдди, яйца не будут вываливаться в дырки между ног.

- Спасибо Натача. Хорочо постригла. Мне нравится. И штаны хорочо заштопала, теперь есть в чем ходить.

    Эдди приехал из Америки в Россию и пытается здесь выжить. Мучается парень в России, но в Америку не уезжает. Эдди намучился в Америке. Жалко его.

    Когда Эдди устраивался к нам на работу в «Ъ», в 1992 году и представлялся Сергею Подлеснову как профессиональный гитарист, окончивший Гарвардский университет, работавший в Америке программистом компьютерщиком. Сергей Подлеснов так и не проверил то, что Эдди Опп ему говорил, а я за шесть лет общения с Эдди его проверила.

    Когда я училась в техникуме, в Куйбышеве, на летние каникулы ездила в строй отряд, в Астрахань. У нас был сводный отряд из нескольких учебных заведений и с нами были ребята из Института Культуры. Эти ребята умели играть на гитаре, петь, танцевать. По возвращению из строй отряда, я тоже решила научиться играть на гитаре и брала платные уроки. После 5 занятий я поняла, что у меня нет способностей к игре на гитаре. Гитара, с тех пор, лежит в чехле и путешествует со мной, по комнатам общежития. 

     Во время трудоустройства Эдди Опп представился Сергею Подлеснову профессиональным музыкантом, игравшим на гитаре, но за все время общения с Эдди никто и никогда не видел его с гитарой, и никогда не слышал, как он играет. Вот я, например, умею шить, вязать, стричь и этот навык  у меня остается по жизни. Могу продемонстрировать свои профессиональные навыки в любое время. Если человек играл профессионально на гитаре – то он может в любой момент взять гитару и сыграть, что-нибудь.

    Я знаю ребят, которые играют на гитарах. Гитара – это такой музыкальный инструмент, с которым люди не расстаются, если умеют на ней играть. По настроению они берут гитару, играют и поют для души. Эдди часто приходил в гости ко мне в общежитие. Он жил не далеко, в четырех остановках от меня. Однажды я решила проверить какой Эдди музыкант. Дала Эдди гитару и попросила сыграть что-нибудь. Эдди мне стал рассказывать, что более 15 лет назад он сломал палец и теперь не играет.

- Эдди, но ведь твой палец давно в порядке и перелом на пальце зажил за 15 лет. Давай играй что-нибудь, раз ты профессиональный музыкант.

    Вы знаете, Эдди даже аккорды брать не может. Я за 5 уроков и то знаю, а Эдди нет. Вообще полный ноль и к музыке Эдди не имеет ни какого отношения. На мой вопрос, зачем он всем врет, что он профессиональный гитарист, в прошлом -  Эдди только рассмеялся. Так Эдди и не объяснил мне смысл этого вранья.

    По поводу учебы Эдди в Гарвардском университете, который он якобы окончил с отличием – он тоже наврал. У Эдди нет никаких воспоминаний от учебы в каком-либо учебном заведении, кроме школы. Вот я, например, училась в Куйбышевском Авиационном техникуме, и у меня осталось много воспоминаний, много друзей, и с некоторыми из них я дружу до сих пор. У Эдди таких воспоминаний нет. Эдди ни про здание Университета, либо какого-нибудь учебного заведения рассказать не может. Ни про группу в университете и ребят по учебе не может вспомнить, и сколько их было в группе. Друзей после учебы в университете – у него тоже нет никого. Вообще ничего не мог мне сказать про его учебу в Гарварде Эдди. Зато у Эдди другие воспоминания.

    Однажды у меня в гостях, в общежитии, Эдди вышел из туалета, а моя соседка по квартире пошла в туалет после него и потом стала ругаться на него, что он круг на унитазе обоссал. Эдди разозлился и стал насмехаться над условиями жизни граждан в России. Эдди говорил, что такой ужас только в России можно увидеть, чтобы чужие люди, семьями жили в одной квартире в разных комнатах и пользовались одним туалетом, одной ванной. После этого Эдди разоткровенничался и стал рассказывать про тюрьму, сравнивая мою комнату в общаге с тюремной камерой в Америке. 

    По мнению Эдди, я живу в России, как в тюрьме. Не только я так живу, миллионы людей так живут в России.

    Эдди ничего не знает про условия жизни в Гарвардском университете, зато очень много знает про Американскую тюрьму. Эдди рассказывает про размер тюремной камеры, чем там кормят, какие книги по психологии там есть в тюремной библиотеке и про то, что находясь в тюрьме можно учиться заочно, отправляя тесты почтой, чтобы получить какой-нибудь диплом, тоже почтой. Вот про тюрьму Эдди знает, а про Гарвардский университет ничего не знает. Странно…

     По рассказам Эдди можно понять, что он около года жил в Нью-Йорке. Устроился там на работу, но через несколько месяцев, его с работы выгнали за то, что он стал писать на своего начальника жалобы.

    Эдди говорит, что его начальник в Нью-Йорке был полным идиотом, поэтому Эдди стал писать вышестоящему руководству, как улучшить работу в той фирме, где он работал. Эдди хотел занять место своего начальника, потому что считал, что он лучше начальника работает, но Эдди выгнали. После этого Эдди бомжевал в Нью-Йорке. Спал Эдди на улице, или в переходах. Жил Эдди на те деньги, которые попрошайничал у прохожих, или торговал мужскими трусами и носовыми платочками с рук, выпрашивая деньги. Когда похолодало, Эдди из Нью-Йорка уехал в Бразилию.

    Ещё Эдди рассказывал, что работал 3 месяца программистом в компьютерной компании. Его оттуда тоже уволили за то, что он тоже стал писать на директора жалобы.

    Из-за криминального прошлого в Америке, Эдди не мог в своей стране найти нормальную и высокооплачиваемую работу. Найдя работу, Эдди начинал выживать людей, как кукушонок, поэтому и уехал из Америки. Путешествуя по разным странам, Эдди везде работал официантом, и эта профессия была основной для него, которая его кормила и он мог снимать жилье. Эдди 2 года жил в Париже, во Франции работая официантом.

    До 35 лет Эдди жил как трава «перекати-поле» пытаясь стать человеком в какой-нибудь стране. Но нигде Эдди не был востребован. Эдди жил в Бразилии, Португалии, Франции, Швеции, устраивал там свой быт, заводил отношения с женщинами и пытался пускать там корни, а после рождения детей Эдди все бросал и бежал, куда глаза глядят, как ошпаренный. 

    Трое детей Эдди Оппа (Эдварда Оппенгеймера) живут в детских приемниках в разных странах мира. Почему Эдди бросал своих детей и бежал от них в другую страну, я вам в следующий раз расскажу. 

     Мой друг Эдди идет!

199315_1006019149531_7114_n.jpg 

На фото: Эдди Опп (Эдвард Оппенгеймер)



ГЛАВА 5

- Наташа, ты сейчас занята?

- Нет Эдди, тебя жду. Давай Опп - поиграем в нарды? Я тебя сейчас обыграю.

- Потом поиграем Наташа. Сейчас у меня к тебе очень важное дело. Очень и очень важное, как к настоящему другу. Скажи Наташа, ты мне друг или нет?

- Что за вопрос Эдди?  Конечно я твой друг!

- Наташа, я обращаюсь к тебе как к Настоящему Другу. Раз ты мне друг, помоги мне, пожалуйста! Проверь правильно, ли, здесь написано?  Ошибки тоже надо проверить и распишись в конце. 

- Конечно, помогу тебе Эдди. Давай почитаю. Что ты там можешь написать?

     Мой друг Эдди Опп дает мне стопку распечатанных листов с текстом.

    Акцент у Эдди ужасный, он учит русский язык и живет в России – вот как не нравится Эдди Оппу Капитализм в Америке. В России Эдди стал человеком. Уже 6 лет живет на одном месте, в России! Это рекорд для Эдди. Эдди в России, в столичной редакции «Коммерсантъ» работает, фотокорреспондентом.

    Представляете такую ситуацию в Америке, чтобы пришел русский парень турист, в какую-нибудь редакцию, в столице США, в Вашингтоне, ну например, в газету «The Washington Post», не знающий английский язык с девушкой переводчицей и стал бы рассказывать в фото отделе, что он учился на курсах в МГУ, в России.  Что он профессиональный музыкант - на балалайке раньше играл, но десять лет назад сломал палец и балалайку забросил. Еще русский парень 3 месяца программистом работал, но его выгнали за то, что жалобы на директора писал. Потом показал бы,  русский турист газету «Коммерсантъ», с фотографиями снятые широкоугольником, а девушка переводчица пояснила бы, что фотографии в газете, с перекошенными лицами людей, сделаны русским туристом. Русский турист хочет стать фотокорреспондентом и работать в вашей газете, в «The Washington Post». Потом бы девушка пояснила, что этот русский турист учит английский язык, и первое время она с ним везде будет ходить на фотосъемки, чтобы помогать переводить ему.

    Думаю, никто бы даже в здание редакции газеты «The Washington Post»не пустил этого русского туриста, а тем более никто бы не взял на работу русского парня фотокорреспондентом, чтобы потом всем хвастаться, что у них в газете настоящий русский работает.

    Друг Эдди - турист из Америки, стоит около меня с пачкой бумаги. Листов 30 примерно. Он говорит, что это очень важно для него. Эдди просит меня все прочитать, проверить ошибки и в конце расписаться. Что это? Может это доклад о том, как фотографировать широкоугольником? Может это научный доклад о том, как русские женщины выживают в России при Демократии?

- Что там у тебя, Эдди? Это ты все написал? Ты по-русски писать научился?

- Нет, Наташа, это не я писал. Мне Юра помог написать.   

- Хорошо, Эдди. Давай свою пачку бумаги, я дома все почитаю.

- Нет, Наташа я это тебе домой читать не дам. Это нельзя из здания редакции выносить. Это важные документы. Надо сейчас прочитать. Прямо с названия читай, говорит Эдди-друг, и в конце распишись. «Служебная записка» - это правильно написано? Может «Заявление» надо написать? А может, надо написать «Жалоба»? Как по-русски грамотнее написать. Все правильно должно быть и юридически грамотно. Юра Дьяконов  сказал, что надо так написать. Он уже все ошибки проверял, но я хочу, чтобы ты тоже проверила. Проверила и в конце, на последней страничке, твоя подпись нужна. Число ставить не надо, я сам потом поставлю. Наташа ты же умная... Помоги мне... Пожа-а-алуйста... Наташа ты же мне друг, настоящий друг, а друзьям надо помогать.

     Эдди стоит и юлит около меня. Старается быть вежливым, улыбается и рукой мне по спине гладит, как кошку. Странно... С чего это Эдди, хвалить меня вздумал и подлизывается ко мне? Но я особо на похвалу этого Эдди не расслабляюсь.

    Я, этого американского друга Эдди, за 6 лет общения с ним, хорошо изучила. Всё наоборот, у этого хитрого Эдди Оппа. Если Эдди подлизывается и хвалит – значит, хочет сделать какую-нибудь гадость и подлость. Эдди любит врать. Эдди может предать. Эдди любит писать всякие жалобы и ходить по инстанциям.

    На меня Эдди, однажды, написал кляузу в налоговую инспекцию. Это произошло после Будённовска. Я получила большой гонорар, за эксклюзивную съемку, когда ездила заложницей в автобусе с чеченскими террористами.  Мне пришлось идти в налоговую и все объяснять.

    После беседы с сотрудниками налоговой инспекции, мне посоветовали там, больше не общаться с моим другом Эдди Оппом. Мне там сказали, что Эдди к ним приходил с заявлением на меня, и много им гадости наговорил про меня. Ситуацию с Будённовском - знает весь мир и подлость Эдди, не сработала против меня.

    А как с Эдди не общаться, ведь я с ним работаю. Я вынуждена с ним общаться. Эдди может войти в доверие и сделать какую-нибудь гадость исподтишка. У Эдди Оппенгеймера очень подленькая и поганенькая натура, но я с ним общаюсь, как и с другими моими коллегами.

- Эдди, я не в состоянии это все прочитать, прямо сейчас. Тут много написано, листов 30 – не меньше.  Эту писанину, я до утра читать буду.

- Не читай Наташа. Просто доверься мне и свою подпись поставь. Давай, расписывайся.

     Доверять этому проходимцу Эдди – нельзя. Я это знаю. Расписываться, не читая – не имею такой привычки. Тем более, нельзя ничего подписывать, не читая, если имеешь дело с этим Эдвардом Оппенгеймером.

- Хорошо, я прочитаю Эдди. Иначе не распишусь.

    Читаю то, что мне дал Эдди на 30 листах...

- Эдди... Ты что здесь написал? Что за бред? У тебя с головой все нормально?!  Это вообще читать не возможно! Это, же, мерзость Эдди! Я такую мерзость - впервые читаю. Зачем это надо писать? Где ты этому научился, Эдди?

- А что не так Наташа? Юра друг сказал, что так надо писать. Юра – друг и ты мне друг Наташа, а друзья должны друг другу помогать. Ты только ошибки еще раз проверь, а то вдруг, Юра друг ошибся. Я, эту «Служебную записку», нашему руководству понесу - Владимиру Яковлеву, поэтому ошибок не должно быть. Это очень важный документ!

     То, что Эдди называет «важным документом» - лучше назвать мерзостью в письменном виде. Мерзость на этих 30 листах, на компьютере написана и распечатана на принтере. Одни гадости написаны про нашего директора фото службы Андрея Киселева. В каждом слове - ненависть и злоба. Если бы, кто ни будь, прочитал эту мерзость про нашего директора фото службы Андрея Киселева – он бы сразу стал его ненавидеть. Вот какая мерзость на этих страницах написана.

     Передать ту мерзкую злобу и смысловой стиль злобы, в котором написана эта «Служебная записка» я, наверное, не смогу.  

    Написано примерно следующее: «Генеральному директору ИД «КоммерсантЪ» Владимиру Яковлеву, от фотокорреспондента Эдди Оппа. Служебная  записка. …Директор фото службы Коммерсант Андрей Киселев  плохо выполняет свою работу, безответственный, безалаберно относится к своей работе. Не принимает участия в работе фото отдела. Директор фото службы Андрей Киселев безразличен к просьбам бильд редакторов и фотографов. Юра Дьяконов просил у него то-то, а он не дал. Я Эдди Опп обращался к нему, и он тоже не отреагировал, потому что забыл. Дальше несколько злобных описаний на тему, что директор фото службы Андрей Киселев агрессивный, бесцеремонный, грубый, вульгарный, самоуверенный, лживый эгоист, который никому не нравится в фото отделе, и все в фото отделе от него страдают. Я – фотограф Эдди Опп писал тогда-то директору фото службы Андрею Киселёву жалобу. Нет письменного ответа, на мою жалобу.  Я хочу, чтобы лучше было. Я хочу улучшить работу фото отдела, мой начальник Киселёв не отреагировал, я писал ему заявление, такого числа, месяца, года – он не ответил в письменном виде».

      Дальше на нескольких страницах: «…Директор фото службы Андрей Киселев опоздал на 10 мин установленного КЗоТом времени, ушел на 5 мин раньше... такого числа, месяца, года. Пришел на 12 мин позже, установленного КЗоТом времени... Такого числа, месяца, года опоздал на 17 мин... Не было 1 час 32 минуты... ушел... пришел... ушел... пришел... ушел... пришел, побыл 1 час 54 мин и опять ушел... Не было полдня. ...Такого-то числа, месяца, года - опоздал на 10 мин установленного КЗоТом времени и ушел на 5 мин раньше. Такого числа – месяца – года, пришел на 12 мин позже, ушел на 7 мин раньше установленного КЗоТом времени. Такого-то числа, месяца, года, опоздал на 2 минуты. Не было 2 часа в рабочее время, пришёл и ушёл, пришёл и ушёл, пришёл... ушёл... пришёл... ушёл, пришел, побыл 1 час 22 мин и опять ушёл... Не было начальника полдня с… до...»

    Месяца 3 описано по времени, с точным указанием время пребывания директора фото службы «Коммерсантъ» Андрея Киселева на работе. Там еще полно страниц... Но я это, читать уже не могу.

    В конце «Служебной записки» написано, что Эдди Опп окончил Гарвардский университет, имеет опыт работы руководителем и работал начальником в фирме, в Нью-Йорке, в Париже, в Стокгольме.  Знает английский, французский, португальский, шведский языки и профессиональный музыкант - играет на гитаре».

     Пиздец  полный, а не Служебная записка! Я такой мерзости - в жизни не читала и не представляла, что такую мерзость, вообще, можно написать про Андрея Киселёва!

- Ты что тут написал Эдди!? Когда это ты работал начальником в Нью-Йорке, Париже? Ты что врешь, Эдди? Зачем, вообще, все это написал? Скажи! Да какая мне разница, когда и куда Киселев уходит и во сколько приходит. Он начальник, он сайт сейчас делает, поэтому бегает. Что ему надо от меня надо, всегда подойдет и скажет. Он своим делом занят, а я своим. И все заняты делом. Если у меня есть вопросы, я подойду и скажу Андрей, так и так... Андрей все сделает, если у него что попросишь. Нормальный мужик! Нормальный директор! А это просто подстава какая-то... Ты что Эдди? Что с тобой? Ты написал говно, какое-то... Это мерзость, а не документ! Начальство никогда  не опаздывает. Оно задерживается. Запомни это Эдди! Понял? Такие кляузы, не принято писать. Мне нравится, что у нас директор Андрей Киселёв. Я такую мерзость подписывать не буду!

- А вот у нас, в Америке так положено. Я внедряю Американский стиль работы. 

- Ну, ты же не в Америке Эдди. Ты в России! Езжай в Америку и если найдешь там работу, там и пиши мерзкие кляузы сколько хочешь!

- Наташа...  Ну, хватит тебе. Я же по-хорошему. Там в конце я написал свои предложения и пожелания. Я хочу улучшить работу отдела. Я хочу фотографии продавать. Я хочу, чтобы всем, лучше было и редакции и фотографам...

    Наш директор фото отдела Андрей Киселёв, месяца три назад, проводил собрание всех фотографов и бильд редакторов. На собрании Андрей рассказал, что у нас в фото отделе накопился большой фото архив, который не используется в полном объеме нашим издательством, поэтому он занимается проектированием сайта отдела фото службы, чтобы продавать наши фотографии в другие редакции.

    Андрей рассказал, что мы – фотографы, будем получать 40 % от продажи фотографии, как это принято во всех мировых фото агентствах. Андрей много говорил о практике расценок в других издательствах и агентствах. Просил обратить внимание к технике фото съемки, качеству фотографий и делать дубли, для возможности продажи фотографий в дальнейшем. Андрей говорит, что у нас заметно возрастёт наша зарплата, после продажи наших фотографий. Редакция от продажи наших фотографий тоже заработает деньги, и будут деньги на новую фотоаппаратуру.

    Наш директор фото службы «Ъ» Андрей Киселев, третий месяц бегает с этим проектом сайта, чтобы сделать фото агентство по продажи наших фотографий. Поэтому Андрей отсутствует иногда в редакции. Андрей Киселёв не опаздывает и не отсутствует без уважительной причины – он работает и занимается полезным делом для нас фотографов, и для редакции. Андрей Киселёв очень хороший и порядочный человек. Он хороший директор.

    В конце этой мерзости, на 30 листах, под названием «Служебная записка», которую мне дал Эдди Опп почитать и подписать - написано, что Эдди предлагает продавать фотографии. Эдди предлагает то, что уже делает наш директор Андрей Киселев, и мы все в фото отделе об этом знаем.

- Эдди, но то, что ты предлагаешь тут в заявлении - уже делается. Андрей это делает. Ты лучше помоги ему. Ты извини меня Эдди, но я такую гадость, подписывать - точно не буду!

      Толик Сергеев заходит. Толик Сергеев тоже фотокорреспондент и работает вне штата в нашей редакции.

- Чё вы тут шумите? 

- Наташа не хочет «Служебную записку» подписывать.

- Да ладно тебе... Натах... Подписывай! 

- Наташа, подписявай. Ты же мне друг! Скажи, ты мне друг или нет? Ты что не хочешь мне помочь? Все уже подписали...

- А кто «все» это подписал? Дай посмотрю, кто подписал? 

    Так... Юра Дьяконов подписал, Саша Шестак подписал, Анатолий Сергеев и Дима Азаров подписали – вот и «все», кто подписали. 

- И что Эдди, это называется – «все»? 

- Я, сначала, к друзьям обращаюсь. Друзья меня поддержать должны. Ты подпишешься, а потом и остальные подпишут. Все подпишут, вот увидишь. 

- Эдди, а как ты можешь узнать, во сколько приходит Андрей Киселёв? Тут все по минутам расписано. Ты же на съемки утром ходишь. Ты был на съемке, а написано что Андрей Киселёв опоздал утром на 12 мин.

- Юра Дьяконов все записывал. Мне Юра помогал. Тут всё правда и все точно. Ты, что мне не доверяешь? Я писал Киселеву заявление, и у меня есть его подпись, что он принял заявление, а ответа нет. Мне Киселев ничего не написал. А так не положено.

- А может и есть ответ, а ты выбросил. Это мерзость какая-то Эдди. Ерунда какая-то, понимаешь?  Это что, военный завод и секретный объект? Это редакция,  Эдди! Редакция газеты «Коммерсантъ». Здесь творчество Эдди, а ты мерзостью занимаешься и поставу Андрею делаешь. Самое главное, чтобы фотографии в газете были, а они есть. Все налажено уже и не мешай человеку работать. По делам ездил человек. Он работает. Хорошо работает. У меня нет претензий к Андрею.

- Начальник должен отчитываться перед коллективом, куда и зачем пошел, когда будет. Так положено делать. Вот мне, надо было спросить у Андрея важный вопрос, а его не было на месте. Начальник должен на месте сидеть. Я всегда должен знать, где мой начальник. Вдруг он мне понадобиться. Начальник должен подойти и сказать: «- Я пошел туда, приду тогда». А вдруг наш начальник, по личным делам в рабочее время ходит?

- Зачем это надо? Эдди, ты точно с ума сошел! Моя работа отлажена и я знаю что делать, а если есть вопросы к начальству - я его подожду и скажу. Если мне Киселев срочно нужен, я ему на пейджер скину. Но такого никогда не бывает. Мне совсем не надо, чтобы начальник передо мною отчитывался, куда он уходит и когда придет. Тебе это надо? Мне - нет. Я этот бред подписывать точно не стану. Хоть ты мне и друг, но я в эти игры не играю. Меня Киселев устраивает как начальник во всех отношениях. Толя Сергеев, ты хоть читал, что подписал?

- Нет, не читал. Эдди сказал, подпиши - я подписал. Я Эдди больше доверяю, потому, что Эдди мне друг. А кто такой Киселев? Никто! Ха-ха-ха! 

     Заглядывает бильд редактор Юра Дьяконов.

- Ну что?

- Юра, она не хочет подписывать! – Говорит Эдди.

- Юра дай мне съемку, и я уйду. 

- Подписывай Наташ! Что тебе не нравится? Тебе сказали так надо, значит надо! Давай подписывай быстрее и в нарды поиграем.  Давай чик, чик и все! Давайте... Обработайте девушку как следует... Ха-ха-ха!

     Юра Дьяконов смеется и уходит в комнату бильд-редакторов...

- Нет!  Я не буду эту гадость подписывать. Так нельзя делать, Эдди!

- Если не подпишешь Наташа, ты пожалеешь об этом. Я тебе это, когда-нибудь, припомню.

     Эдди не первый раз мне это говорит. Он любит так говорить. Я вам уже рассказывала, какие Эдди делает подставы и гадости, но не все рассказала. Эдди не только лживый человек по натуре, он еще очень злопамятный и мстительный по натуре. Я это знаю, но особого внимания этому никогда не придавала. Его гадости, мне не мешали по жизни.

    Как бы Эдди не обижался и не злился на меня – он всегда старается поддерживать со мною дружеские отношения. Я без Эдди проживу, а вот Эдди без меня, будет трудновато. Если у Эдди появляется серьезная проблема, он сразу звонит мне, или Юре Дьяконову. Ведь я разрулю любую проблему. Я оперативна и сразу прихожу на помощь. Найду в проблеме то, что другой не заметит. Эдди это знает. Не первый год мы знакомы. Поэтому Эдди быстро мирится со мною, если поругался. Мы считаемся - друзья!

     Я собираю свою сумку кофр. Эдди стоит злиться. Выхожу из комнаты фотографов и иду в комнату бильд редакторов.  Эдди идет следом за мной. Подхожу к столу Юры Дьяконова.

- Юра, дай мне на завтра съемку и я пойду.

- Ты подписала? – Спрашивает у меня Юра Дьяконов.

- Юра, я вообще не хочу на эту тему разговаривать. 

- Ну? И-и-и? Ты подписала?

     Эдди с красным лицом мотает головой, делая знак «нет». У Эдди всегда краснеет лицо, когда он злится или раздражается.

- Нет. Она не подписала. 

     Юра Дьяконов, начинает мне шептать с улыбкой... 

- Дурочка ты, Глупенькая. Надо было подписать. Ты плохо себя ведешь... Не правильно себя ведешь... Ты плохая девочка... Иди... Иди домой и подумай как следует, над своим поведением. Съемки тебе на завтра нет.

- Ну, тогда всем пока!!! 

 320069_239206339473745_297429198_n.jpg

На фото: Юрий Дьяконов (кличка Гнида)


Эпилог

    После этой «Служебной записки», Андрей Киселев стал подходить ко мне и к каждому фотокору в редакции. Андрей объяснял, что ему надо поехать в такие-то фото агентства, чтобы решить производственные вопросы по поводу сайта и говорил, во сколько вернется.

    Я объясняла Андрею, что не надо отчитываться передо мной. Если у меня будет к нему вопрос, я ему сообщу на пейджер. Но у меня нет к нему вопросов, кроме одного. Мне не нравится, как Дьяконов распределяет задания фотокорам.

    Мне не понятно, почему внештатный фотограф Толя Сергеев ходит на съемки,  а мне Дьяконов не дает задания? Почему Дьяконов устраивает наказания?  Мне нужно снимать, чтобы зарабатывать деньги на жизнь.

     Андрей Киселев сделал замечания Юре Дьяконову и Дьяконов обещал исправиться.

     Юра Дьяконов мне сказал, что я наказана за то, что не поддержала их важное дело и не подписала важный документ, а за то, что я пожаловалась на него Андрею Киселёву, он накажет меня еще больше.

     Происходила, какая то крысиная возня в фото отделе нашей редакции "Коммерсантъ", какая-то мерзость и эта мерзость исходила от бильд редактора нашего фото отдела Юрия Дьяконова. Есть такие люди, которые умеют распространять мерзость, типа Юрия Дьяконова. У Дьяконова даже кличка есть в редакции. Дьяконова все называют за глаза Гнидой. С этим прозвищем Юра Дьяконов пришел из другой газеты "Гудок". Гнидой - Юрия Дьяконова окрестили в газете "Гудок".

     На самом деле, в нашем фото отделе «Ъ» организовалась обыкновенная банда, во главе с Юрой Дьяконовом и Эдди Оппом, которая занималась психологической травлей директора Андрея Киселева. Они оба писали мерзости на Андрея Киселева, вышестоящему руководству нашего издания, чтобы Андрея уволили. Цель Дьякова и Оппа была занять место директора фото службы редакции и каждый из них стремился захватить это место. Мошенник Эдди Опп переиграл Гниду Дьяконова и Дьяконов потом Эдди за это отомстил. Как Дьяконов отомстил Эдди Оппу, я написала в следующей книге.

   Короче через 2 недели - Андрей Киселев исчез и в его кабинете стал сидеть Эдди Опп (Эдвард Оппенгеймер). Директор фото службы - это значит доступ к деньгам таким, какие фотокорреспондент никогда не получает. Зарплата в несколько раз больше у директора, чем у фотокора. Еще деньги в виде черного нала, а это несколько тысяч долларов ежемесячно, которыми тоже распоряжается директор. Короче Эдди Опп вырвал себе доходное место с помощью травли Андрея Киселева и мерзких кляуз против него. 

    А еще в нашем фото отделе редакции "Ъ" иногда происходили уголовные преступления, такие как разбойные нападения и грабежи фотографов, ограбления квартир. Эти преступления никто и никогда из сотрудников милиции не смог расследовать. Но это не удивительно. Все знают, что в милиции одни дебилы работают. 

    После того, как Эдди Опп и Юра Дьяконов затравили и уничтожили Андрея Киселева, и Эдди Опп стал директором фото службы «Коммерсантъ», уголовные преступления в фото отделе редакции стали происходить очень часто, практически через 2-3 месяца. Это страшные и зверские преступления и их тоже никто из сотрудников милиции не смог расследовать. Все по той же причине, что в милиции одни дебилы работают. 

     Все преступления, подготовкой которых я была свидетелем и которые произошли при мне, я расследовала и написала про эти расследования в своих книгах. После моих расследований у меня начались проблемы с бандой Дьяконова - Оппа и мне несколько раз пришлось предотвращать убийства, организованные против меня Юрием Дьяконовым и Эдди Оппом. Мне удалось спастись от разбойных нападений на меня бандой Дьяконова и Оппа, но вот от организованных отравлений - мне не удалось спастись.

     Вы можете узнать, что мне пришлось пережить, в какие неприятные и смертельно опасные истории мне пришлось попадать, после того, как я провела серию расследований уголовных преступлений в редакции "Коммерсантъ" прочитав книги: «Ограбление квартиры Эдди Оппа», «Разбойное нападение на Сашу Потапова», «Пуазонъ из редакции». И это не все преступления я написала в книгах. Уголовных преступлений в редакции "Коммерсантъ" произошло в несколько раз больше и ни одно преступление не расследовано.

     Представляете, какие тупые дебилы работают в уголовном розыске Москвы, Московской области, да и всей России. 

     Всем пока! До встречи, в следующей книге.

     Наталья Медведева.

 I am_IRAK.JPG

На фото: Я - Наталья Медведева среди женщин (Болотные арабы) Ирак, февраль 1997 год. 

 


Характеристики

  • Форматы epub, fb2, mobi, pdf, txt, lit, tcr, azw3, doc, docx, lrf, pdb

Добавьте комментарий

Ваша оценка
Комментарий

Комментарии

08.11.2019 18:13:10

Шикарно!

Заказать звонок
    Корзина
    нет товаров